Информационно-аналитическое издание

2 мая. Одесса скорбит и молится

Версия для печатиВерсия для печати

2 мая в Одессе начинается поминальными богослужениями во всех храмах епархии, а также на Куликовом поле. Проход к Дому профсоюзов открыт с 7 утра. Предварительно территорию проверили на предмет взрывчатых веществ. Как объяснили в полиции, данные меры были предприняты превентивно, не дожидаясь «телефонных минеров». Площадь огорожена металлической сеткой с пунктами пропуска, которые оборудованы металлоискателями, по периметру дежурят курсанты института МВД. Также замечены кинологи с собаками. Одесская полиция с 28 апреля и  по 10  мая  работает в усиленном режиме,  в город введено 2,5 тысячи силовиков, улицы патрулируют  бойцы Нацгвардии и СБУ.

На границе с ПМР - усиленный режим. Но одесситам  нет дела до этих мер запугивания жителей города, так и не ставшего украинским. Одесситы 2 мая молятся и скорбят.

Вечная память…

Прошло четыре года со дня страшной, невероятной по жестокости трагедии. Сегодня уже ясно, что основной целью боевиков, специально привезенных в Одессу 2 мая 2014 года, был именно палаточный городок на Куликовом поле. Его уничтожение было согласовано между тогдашним одесским губернатором Немировским и киевскими  властями. Общеизвестно, что тогда инструктаж для украинских  националистов проводил лично Парубий,  ныне спикер Верховной рады. Да и неонацистская группировка С14 открыто заявила о своем  сотрудничестве с СБУ при проведении показательной карательной акции 2 мая в Одессе. Причина - самые  массовые акции антимайдана и сторонников федерализации Украины.

* * *

Все это стало известным не благодаря работе дознавателей и прокуроров. Следствие по «делу 2 мая» вообще провалено. Единственный доказанный эпизод – это расстрел евромайдановцем Ходияком из охотничьего ружья участников уличных столкновений. Однако убийца, представ перед судом, остался на свободе, т. к. на судей было оказано беспрецедентное давление. И уголовное дело этого «патриота Украины» отправили в Киев на дополнительное расследование.

Закончился фарсом судебный процесс над девятнадцатью  антимайдановцами, пятеро из которых провели три года под арестом в одесском СИЗО. 18 сентября 2017 года  коллегия судей районного суда г. Черноморска (Ильичевск) Одесской области вынесла приговор: оправдать всех обвиняемых в уличных беспорядках в Одессе 2 мая 2014 года и освободить их в зале суда. Однако в заложниках украинской власти все еще остаются россиянин Евгений Мефедов и одессит Сергей Долженков: теперь их судят по обвинению в «сепаратизме».

Продолжается и процесс по уличным беспорядкам 2 мая. Он перенесен в г. Николаев.

Возбуждены уголовные дела по бездействию милиции и пожарных.

Да только и всего.

Процессы тянутся, никто не наказан.

* * *

Мониторинговая миссия ООН по правам человека обнародовала в «Фейсбуке» пятиминутное видео к годовщине «одесской Хатыни». Оно состоит из интервью с родственниками погибших и пострадавших, а также содержит комментарии проукраинских активистов, которые отслеживают результаты расследования этого преступления.

Председатель этой миссии на Украине Фиона Фрейзер заявила: «Четыре года спустя все говорят об одном - неспособности правосудия. Судебные процессы затягиваются, расследование неэффективно, безнаказанность продолжается. Я обсуждала эту ситуацию с правоохранителями. Лица, виновные в смерти 48 человек, должны быть привлечены к ответственности. Справедливость должна быть установлена ​​для жертв и их семей. Общество должно знать правду».

Но эти слова так и остаются словами.

Нынешние киевские правители никак не реагируют – не будут же они судить и наказывать самих себя…

Убийцы приближаются. Фото из Дома профсоюзов 2 мая 2014 года

Да и основное преступление, совершенное 2 мая, - массовое убийство, сожжение заживо мирных граждан в Доме профсоюзов - практически не расследовано.

Результаты экспертиз засекречены. Следствие отчиталось, назначив виновным в трагедии  активиста антимайдана, члена организации офицеров «Честь имею» Ю.М. Трофимова. Он ввел людей в Дом профсоюзов: беззащитные одесситы надеялись укрыться в нем до прихода милиции от  озверевшей толпы националистов, а также от пуль снайпера, засевшего в здании  облгосадминистрации, расположенном напротив.

Когда в окна полетели коктейли Молотова и гранаты с каким-то удушающим веществом, когда загорелась входная дверь, люди бросились в противопожарный уголок и увидели, что шланги разрезаны, а здание вообще отключено от водоснабжения.

Это была специально подготовленная ловушка, унесшая жизни десятков человек. Официально в Доме профсоюзов насчитали 42 жертвы, 200 раненых. Шесть одесситов были убиты прицельным огнем во время уличных столкновений в центре города.

Это нельзя забыть…

В аду, устроенном «украинскими патриотами», удалось выжить только тем, кто смог выбраться на крышу здания. Они видели, как националисты дубинами  и цепями добивают тех, кто смог выбраться из пылающего здания. Некоторых людей, раненных, обожженных и шокированных всем происходящим, заставляли ползти по т. н. коридору позора. Милиция не препятствовала, некоторые даже ухмылялись…

Ночью с крыши выживших снимала милиция и препровождала в горотдел на ул. Преображенской. На следующий день под этим зданием собрались   тысячи одесситов и потребовали освободить арестованных. Требование было  выполнено.  

Утром 3 мая Ю. Трофимов также дождался прихода милиции. Его извлекли из металлического ящика на чердаке Дома профсоюзов. В  своем укрытии Юрий Маратович считал выстрелы, раздававшиеся внутри здания, слышал, как перемещались боевики по этажам и добивали выживших, как они же занимались мародерством.  Выйдя из укрытия, он увидел, что на крыше были аккуратно расставлены новенькие бутылки с зажигательной смесью. Трофимова вывели через главный вход, по пути пришлось переступать через обугленные трупы.

Сегодня Ю. Трофимов – один из основных свидетелей по делу, возбужденному Следственным комитетом РФ.

* * *

Что говорить о расследовании, если даже память о погибших 2 мая никак не увековечена. Одесситы своими силами и средствами изготовили мраморный памятник с именами  невинно убитых, но его  в одну из ночей стащили националисты. Где он теперь, неизвестно. Также они поступили с баннером с именами и фотографиями 48 жертв. Но баннер легче восстановить, чем  памятник. Теперь его просто приносят на каждую траурную акцию.

Память о погибших 2 мая увековечена так

Дом профсоюзов по-прежнему огражден металлическим забором. Но внутри он уже почти полностью  отремонтирован. Обкому профсоюзов удалось отстоять здание – киевские власти стремились сделать в нем штаб ВМСУ. Так они  надеялись стереть память о своем преступлении. Но не вышло. По воскресеньям, несмотря на террор СБУ и провокации националистов, несмотря на аресты и обыски, здесь продолжаются собрания куликовцев.

В Одессе  2 мая - официальный день траура, на зданиях приспущены флаги города с траурными лентами. Государственных сине-желтых полотнищ нет. На Куликово поле целый день идут и идут люди, одновременно на площади находится где-то 400-500 человек. Растет количество принесенных цветов, их укладывают рядами, постепенно эти ряды превращаются в валы.

Ближе к середине дня проснулись националисты. Несколько особей с ржанием и гоготом принялись снимать происходящее у Дома профсоюзов, очевидно, провоцируя собравшихся одесситов. Но потасовки не произошло - в Одессе работает т.н. полиция диалога, по идее, она должна предотвращать стычки. Относительно спокойно прошла и традиционная акция куликовцев – митинг-реквием: зачитали краткие биографии всех сорока восьми погибших, а затем запустили в небо и черные шары – символ скорби, и белых голубей – символ мира.

Одесситы приходили к Дому профсоюзов весь день и вечер, пока был разрешен доступ,  причем шли целыми семьями, с детьми. Полиция насчитала 2 тысячи человек, но это явно заниженная цифра.

Митинг-реквием

На этом фоне «марш украинского порядка», объявленный сразу несколькими организациями украинских националистов, выглядел кощунственным.  Характерно, что активисты «Нацкорпуса» вели прямой стрим-репортаж, во время которого один из прохожих сказал, что «участники  этого марша не одесситы, для одесситов 2 мая – это трагедия».  Этот «марш» прошел под охраной сотен полицейских и нацгврадейцев.

Трудно сказать, кого было больше. Смеют ли «патриоты» говорить, что они «остановили русскую весну и победили русский мир в Одессе»?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору