Информационно-аналитическое издание

Агент Илья Муромец, или Майдано-вашингтонское иго

Версия для печатиВерсия для печати
Экспертный совет при Госкомитете телевидения и радиовещания Украины официально запретил ввозить в страну книги из России, представляющие угрозу национальной безопасности. Среди особо опасных книг указываются две – "Илья Муромец и Соловей-разбойник: сказки о русских богатырях", а также "Богатырские русские-сказки".  
 
Из ленты новостей.
 
На Руси родной,
На Руси большой 
Не бывать врагу,
Поднимайся, встань,
Мать родная, Русь.
 
С.Прокофьев, В.Луговской, кантата  «Александр Невский».
 
Дети! Скажем вам відверто:*
Сказки – ложь. И, как дурман,
Запретил совет экспертный
Этот «путинский обман».
Но, жалея вас, ребята,
Я припас один сюжет.
Вы же в том не виноваты,
Что продажен нацсовет.
 
Как-то раз, во время оно
Через рощи и поля
Шёл недавно запрещённый
Славный богатырь Илья.
Вдруг он слышит свист как-будто.
Глядь! На дубе, средь ветвей,
В прошлом крепко майданутый
Восседает Соловей.
Он когда-то был разбойник,
Было в нём немало сил,
Но «майдан» наш недостойный
Удаль резко погасил.
И уйдя от «правосеков»,
Полюбил он жить в глуши.
Вот заметил человека:
– Эй, Илюша, не спеши!
 
Ты куда? – Иду на Киев!
Кто там правит нынче? Князь?
– Правят, брат, теперь такие,
Что рифмуются на «мразь».
Ты, я вижу, из былины
Только вышел, чистый лист.
А слыхал про Украину?
Тут раздался хрип и свист.
Кашель! Всё внутри клубилось
У больного Соловья.
– Не слыхал. Ах, сделай милость,
Расскажи! – сказал Илья.
 
Соловей утих. Сел рядом.
И поведал, как Баян.
– Перестал быть Киев градом.
Стал дешёвый балаган.
Скачет там теперь по крышам
Нагловатый фрик один.
Для подельников он Миша,
А по паспорту грузин.
– Что ж, он псих или убогий?
Так сказали б, не балуй!
– Псих? Наверное, немного.
Но по сути он – холуй.
В Украине правят янки –
Волки штатовских краёв.
Порошенко, хоть и пан там,
Тоже ведь из холуёв.
Янки - это вроде пьявок.
Присосались, дав кредит.
А теперь стравили шавок
И глядят, кто победит.
У Петруши есть опричник.
Для юристов он – позор.
А Петру он – кум и личный
Генеральный прокурор.
С бодуна, почуяв тему,
Он решил брать на испуг.
И наехал на Найема,
Лещенко и Залищук.
Чтоб увидел Трамп-хозяин,
Кто там главный полицай.
– Стой, Соловушка! Нельзя мне…
Бледен стал Илья с лица.
– Что-то это мне не мило, –
Признаётся богатырь, –
И так, знаешь, затошнило!
– Вот возьми-ка нашатырь.
 
Дети! Вы, наверно, в сказке
Ждали от богатыря,
Что помчит он без опаски
В бой на Киев? Это зря.
Он, конечно, рыцарь дивный,
Города он брал, как приз.
Но бывает так противно
Там, где хаос и нацизм!
Убежал бы за три моря,
Будь ты стар или юнец.
Впрочем, кто-то и поспорит.
Да и сказке не конец.
 
Выступая, будто пава,
В белом платье налегке
Вышла дева из дубравы.
С яркой книжкою в руке.
– Почитай-ка, брат Илюша,
Про дела богатырей.
Верю, правда тронет душу.
Да вникай же, поскорей!
Взял Илья у девы книгу,
Молвил: «Господи, спаси»,
И узнал, как свергли иго
Добры молодцы Руси.
Устыдился на минуту
Своей слабости Илья:
– Нет, не править майданутым!
Хвать в охапку Соловья.
 
Мчит он к киевским воротам,
Соловью велит: «Свисти!»
А тому уже охота
Нечисть подлую смести.
Он уже опять разбойник,
Крут (куда там Робин Гуд!)
– Эй, майдановский отстойник!
Глянь, Илья, как побегут!
Засвистел, что было силы
(Сила вновь была при нём).
Миг! И ветром уносило
Весь майдановский дурдом.
Мишико, Турчинов, Гройсман
Вдаль летели, як сміття.**
Генеральный наш пропойца
«Щэ нэ вмэрла» пел, летя.
Все госдеповские смерды,
Пан Ляшко, прервав обед,
А за ними вслед экспертный
И продажный нацсовет…
 
Вот такая, дети, сказка.
Знаю, тоже запретят.
Но не трусь, малыш, будь ласка.***
Пусть они там, как хотят.
Нам недолго жить под гнилью.
В сердце русский дух неси,
Помня: сказки часто былью
Становились на Руси.
 
*Відверто (укр.) – откровенно.
**Як сміття (укр.) – как мусор.
***Будь ласка (укр.) – пожалуйста.
 
 Художник – Илья ГЕЛЬД
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору