Информационно-аналитическое издание

Барная стойка украинского политикума

Версия для печатиВерсия для печати

То, что Украина страна пьющая, знают по всему миру. Во франкфуртском аэропорту эту аксиому подтвердил будущий генпрокурор Луценко, в своих мемуарах украинское пьянство описала нардеп Надя Савченко, а президент Порошенко в принципе уже нигде не появляется трезвым. Пьют депутаты, пьют побратимы в АТО, пьют реформированные полицаи.

Алкогольная терминология входит в политические характеристики Украины. Например, вполне понятно воспринимается такое суждение: «”Ректификация” власти в перегонном кубе майдана только повысила градус ее отвратительности».

Дошло до того, что в политической полемике появился новый тренд – сравнивать окружающих с алкогольными напитками. Ну как минимум этот тренд предложил  Михаил Саакашвили, а он в трендах разбирается, как и в тостах.

В своем последнем обращении экс-президент Грузии сравнил Януковича с водкой, а Порошенко с пивом.

«Есть алкоголь. Мы все знали, что Янукович бандит. Есть виски, когда ты пьешь водку или виски, организм мобилизуется, восстает, защита включается, потому что организм понимает, что это яд и отрава. Знаете, какой самый опасный алкоголь? Пиво. Когда ты пьешь пиво – оно всего 12 градусов, – организм думает, что это пища, и ты принимаешь все больше и больше, и больше. Вот Янукович – это была водка, это был виски, это была бормотуха какая-то. Порошенко – это пиво. И похмелье после него будет очень тяжёлым», – заявил Саакашвили.

Пиво, по мнению грузинского алкоголезнавца, намного опаснее для организма, нежели водка, поскольку все думают, что это лёгкий напиток, и игнорируют его опасность. Хотя организму от пива хуже всего, но не сразу, а из-за последствий.

Грузинские метафоры позволили по-новому взглянуть на украинский политикум, напоминающий брагу, дающую на выходе настоящий политический самогон.

Самого автора метафор можно сравнить с грузинским вином, но оно требует покоя и многолетней выдержки, которая отсутствует у самого Саакашвили. Да и суетная политическая карьера грузинского президента и одесского губернатора подтверждает, что он просто - контрабандная чача, резкая и дурная, от которой даже крыша едет. А если эту чачу еще и с американским вискарем…

Кстати о виски. Их хватает и в МИД, и в парламенте. Их даже так называют «вискарики» - Сергей Лещенко, Света Залищук, Егор Соболев, Мустафа Найем, хотя о последнем говорят, что туда постоянно подмешивают гашиш, который «вставляет» до самых невероятных фантазий. Сначала в Европу тянет, потом в Америку. Так что не зря в парламенте говорят, что Мустафа это джин.

Шотландских и ирландских вискариков в Киеве почти нет, только американские.

Что касается Порошенко, то вряд ли это пиво, скорее, это обычный бессарабский спотыкач, который выгоняют из забродивших гниловатых яблок, слив и конфет. Все знают, что спотыкач здорово бьет в голову, заставляет сначала скакать, потом петлять, спотыкаться и падать. Спотыкач – гарантия мерзкого похмелья, даже от небольшой дозы.

Генпрокурор Луценко - однозначно портвейн, кондовый, с заводским социалистическим прошлым. Его называют не «три семерки», а «две шестерки», намекая на самого Юрия и его жену Ирину, представляющую президента в Верховной раде. Портвейн, когда его много, кричит «Кучму геть!», устраивает драки в аэропортах и называет себя «телминатолом». Портвейн часто мешают со спотыкачем, что приводит к  кошмарной абстиненции.

А вот Янукович, если и водка, то бодяжная и разбавленная. Такую не пьют даже в Ростове-на-Дону. А русской водки на теперешней Украине нет – непатриотично.

О премьер-министре Гройсмане надо сказать отдельно, потому что он один олицетворяет знаменитую изюмную пейсхаковку со знаком кашрута. Для ее изготовления нужен хороший кошерный изюм, чистая винницкая (как исключение пойдет и бердичевская) вода и сладкий, как обещания роста ВВП, сахар. Причем Порошенко настаивает, что сахар можно заменять леденцами «Рошен». Гройсман слушает, но остается верным сахару.

Аваков, конечно же, армянский коньяк. Точнее бренди, произведенный и разлитый в гаражах на харьковской Салтовке, от него становишься буйным и кидаешься стаканами. 

Надежда Савченко – это Текила, колючая как кактус, употреблять которую можно лишь с солью и лимоном.

Яценюк – слобоалкогольный напиток, когда в американскую колу добавляют немного польской водки, а Турчинов  - это ритуальный баптистский коктейль «Кровавый Мэрий», где смешан алкоголь и человеческая кровь.

Юлия Владимировна  - тоже коктейль с одноименным названием «джулеп». Говорят, что с арабского это переводится как розовая вода, но с украинского – «Юлия лепит». Коктейль состоит из обязательного заокеанского бурбона и различных добавок по вкусу и ситуации. Классифицируется как «лонг дринк». Джулеп иногда «бьет по ногам», да так, что приходится передвигаться на коляске.

Пиво – это Ляшко. Шипучее, дурное, липкое, часто разведенное.

Кличко – это крепленный херес. Название трудно объяснимое, но просто звучащее. После хереса в завтрашний день не все могут смотреть. Вернее, смотреть могут не только лишь все, мало кто может это делать…

Билецкий – это шнапс, изготовленный из разнообразных овощных очисток. Невкусно, шумно,  но - выпил и порядок. Новый.

Садовый и часть львовских депутатов напоминают польскую наливку «Жовонткова гошка» (Zoladkowa Gorzka), с горьковатым привкусом разочарования и тлеющих мусорных свалок.

Ющенко – это, безусловно, медовуха, которую пить надо аккуратно, ибо она действует не только на сознание, но и на стволовые клетки, что потом отражается на лице, семье и стране.

Парубий, которому пить нельзя, ибо у него справка, все равно употребляет слабенькое, отчего он похож на бехеровку, жесткое название которой отражает суть Парубия, а его дикция позволяет звучать непонятно, но мягко – бехельоука.

В украинском Генштабе и группе «Информационное сопротивление» Дмытра Тымчука собрались абсенты. Полынь и туйон, настоянные на спиртовых «хвостах», оставшихся от первой очистки, превращаются в настоящие галлюциногены, как указано в рецептуре, «зачастую приводящие к неконтролируемой агрессии совместно с опьянением». Отчего и видится непрекращающаяся российская агрессия, бронеподводные дивизии бурятской кавалерии и якутские военно-воздушные лыжники.

Фарион, Тягнибок, Бенюк, Михальчишин и вся ВО «Свобода» – это западенская выгонка, противный запах которой смягчают кизяком карпатских овечек и травами, собранными на Говерле. Выгонка пьянит сознание, заставляет  болтать исключительно на мове, а после пятой рюмки – гавкать на москалей и призывать Бандеру.

Конечно, среди напитков есть и те, что условно можно назвать напитками, но они существуют. Это боЯРОШник  и тройной одеколон (Сема Семенченко, казак Гаврилюк и сотник Парасюк). Как говорится – за неимением лучшего.

Таков вот политический алкоголь  для страны, уже четвертый год находящейся в запое.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору