Информационно-аналитическое издание

Чего ждать Украине от Турции?

Зеленский в Турции
Версия для печатиВерсия для печати

Визит президента Украины Владимира Зеленского в Турцию и его переговоры с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом завершились подписанием договора о сотрудничестве между Торгово-промышленной палатой Украины и Комитетом внешнеэкономических отношений Турции, а также заверениями в скором введении зоны свободной торговли (ЗСТ) между двумя странами.

О ЗСТ первым заговорил Эрдоган: «Пришло, наконец, время довести до конца переговорный процесс относительно подписания соглашения о зоне свободной торговли, который длится уже много лет».

«Много лет» – ключевое словосочетание в этой фразе. Соглашение о турецко-украинском экономическом партнёрстве подписано в рамках деятельности Делового союза в далёком 1991 году. А ещё в 2012 году тогдашний президент Виктор Янукович поставил задачу своему министру экономического развития Петру Порошенко договориться с Анкарой о ЗСТ. Потом грянул 2013 год, кровавый государственный переворот в Киеве и разворот Украины в 2014 году на Запад. Членство в Европейском союзе ныне является стратегической целью Киева, но это, скорее, можно назвать стратегической мечтой. За прошедшие с момента переворота  пять с половиной лет Украина ближе к ЕС не стала, потому и приходится Зеленскому искать торговых партнёров на востоке.

В отношениях с Турцией нынешняя украинская власть пользуется дипломатическими заготовками прежних домайданных властей. И если бы не события на рубеже 2013-2014 годов и последующая гражданская война, соглашение о ЗСТ было бы уже давно завершено. В 2008 году товарооборот между Украиной и Турцией составлял $8 млрд. Но благодаря перевороту украинское государство в 2019 году стартует в отношениях с турецким государством с худших позиций, чем 11 лет назад: сейчас товарооборот не превышает $4 млрд, его потребуется увеличить вдвое, чтобы выйти на уровень 2008 года.

Соглашение о ЗСТ должно было быть подписано в 2016 году, потом сроки подписания переносились на 2017 и 2018 годы. МИД Украины утверждает, что соглашение готово на 99% и будет подписано до конца 2019 года. Выгодным для украинской стороны моментом является перевес экспорта над импортом, то есть Украина продаёт Турции больше, чем покупает у неё (в среднем разница составляет $1,5 млрд). Турецкий берег для Украины – один из источников поступления твёрдой валюты для погашения долговых обязательств перед западными кредиторами.

Невыгодным для Украины моментом является перевес необработанной продукции в структуре экспорта в Турцию. Основной объём украинского экспорта в Турцию – чёрные металлы, руды, древесина, зерно, масло, жиры, одним словом, сырьё. Основной объём импорта из Турции на Украину – машинное оборудование, транспортные средства, пластмассы, то есть товары повышенной стоимости. Изменить структуру экспортно-импортных отношений Киеву вряд ли удастся, учитывая плачевное состояние украинской экономики и оскудевающий с каждым годом промышленный потенциал.

В отличие от Украины, увеличение продукции промышленного производства является экономической целью Турции. В переговорах с Киевом она выступает за снижение тарифных барьеров на поставки этой продукции. Анкара хочет значительно увеличить поставки обработанной продукции Украине, при этом уровень тарифной защиты в Турции для сельхозпродукции (важной составляющей украинского экспорта) выше, чем на Украине, – 42,7% против 9,2%. А вот для промышленной продукции уровень тарифной защиты в Турции ниже, чем на Украине, – 3,7% против 5,5%. Это из-за того, что турецкая промышленная продукция более конкурентоспособна, чем украинская. Потому Турция и настаивает на снижении тарифных барьеров.

Киев же в рамках планируемой ЗСТ добивается снижения тарифной защиты, чтобы получить возможность нарастить поставки в Турцию аграрной продукции. Это означает продолжение следования по пути аграрной «сверхдержавы» без акцента на рост промышленности. Ранее Анкара предлагала Украине поставлять продукцию с полей и садов в соответствии с квотами для ЕС, разделив их на 28. Объяснение такое: в ЕС 28 стран, Турция – одна, на неё должна приходиться 1/28 часть украинского сельхоз-экспорта. Это мизерный объём, но в солнечной Турции и своего продовольствия хватает.

Официальные отчёты администрации Зеленского не раскрывают подробностей готовящегося соглашения о ЗСТ. Удалось ли Киеву добиться увеличения квот на свою продукцию и снижения для неё уровня тарифной защиты? Будет ли Киев снижать уровень тарифной защиты для продукции турецких промышленников?

Мы не знаем, но это маловероятно. Украина не обладает таким экономическим и политическим потенциалом, который бы позволял ей продавливать выгодные для себя экономические соглашения. Вероятней всего, сотрудничество с Анкарой будет строиться по формуле «на безрыбье и рак рыба». Киев готов на сделки с любым партнёром (кроме России), чтобы залатать огромные прорехи в бюджете из-за соглашения об ассоциации с ЕС, подписанием которого, напомним, евромайдан обещал махом решить все экономические проблемы в стране.

В прошлом году Эрдоган заявил о намерении постепенного отказа от расчётов в долларах в международных торговых сделках, в том числе с Украиной, и перехода на турецкую лиру. Причина – давление Вашингтона на Турцию в вопросах внешней политики и экономики. Киеву придётся либо уговаривать Анкару торговать в гривнах, либо соглашаться на торговлю в лирах.

К евро у Эрдогана отношение тоже негативное. В 2018 году, обращаясь к гражданам, он сказал: «Если вы храните под подушкой доллары, достаньте их. Если у вас есть евро, достаньте их. Сразу же обменяйте их в банках на турецкие лиры. Делая так, мы ведём войну за свою независимость и будущее».

Хватит ли у Киева смелости заявить об отказе расчётов в долларах и евро во имя своей экономической независимости? Сомнительно.

Есть у турецко-украинского сотрудничества и политическая грань. Зеленскому не удалось театральными ужимками и браслетами с именами задержанных в Керченском проливе украинских моряков навязать Эрдогану роль такого же шута. «Если каждый раз надевать браслет, места на руках не останется», – отреагировал глава Турции на эпатажные слова Зеленского о том, что он не снимет эти браслеты до тех пор, пока моряки не вернутся на Украину.

Но заявление о том, что Анкара не признаёт российский статус Крыма, Эрдоган озвучил. Украинская пресса преподнесла это как жест солидарности Турции с Украиной, явно сгустив краски. Руководитель турецкой партии «Ватан» Догу Перинчек, комментируя крымский реверанс Эрдогана, указал, что предназначался он для крымских татар в Турции, а вовсе не для Киева.

Крымские татары в Турции – третий по численности народ после турок и курдов (около 5 млн человек). Это мощный электоральный ресурс, и Эрдоган на фоне политических встрясок, случившихся в Турции в последние годы (попытка госпереворота в 2016 году, ссоры с ЕС из-за отказа Турции в членстве в ЕС, ссоры с США из-за позиции по Сирии, российско-турецкому газопроводу «Турецкий поток» и покупки у России ракет С-400) старается привлечь его на свою сторону.

У Турции и России разный взгляд на многие позиции международной политики, в том числе по Крыму, но Россия остаётся для Анкары не только экономическим, но и политическим партнёром. Москва и Анкара вместе обсуждают проблему Сирии, вопросы энергетического сотрудничества и другие. Товарооборот между Турцией и РФ составил в прошлом году $25,4 млрд, это в шесть с лишним раз больше, чем с Украиной.

Освещая визит Зеленского в Турцию, пропагандистская машина Киева переоценила антироссийский настрой Эрдогана.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru