Информационно-аналитическое издание

«Черный ворон», я не твой

Версия для печатиВерсия для печати

«Их называли бандитами, разбойниками, головорезами и даже запретили вспоминать их имена, чтобы стереть из памяти ту идею, за которую повстанцы жертвовали своими жизнями. Конечно, они стреляли, вешали, жгли, уничтожали — но кого?»

Это — анонс из Интернета книги В. Шкляра «Черный ворон», которая в эти весенние дни вновь оказалась в центре событий на Украине.
  
Ворон ворону глаз не выклюет…
 
В лесу Холодный Яр, что в Черкасской области, состоялся слет поклонников писателя Василя Шкляра, который успел прославиться сразу несколькими фактами своей биографии. В 2009 году он выпустил книгу «Черный ворон», где подробно описывает, как «хорошие повстанцы» в 1921 году под корень вырезали «плохих кацапов и жидов». В 2011 году автор закапризничал. Узнав, что за роман он номинирован на Национальную премию им Т. Шевченко - самую престижную из существующих на Украине, составляющую в денежном эквиваленте 250 000 гривен (более 31 000 долларов США), он согласился принять ее… Но с одним условием. И без излишнего политеса номинант в лауреаты рубанул президенту: не возьму, дескать, премию, пока не снимите с поста министра образования Д. Табачника. 
 
В. Шкляр: не возьму премию «пока министром образования является украинофоб Табачник!»
 
Хроника перерастания каприза в новую волну антирусских настроений достаточно красноречива. Пресса разнесла весть о том, что Шкляр отказался от премии, «пока министром образования является украинофоб Табачник» (формулировка В.Шкляра). На самом же деле от денег Шкляр и не думал отказываться. Оказывается, он обещает их взять — но не сейчас! Растроганный поступком коллеги, самый модный украинский писатель Юрий Андрухович поспешил кинуть клич на сбор «народных средств» для Шкляра, чтобы «компенсировать» недополученное. Деньги были собраны и вручены довольно оперативно, для чего Шкляр пожаловал на историческую родину своих персонажей, на Черкасщину.
 
«Конечно, они стреляли, вешали, жгли, уничтожали — но кого?» — вопрошает анонс.
 
Я не поленился, открыл книгу и прочел, кого именно. Оказалось — «кацапюр и жидов».
 
Глупо было бы уличать автора книги во всех смертных грехах и привлекать к ответственности за анонс в Интернете. Мало ли кто и как анонсирует книгу? Однако, ознакомившись с текстом, понял: эта микрорецензия точнейшим образом передает пафос опуса. «Черный ворон» — это действительно роман о том, как надо убивать «оккупантов» — русских и евреев, не дающих хорошо жить украинцам. Русских «черные казаки» узнают по «рогатым буденовкам», а евреев — по «волооким» глазам и кривым ногам.
 
Кто скажет, что это не фашизм — пусть первым бросит в меня увесистым томом данного «романа».
 
А другого-то в книге и нет ничего! Дела бы нам до всего этого бульварного чтива с элементами мягкого порно не было никакого, если бы чудовищная «легкоусвояемая» прививка национальной вражды и ненависти не навязывалась бы сегодня в больном, расколотом украинском обществе так настойчиво. Но сначала — о самой вакцине.
 
 
«Птица ты иль дух лукавый?»
 
Роман-передергивание, роман-инсинуация начинается показательно провокативно. В первом же абзаце говорится о четырехлетней войне, которую в 1917 году «Россия развязала против Украинской Народной Республики», украинцы-де давали отпор «российским оккупантам». Читателям (а ими, к сожалению, сегодня является огромное количество школьников – ибо роман передается бесплатно в библиотеки школ, вручается, как приз, на конкурсе чтецов им. Яцика) предлагается трактовка исторических событий, в которых нет места украинским пролетариям, крестьянам, большевикам. Их как бы вообще не было. Пришли-де из самой России русские с евреями — и захватили Украину. Вот оно как, значит, было! 
 
 
«Эстафета памяти» с автографом автора
 
На этом основании держится вся нехитрая конструкция романа Шкляра. Его герои – «хорошие, правильные» украинцы с кличками Черт, Вовкулака (Оборотень), Грызло. Им тупо нравится (как сказали бы нынешние школьники) убивать: «До сих пор не могу себе объяснить, что это за радость такая была перед каждым боем, которая дрожала во всем теле, словно живое существо. Сердце пело, в глазах светало, щекотка бегала по ладоням», — романтически рассуждает главный герой по кличке Черный ворон.
 
И грянул бой! Радуется сердце украинского патриота, читающего следующие строки: «Операцию начали в четыре ночи, когда пьяная москальня захрапела самым крепким сном… Москали выскакивали из дверей и окон в одном белье, спросонья бежали напрямик, кто куда, мелькали кальсонами через тын, перелазы, огороды, садки. Но какой хорошей мишенью были те кальсоны ночью! Как слаженно стучали «максимы» и «люйсы», как весело трескалась «кукуруза», как тонко и заливисто техкали пули!.. Вскрики, стоны, проклятия, грязная московская брань слились в сплошной крик, дразнящее пахнувший вражеской кровью… Когда понемногу развиднелось, они увидели, какого чоса задали москалям. Местечко было усеяно трупами, которые распластанные и окоченевшие валялись в пыли, в бурьянах, под заборами, на огородах… Один невезучий свисал с забора в таких загаженных кальсонах, что гадко было смотреть, другой где-то по дороге потерял свою голову (видно, наткнулся на саблю) и замерз в луже смолянистой крови, еще один лежал на куче навоза с выпущенными кишками… Поработали они, как добрые молотильщики, но Грызлу этого было мало… Чорновус аж рот открыл, когда Грызло вытащил из кустов съежившегося москаля и так рубанул его накрест, что голова отлетела вместе с плечом и рукой…»
 
 
Реконструкция боя в Холодном Яру. «От зараз рубану!»
 
 
Дабы поберечь нервы читателя, прекращу цитирование. Однако и эти начальные — весьма невинные по сравнению с дальнейшими — страницы демонстрируют, что именно описывает «патриотический» роман, который сегодня вручают детишкам в качестве призов.
 
Любому психически нормальному человеку понятно, что картины смерти вообще, а тем более — смерти насильственной, вызывают  по меньшей мере ужас.
 
Вздрогнул и пошатнулся Раскольников, и из этого выросла огромная часть мировой «пост-достоевской литературы».
 
А как не вспомнить здесь Покаянный Канон: «Како не имам плакатися, егда помышляю смерть, видех бо во гробе лежаща брата моего, безславна и безобразна? Что убо чаю, и на что надеюся?»
 
Но герои «Черного ворона» чают и упиваются ощущением вседозволенности. Нового в таком взгляде на человеческую природу ни на грош, и уж точно ни на 250 тысяч гривен. Ведь — какими еще могут быть бандиты?
 
И хотя весь роман как раз и написан, чтобы обелить их, показать героями и защитниками призрачной украинской «воли», автор не замечает, что его роман становится романом-проговоркой. Романом-выражением потайных помыслов и желаний воинствующего националиста.
 
Кстати, в своих интервью В. Шкляр прямо говорит о том, что до сих пор отождествляет себя со своим героем и до сих пор сам продолжает борьбу «за освобождение Украины». В. Шкляр ратует за этническую Украину, пусть и в меньших территориальных рамках, чем сегодняшняя Украина «политическая».
 
Итак, авторские проговорки: если брань московская — она «грязная», если москали и кацапюги — они отвратительны, и резать их не то чтобы не жалко, а практически «благословляется». Навязывая своим героям свои фобии, автор забывается настолько, что тенденция его начинает торчать из текста, как вилы из… известно чего.
 
Доказывая, что повстанцы-холодноярцы не были бандитами, автор в запале собственных фантазий забывается и вдруг приводит такой диалог: « — Вы настоящий бандит… — А ти сумнівався? — Я увігнав тесака йому в ліву нагрудну кишеню». (— А ты сомневался? — Я вогнал ему тесак в левый нагрудный карман»).
 
Символично и следующее размышление героя: «Я часто спрашиваю у новичков: чего ты ко мне пришел? И слышу: у того москали дом сожгли, того ограбили, у того девушку изнасиловали... А этот мне говорит: прочитал “Кобзаря”. Ты такое слышал когда-нибудь? Чтобы человек прочел Шевченко и стал “бандитом”? Вот где сила!»
 
Бандитом, бандитом… Цитированные в тексте документы Губчека свидетельствуют о том же: «Повстанцы» убивали и грабили! А еще в книге они часто переодевались в красноармейцев, чтобы нападать внезапно и вводить в заблуждение всех вокруг. В общем, — делали то же, что и их последователи бандеровцы в годы войны, когда стремились свалить свои преступления на москалей.
 
 
Историческая правда по-шклярски восторжествовала, все москали убиты!
 
«Черные казаки» победили?
  
Конечно, после пиар-акции с альтернативной народной премией роман получил дополнительных читателей. Но и без этого он сегодня распространяется довольно активно. Партия «Наша Украина» пообещала выкупить часть тиража, чтобы обеспечить школьные библиотеки. А автор лелеет надежду поставить фильм, причем остановка пока только за написанием английского варианта киносценария. Среди режиссеров, которые смогли бы снять этот фильм — Ежи Гофман (Василий Шкляр с ним знаком, и уверен, что режиссер бы не отказался), а также Мел Гибсон и некая голливудская режиссер Вера, украинка по происхождению. Как рассказал Василий Шкляр, ее кандидатуру подсказала Екатерина Клер (Ющенко), которая «имеет хорошие связи в Голливуде».
 
 
 
В. Ющенко: «Деньги на фильм найдем! Украина должна знать своих героев!»
  
По словам автора романа, на сегодня решен вопрос и с финансированием фильма. Его обещал обеспечить В. Ющенко, у которого, как рассказывает Василий Шкляр, в рабочем блокноте во первых строках записано: «Фильм “Черный ворон”». Собираются и частные пожертвования. Львиную долю альтернативной премии удалось собрать благодаря взносам депутатов, но и «простые» читатели откликнулись на призыв. На встречах с черкасщанами Василь Шкляр рассказал, что его особо порадовали письма и перечисления с Востока Украины, России, из Израиля. Остается загадкой: кто оттуда пересылал деньги? Какие-нибудь внучатые племянники «москалей и жидов», павших под тесаками в Холодном Яру 1921 года? 
 
 
 Материализованные в одной корзине свобода, смерть и национализм
  
Пока же торжествуют потомки «черных казаков». В минувшие выходные, аккурат в Лазареву субботу, в Холодном Яру они почтили память «повстанцев», устроив реконструкцию боя между большевиками и «борцами за волю». «Одухотворялось» все действо служителями раскольничьего филаретовского «патриархата» вкупе с присутствовавшими рун-веровцами. «Черные казаки били» в барабаны. Выступали политики — В. Ющенко, О. Тягныбок (ВО «Сводбода»). Последний посоветовал всем чиновникам купить роман Василя Шкляра и намекнул, что дело холодноярцев следует довести до конца. «Если Холодний Яр станет для нас символом объединения, то мы обязательно победим!» — подхватил его мысль лауреат народной Шевченковской премии.  
 
 
О. Тягныбок: «Всем чиновникам по “Черному ворону”!»
 
«Любители» национальной истории, приехавшие в Холодный Яр, приняли участие в шоу-программе, которой между тем сторонились местные жители. «Отношение к повстанцам в селе неоднозначное», — поделилась с журналистами жительница села Медведовка Вера Холод. По ее словам, многие в селе негативно относятся и к «отаману Чучупаке», памятник которому установлен в селе на средства киевских почитателей лесной старины.
 
Между тем совсем недалеко от памятника Головному атаману Чучупаке находится полузаброшенная братская могила партизан Великой Отечественной, погибших за освобождение этих мест. Ведь здесь, в Холодном Яру, базировался крупнейший на Украине партизанский отряд командира Дубового, насчитывавший в своем составе около 4 000 бойцов. К сожалению, память о партизанах сохранять здесь некому. Пришли в упадок и потерялись в лесу землянки отряда, ветшает и зарастает лесом памятник героям. А на переиздание документальной книги об отряде, написанной дочкой командира Дубового, которая вместе с родителями жила в отряде, у государства денег нет. И меценатов — нет! Будто бы это — не украинская история. И будто бы в партизаны из украинских сел уходили вовсе не украинцы. Интересная трансформация украинского сознания. Кто ее осуществил, зачем и почему эта процедура все-таки осуществляется и при нынешней власти? 
 
 
«Черные казаки» бьют в барабан. Кого собирают они под свои знамена сегодня?
 
 
 
Не могу не привести попавшийся в Интернете комментарий к тексту романа «Чорный ворон». Он настолько исчерпывающе свидетельствует о воспитательном значении романа, что грех не поделиться. Итак, пишет человек под ником «Іктор»: «Навчімось шанувати тих, хто творить нашу культуру, мову, історію. Геть москалів, ляхів та жидів. Слава Україні. Ганьба недоукраїньцям із Донеччини, Луганщини та Криму. Ми українці не кличемо Вас ні в нашу славну історію Київської, а не московської Русі, ні в славну козаччину. І не вчіть виродки нашу мову. Так Вас легше буде розпізнати в час Ч».
 

Что называется — приехали.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору