Информационно-аналитическое издание

Долгая дорога в Минск. Что дальше? (I)

Версия для печатиВерсия для печати

Политика «многовекторности» или, как характеризует её народная мудрость, – «ласкаве теля двох мамок ссе», наглядно продемонстрировала свою неэффективность. «Топтание на месте» у дверей ЕС продолжается, причем хозяева «европейского дома» под любыми предлогами не пускают Украину внутрь, но и не прогоняют её совсем.

Ворота в Таможенный и Евразийский союзы, напротив, открыты, но официальный Киев подходит к ним маленькими шажками, то и дело оглядываясь на запертое «парадное крыльцо» ЕС.

Как же объясняют отечественные политики и министры свои действия, каким образом официальный Киев видит своё место в мировой системе международных отношений сегодня?

По заявлениям вице-премьера Украины Юрия Бойко, сделанным им в марте этого года, подписание Соглашения об ассоциации с ЕС – «это политическая вещь. Но за ней идут очень прагматичные и полезные для нашего государства вещи. Первое - это Соглашение о зоне свободной торговли, а это открытие рынка и большие возможности для того, чтобы наши товары шли в Европу. А во-вторых, что важно для людей, это Соглашение о безвизовом режиме» (1).

Другими словами, чиновник говорит об облегчении формальных процедур для украинского экспорта и более-менее свободной миграции рабочей силы. При этом, говоря объективно, приходится признать, что в сложившейся мировой структуре разделения труда и производства Украина имеет потенциально хорошие позиции на рынке продовольствия, вооружений. Пока ещё сравнительно высоким остаётся качество человеческого капитала в научной сфере при катастрофическом недофинансировании отрасли со стороны государства.

Если обратиться к практике ЕС, то открытие рынков еврозоны для отечественной сельхозпродукции есть не что иное, как привлекательный миф, ибо зарубежные фермеры получают неплохие государственные дотации для стимулирования сельхозпроизводства и его интенсификации. Этого, к сожалению, нельзя сказать о наших аграриях, которые, по сути, брошены правительством в водоворот рыночной стихии без каких-либо твёрдых гарантий. Таким образом, по конечной стоимости европейская сельхозпродукция выигрывает у украинской.

По данным Стокгольмского международного института исследований мира (СИПРИ), по итогам 2012 года Украина заняла 4 место в мире по объемам поставок вооружения (2). Она оставила позади себя даже Германию, Францию и Великобританию. При этом, даже будучи фанатом евроинтеграции, наивно полагать, что объединённая Европа потерпит в своих рядах конкурентов производителям «Мистралей» и истребителей «Торнадо», получив серьёзные рычаги воздействия на украинский рынок.

И, кстати, следует учитывать принципиальный факт, что это высокое место на рынке вооружений Украина занимает лишь благодаря сохраняющейся кооперации по линии военно-технического сотрудничества с РФ.

Трудовую миграцию с востока в ЕС понимают преимущественно как средство заполнения вакансий, связанных с выполнением низкооплачиваемого тяжелого физического труда. Пример таких «новичков» ЕС, как Румыния, Болгария, Литва, Латвия, Эстония весьма красноречив. В частности, член ЕС Великобритания предлагает студентам восточноевропейских вузов работать летом, собирая клубнику за 4 фунта стерлингов в час (около 50 грн. – прим. автора) от зари до зари, вычитая затем из заработка стоимость проживания и питания.

День ото дня ухудшающаяся экономическая ситуация на Украине отнюдь не меняет сути европейского подхода к «остарбайтерам».

До сих пор европейцы на практике не признают украинских дипломов о высшем образовании. А слепое копирование европейского опыта в этой сфере привело к значительному падению качества образовательных услуг в стране. Директор Центра тестовых технологий и мониторинга качества образования Игорь Ликарчук, комментируя итоги 2012 года в образовании, заявил, что система высшего образования Украины потерпела «болонское поражение». "Участие нашего государства в Болонском процессе, о котором так много говорили, оценена "двойкой" по пятибалльной шкале" (3).

Несмотря на эти факторы, однозначно «проевропейские» внешнеполитические ориентации правящей элиты Украины были неизменными вплоть до середины весны, когда постепенно в риторике представителей власти стали чаще и активнее упоминаться Таможенный и Евразийский союзы.

Так, в ответ на высказывание советника президента России Сергея Глазьева о том, что подписание Украиной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом закроет Киеву дверь в Таможенный союз, украинский вице-премьер Александр Вилкул заявил, что «мы выбираем европейскую интеграцию и дружбу с Россией... А это дебюрократизация, это инвестиционный климат, это культура, это наука" (4).

Более определенным в отношении сохранения «многовекторности» политики Киева можно считать заявление министра иностранных дел Украины Леонида Кожары, сделанное им накануне саммита в Астане: «Украина готова присоединиться ко всем соглашениям Таможенного союза, которые не противоречат обязательствам страны перед ЕС». При этом он подчеркнул, «что главная цель - не интеграция, а недопущение дезинтеграции, прежде всего в важных для Украины сферах, в том числе космической и авиастроении» (5).

Комментарий главы МИД, похоже, означает то, что в украинском правительстве понимают глубину катастрофы, которая может постичь отечественный ВПК и не один десяток отраслей в случае продолжения курса на ассоциирование с ЕС.

Срок действия Соглашения об ассоциации — 10 лет. Весь этот период («первой фазы сближения с ЕС») одна сторона (Евросоюз) будет наделена всеми правами, а удел другой (Украина) — выполнять обязанности (6).

При этом мы являемся свидетелями того, как уже на стадии переговорного процесса по подписанию ассоциации между Брюсселем и Киевом список обязанностей последнего перед ЕС неуклонно увеличивается. Более того, Евросоюз трактует правила по ходу игры, исходя из своих ситуативных интересов (7).

Значительное влияние на усиление евразийского вектора во внешней политике Украины будет играть состояние экономики страны, её промышленности и финансовой системы, благосостояние граждан. «Украина заинтересована в сотрудничестве с ТС, это наши исторические рынки, потерять мы их не можем себе позволить – это почти 40% товарооборота. Мы же не можем каждого второго сделать безработным из-за политических амбиций каких-либо сил, которым этого не хочется. Наоборот, необходимо донести объективные научные расчеты и факты, доказав обществу и мировому сообществу, что это взаимовыгодно», – утверждал в преддверии саммита в Астане правительственный уполномоченный по вопросам сотрудничества с РФ, странами СНГ и ЕврАзЭС Валерий Мунтиян (8).

Сотрудничая с ЕС, украинское правительство, наряду с риторикой о европейской культуре, демократии и ценностях, пытается найти новые источники внешних заимствований. Так, когда замедлились темпы предоставления новых траншей от МВФ, первый вице-премьер Украины Сергей Арбузов высказал мнение, что «выделение Евросоюзом 610 млн. евро должно стать весомым вкладом в поддержку стабильности украинской финансово-экономической системы» (9).

Подобные заимствования в ситуации сокращения объёмов производства и проблем с наполнением государственного бюджета в руках европейских политиков становятся достаточно серьёзным рычагом для давления на Украину, ибо от них во многом начинают зависеть социальные выплаты и политическая стабильность в государстве.

Это неплохой индикатор того, как грёзы о «европейскости» в виде «цивилизационного» выбора разбиваются о геополитические реалии и практику современного международного разделения труда.

Между тем накануне подписания Меморандума Украины со странами ТС полного понимания внешнеполитического евразийского курса в украинском руководстве не наблюдалось. Преобладала уверенность в том, что политику балансирования между Западом и Востоком можно продолжать и дальше.

Впрочем, основным негативным фактором, прямо влияющим на то, что нынешняя украинская власть не может игнорировать такое крупное объединение, как ТС является неудовлетворительное состояние украинской экономики.

Беспошлинная торговля и сотрудничество с Россией, Беларусью и Казахстаном на сегодняшний день является не просто пожеланием, а средством выживания около 8 тысяч предприятий Украины.

Однако намерения украинской элиты получить преференции для жизненно важных отраслей производства страны, продолжив в то же самое время движение на Запад, крайне губительно могут сказаться на экономике государства уже в ближайшей перспективе.

(Окончание следует)

1. http://www.segodnya.ua/politics/pnews/Vlast-gotova-na-vse-chtoby-poluchit-associaciyu-s-ES-Boyko.html
2. http://investigator.org.ua/news/77640/
3. http://izvestia.kiev.ua/ru/news/16146
4. http://finance.bigmir.net/news/economics/33284-Ykraina-smojet-sotrydnichat-kak-s-ES-tak-i-s-Rossiei---Vilkyl
5. http://www.epravda.com.ua/rus/news/2013/05/27/376935/
6. http://2000.net.ua/2000/forum/puls/90602
7. http://www.rbc.ua/rus/news/politics/evrosoyuz-traktuet-pravila-po-hodu-igry-ishodya-iz-svoih-31052013112500
8. http://rian.com.ua/analytics/20130521/337553316.html
9. http://obozrevatel.com/politics/34896-arbuzov-prizval-es-podderzhat-ukrainu-finansirovaniem.htm
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору