Информационно-аналитическое издание

Гидра антиклеветничества побеждена. Что дальше?

Версия для печатиВерсия для печати

Законопроект об уголовной ответственности за клевету объединил украинское «рефлексирующее меньшинство». Это был какой-то медийный бунт: журналисты и  интернет-сообщество дружно восстали против «законопроекта Журавского». И ведь победили!!!  Законопроект отозван… Но теперь, когда бунтари уже отплясали на пожарище детища Журавского, пора бы задуматься над причинами его появления. И поискать эти причины в самих себе.

Какая-то дивная у нас страна. Наша элита с удовольствием поливает и позволяет поливать себя уже не грязью, а просто дерьмом, ради удовольствия поторговать своим благим ликом на телевизионных политических ток-шоу. Кстати, надо сказать, что Шустер и Киселев – великие люди в истории суверенной Украины.  Они смогли сделать то, что никак не удавалось доморощенным «отцам Отечества». Они «вы́носили» украинскую национальную идею. Правда, идея оказалась очень странной. Ее можно сформулировать как НЕНАВИСТЬ НАРОДА К СВОЕЙ ЭЛИТЕ. 

Но при всем моральном эксгибиционизме наших лидеров они очень не любят, когда их грязное белье вывешивает кто-то другой. Кто-то «не из их круга». Элиту можно понять. Безответственность - это тоже норма поведения. Когда тебе и друзьям все, а вот противникам – закон, правила поведения в обществе и что там еще… Но в этой норме нет места для чужих глаз, ибо они ограничивают свободу поступка.

Как, например, ограничили ее для депутата Ландика. Того самого, отца «великого воина Ромы», избившего Машу Коршунову в луганском  кабаке. Напомню,  журналист LB.ua сфотографировал, как нардеп Ландик в сессионном зале парламента ведет смс-переписку относительно участи своего сына. И что делает депутат? Подает в суд за  вмешательство в личную жизнь.

Опомнитесь! Какая личная жизнь на рабочем месте?  И что,  Владимир Ландик не знал, что в сессионном зале он под прицелом глаз и фотокамер?

Я уже не говорю о формах судебных преследований. Буквально намедни Наталья Королевская предупредила о подаче в суд на социологические агентства, ну никак не выдающие ее «Украине - вперед» более 5% рейтинга. Могу понять Королевскую: дама видела себя наследницей Юлии Великой, а тут барахтается между тремя и пятью процентами.

Цель ясна, но форма! Смысл спича Натальи Юрьевны на пресс-конференции сводился к следующему: мы подаем в суд, и пусть там социологи доказывают, что они проводили и как они проводили. И это – с экранов телевизоров, на всю страну. Голубушка, помилуйте: вы хоть знаете, что такое «презумпция невиновности»? И отдаете себе отчет в том, что на суде все придется доказывать ВАМ, а не социологам? Сможете?

Так что – да здравствуют журналистские охоты и держите перья наготове. Потому что идея уголовного преследования за клевету не уничтожена, а только отложена. 

Но есть и другая сторона медали, которая, очевидно, не понравится моим коллегам по пишущему цеху: печатное слово – это страшная сила, особенно донесенное через СМИ до читающей публики. И пользоваться свободой слова следует с четким осознанием того, что контроверсией любого права всегда является обязанность. В случае печатного слова – обязанность честности и грамотности.

Ох, как негодует порой пишущая братия на охрану президента и охранников нашей элиты. Не любят эти янычары честных тружеников пера. А за что, собственно, им их  любить? В июне этого года управление госохраны организовало закупку квартир для охраны президента Януковича. 3350 квадратов за 27 миллионов гривен. Информационный повод – так себе. Ничего нового: лидеры всегда обихаживают своих телохранителей. А иначе – кланялась им Индира Ганди, расстрелянная своими сикхскими бодигардами. Но новость была тут же подхвачена, правда, с маленьким изменением. Ее преподнесли так: «Охранники Януковича получили ПО 27 миллионов гривен». Казалось бы: две буквы, но чувствуете разницу в содержании новости? Можно, конечно, сказать: «Простите, корректор ошибся!» 18 раз восемнадцать разных корректоров ошиблись? Ибо как минимум столько сайтов перепечатали новость именно в такой редакции.

Хотя следует сказать, что в нынешних политических баталиях нет чеховских «белокурых друзей и рыжих врагов». Все в оспинку. И когда директор социологического агентства «Демократические инициативы» встрепенулась от слов Королевской и заявила, что так Украина может превратиться в «страну диких обезьян», то ей, может быть, следовало и промолчать. Во всяком случае, пока у многих на памяти ставший уже легендарным «Национальный экзит-пол» во время первого тура президентских выборов 2010 года. Когда фонд «Деминициативы», Киевский международный институт социологии (КМИС) и Центр имени Разумкова свели отрыв Януковича от Тимошенко до критических 3,6 процентов, хотя в реальности он составил внушительную цифру в 10,17%.  Сама Ирина Эриковна, помнится, объяснила тот казус «ошибкой метода». Что-де незабвенная Татьяна Пельтцер в известном фильме «Формула любви» тоже рассказала своим соседям, мол, опыт графа Калиостро удался и «была статуя, а теперь, вот, Маша». И растерянно добавляла: «Многие верят…»

Хотя бог с ними, с «заказухами». Они были всегда и будут всегда. Но вот с интеллектом! Наши журналисты со сладострастным азартом набросились на президента Януковича за его пассаж о Гомере, с ударением на первом слоге, «Иладе» вместо «Илиады» и Геракле на территории Украины, чему «нет никаких свидетельств».

Ну, ребята, почитайте хотя бы 4 книгу «Истории» Геродота (Мельпомена), что ли. «Геракл…прибыл в эту тогда еще необитаемую страну (теперь ее занимают скифы)… Там в пещере он нашел некое существо смешанной природы — полудеву, полузмею…  Увидев ее, Геракл с удивлением спросил, не видала ли она где‑нибудь его заблудившихся коней. В ответ женщина‑змея сказала, что кони у нее, но она не отдаст их, пока Геракл не вступит с ней в любовную связь. Тогда Геракл ради такой награды соединился с этой женщиной». От этого эротического приключения и пошли скифы… на нынешней украинской территории.

Нет, все-таки мы удивительный народ. Еще в XVIII веке итальянец Джамбатиста Вико писал о «тщеславии наций». Это когда нация, не имея своих мифических героев, «стремится прислониться к великим теням прошлого». А тут самая интересная мифология Европы (древнегреческая) предлагает нам своего самого симпатичного героя (Геракла), однако мы отказываемся, изобретая укров-неандертальцев и панъевропейскую трипольскую цивилизацию. Отказываемся ради великой исторической цели - подергать за усы Януковича?

Кстати, в случае чего, Ахиллес – тоже «из наших». Арриан писал, что за дурной нрав его изгнали откуда-то из района Меотийского болота (Азовского моря).  И после гибели он был воскрешен тоже у нас, на острове Змеиный.

Кстати, президент имеет право этого не знать. А вот гуманитарии-журналисты просто обязаны.  Чтобы не тиражировать безграмотные глупости.

Я не собираюсь петь дифирамбы президенту. Его умение «держать паузу» на внешние вызовы порой поражает. Чего стоит его молчание во время инцидента на мировом конгрессе журналистов. Когда развернули плакаты «Стоп цензуре» и какой-то здоровяк начал ломать, по-моему, Алену Притулу, отбирая постер. Казалось бы: сойди в зал, подойди к протестующим и сам под вспышки фотокамер подними этот плакат над головой. И на следующий день эти фотографии, с позитивным резонансом, облетели бы газеты всего мира! Но это должен был оценить и схватить на лету пресс-секретарь президента. Ударения в «гОмерах» в тексте речи, кстати, тоже должна контролировать Дарка Чепак. Работа у нее такая.

Ну а уж о грамматических перлах нашей журналистики (склонениях, спряжениях, числительных) и говорить не надо, достаточно несколько минут почитать новостные ленты. Хотя это не так уж и важно, все равно большинство страны говорит на суржике.

Но если проблемы грамотности в Украине особо не касаются никого, то «политическая заказуха» украинского Интернета коснулась и меня. В Сети есть очень забавный сайт: «Агенты влияния в Украине», список тех, кого авторы этого средства массовой информации считают «представителями российской пятой колонны» в стране. А сам список предназначен для последующего использования в будущих расследованиях как части процесса люстрации украинского истеблишмента. Такая себе «проскрипция» (напомню: в истории римских гражданских войн «проскрипции» - это списки тех, кого можно было безнаказанно убивать).

Я там двадцать первый. Вообще-то совершенно не сержусь, поскольку пребывание в одном списке с академиком Юрием Пахомовым (№ 11) или членкором Николаем Шульгой (№36) даже льстит. Но вот принцип отбора будущих «жертв люстрации» - это просто блеск.

Там под 19 номером Оксана Шкода, мой добрый друг еще по кавказским наблюдательским миссиям. Так вот, объяснение причин появления Шкоды в этом списке – как три удара молота: «Антинатовец. Антиглобалист. Антифашист». Третий удар особо умиляет. Нет, вы представляете, какая стерва – ведь АНТИФАШИСТКА. Будь бы обычной фашисткой, то, очевидно, все было бы нормально, и она была бы «своей». А так – антифашистка! Как она может! Да к стенке ее! На костер!

Так что, рубя голову гидре (эко меня на геракловы темы потянуло!) антиклеветничества, делать это следует так, чтобы не вспоминалось бессмертное «Что ты смотришь на соринку в глазу брата твоего, а бревна в собственном глазу не замечаешь?» (Лука, 6, 41).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору