Информационно-аналитическое издание

Историю изменить невозможно: «Русская троица» была русской

Версия для печатиВерсия для печати

180 лет назад в Будапеште стараниями грекокатолических священников, поэтов и фольклористов Маркиана Шашкевича, Ивана Вагилевича и Якова Головацкого вышел в свет альманах «Русалка Днестровая». Издать альманах во Львове не позволила австрийская цензура.

«Русалку Днестровую» с её народными сказками, поэзией и фольклором современные украинские литературоведы и историки называют манифестом национального возрождения и импульсом для развития народной украинской литературы. Особую ценность альманаху в их глазах придаёт то, что написан он народным фонетическим письмом.

Данному событию недавно во Львове была посвящена научная конференция «Будители украинского духа XIX-XX вв.». Её участники говорили в этой связи о многом, в т. ч. о недопустимости перехода украинского языка на латиницу (они справедливо заметили, что это приведёт к превращению украинского языка в один из диалектов польского).

Но не говорили о том, чего не вкладывали в понятие «украинский дух» авторы «Русалки Днестровой». Они не вкладывали то, что им сегодня пытаются приписать.

Начнём с того, что все три основоположника «Русалки Днестровой» были галицкими русофилами, т. е. считали население Галиции тоже русским. И не зря их называли «Русской троицей». Шашкевичу принадлежат следующие слова: «Вырвешь мне очи и душу мне вырвешь, но не возьмёшь милости и веры не возьмёшь, ибо русское у меня сердце». Как думаете, цитировались ли эти строки Шашкевича на конференции в Львове? Сомневаюсь.

Головацкий ратовал за общерусское единство «от Карпат до Камчатки», перешёл вместе с семьёй из униатства в православие, неоднократно бывал в России, получил степень доктора русской словесности Новороссийского университета и несколько государственных наград. Головацкий причастен к изданию в 1862-1863 гг. львовского русофильского альманаха «Галичанин» (позже будет выходить газета с таким же названием). С Головацким состоял в дружеской переписке Александр Духнович, будитель и национальный герой закарпатских русинов. В письмах к нему Духнович выступает за единый общерусский язык и употребляет словосочетание «Русский мир». А на Украине до сих пор многие думают, что его придумал Владимир Путин.

Отрывки из писем А. Духновича к Я. Головацкому

Только Вагилевич перешёл со временем в польский лагерь, да и то под давлением властей, хотя не исключено, что частично он уже сочувствовал украинской идее.

Некоторые украинские историки называют четвёртым участником «Русской троицы» Николая Устиановича.

А Устианович был заметной фигурой в галицко-русском движении, стоял у истоков создания Галицко-русской матицы (ставила целью «ширити образованье в русском народе») и Русского народного дома. Устианович отстаивал идею культурного единства великорусского, малорусского и белорусского народа, и ему и в страшном сне не могло привидеться, что через 132 года после смерти его припишут к лагерю украинских самостийников.

Особенно нелепо звучат утверждения украинских авторов о том, что будто австрийская цензура запретила издавать «Русалку Днестровую» во Львове, опасаясь, что она воодушевит украинское самостийническое движение.

Австрийцы потому запрещали «Русалку Днестровую», что видели в её авторах сторонников общерусской, а не украинской идеи. Украинская идея, наоборот, австрийцами поддерживалась и финансировалась. Запрещать её смысла для них не было.

Современная украинская историография – это предельно мифологизированная идеология, подгоняющая события прошлого под политическую конъюнктуру дня сегодняшнего. Галицкие русофилы у неё легко превращаются в украинцев, причём не среднестатистических, а самых что ни на есть сторонников украинской самостийности; малороссийское наречие – в украинский язык, будто бы изначально живший своей отдельной от общерусского языка жизнью.

Ещё чуть-чуть воображения и Шашкевича, Головацкого и Устиановича попытаются представить перед нами в виде предтеч украинской националистической идеи с её Бандерами, Шухевичами и евромайданами.

Кстати, о Шухевиче. Его прадед, Осип Шухевич, тесно общался с представителями «Русской троицы», публиковался в галицко-русском еженедельнике «Пчола» под редакцией известного русофила Ивана Гушалевича. Русоненавистниками представители семьи Шухевичей стали позже, под влиянием австро-польской пропаганды, а нацистский преступник Роман Шухевич был венцом сей идеологической трансформации.

И то, что во Львове «Русскую троицу» называют украинской, а 21 ноября на улице Ковельской на месте крыивки Романа Шухевича открыли памятный знак, это вовсе не значит, что можно изменить историю.

Переписать на время – можно, изменить – невозможно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору