Информационно-аналитическое издание

К вопросам формирования украинской нации и украинского языка

Выпускной в Одессе
Версия для печатиВерсия для печати

В связи с вступлением в силу закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» на Украине в информационном пространстве пока тихо, разве что в Минобрнауки пригрозили ввести к 2023 году обязательное условие для поступления в университет – владение английским языком на уровне не ниже В1. Мол, из 32 неанглоязычных стран  Европы Украина находится на 28 месте по уровню знания английского языка. Ресурсы бросят на изучение английского, так и оставив без внимания украинский. Известно, что лучшие результаты тестирования по украинскому языку в рамках независимого внешнего оценивания показывают выпускники школ областей востока и юга Украины, с русским языком обучения.

Националисты, находившиеся и находящиеся у власти, твердят, что приняли закон о функцонировании украинского языка для его защиты. Правда, не указав от кого.

Если от белорусского, болгарского, венгерского, гагаузского, греческого, еврейского, крымско-татарского, молдавского, немецкого, польского, русского, румынского, словацкого, венгерского языков, то надо для начала отменить принятый Верховной радой закон о ратификации Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств. Ведь именно в этом законе были указаны эти языки, развитие которых Украина обязывалась поддерживать. Надо изменить (отменить) статью 10 Конституции Украины. Надо отменить обучение на русском языке иностранных студентов в вузах Украины. Надо отменить обучение на русском языке в частных школах и вузах…

Но националисты не обещали пойти на это. Вместо этого они уверяли, что по языкам меньшинств примут отдельный закон.

Однако не в языках дело, а в правах людей – носителей этих языков, в первую очередь в их праве получать образование на родном языке.

Нынешний президент как-то говорил, что надо проверить принятый закон об украинском языке «на соблюдение Конституции и соответствие интересам всех граждан Украины». И из среды офисных сотрудников Зеленского раздаются заявления по части русского языка. То заявят о «региональном русском языке для Донбасса», то о неком аудите «на соответствие  Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств» не только  закона о функционировании украинского языка как государственного, но и закона об образовании. Иначе, мол, о какой Европе может идти речь? Идём в Европу, а международные правовые нормы не соблюдаем, плюём на решения Венецианской комиссии.

С Европой, с ассоциацией вроде всё становится на свои места, то есть становится понятно, зачем Европе нужна Украина. Как и с проделками фанарского или шамбезийского Варфоломея, решившего создать так называемую СЦУ-ПЦУ и забрть у неканонического «Киевского патриархата» все приходы вне территории Украины.

То, что происходит с украинизацией, реально можно назвать государственным насилием над гражданами Украины. Некоторые эксперты применяют более резкие слова. Например, «лингвоцид» и «этноцид». Националисты как будто живут в XIX или начале XX века. Власти ничему не научили ни «коренизация» или «украинизация» в советский период истории, ни история с Крымом и Донбассом. Официальному Киеву наплевать на общественное мнение, на традиции и культуру миллионов.

Мы уже как-то характеризовали политику в области идентификации граждан Украины, включая «языковую (мовну) идентификацию». И отмечали, что в июне 2019 года (при всём бушующем более пяти лет на Украине безумии по отношению к русским, русскому языку, Российской Федерации, в условиях разного рода запретов) 21% респондентов высказались за придание русскому языку государственного статуса, а 11% опрашиваемых ратовали за его официальный статус (данные группы «Рейтинг»). Да, 66% были за то, чтобы украинский язык был единственным государственным. Но ведь ТРЕТЬ населения высказалась за официальный или государственный статус русского языка. Это без Крыма и Донбасса.

К этому добавим и такую информацию. В мае 2019 года респондентов спрашивали, какое количество времени, по их мнению, должно отводиться для изучения русского языка в украинских школах.

23,9% опрошенных считали, что должно отводиться столько же времени, как и на изучение украинского языка, 22% – «меньше, чем для изучения украинского языка, но больше, чем на изучение иностранных языков (английского, немецкого и других)», 35,8% – «столько же или меньше, чем на изучение иностранных языков». Лишь 12% считали,  что русский язык «не стоит изучать вовсе».

Заметим, это опрос мая 2019 года, исследование проводила та же группа «Рейтинг».

Что сделает власть Украины с этими людьми, вернее с правами этих людей и их детей, внуков? Растопчет мнение почти 90% населения страны? Во имя чего?

Почти такой же вопрос возникает, когда видишь результаты опросов по языковым квотам теле- и радиовещания, СМИ.

Насильственная украинизация, проводившаяся после 2005 года, не сшила Украину.

Но зачем она была нужна в области языка, если в 2005 году 92%, а в 2015 году 93% жителей Украины владели украинским языком в достаточном объеме для общения, лишь 1% и 0,4% соответственно «не совсем понимали украинский язык»?

Обратим внимание ещё на один «языковой» аспект, опираясь на результаты социологических исследований. Речь о формировании «украинской нации». В последнее время (в ходе прошедшей избирательной кампании по выборам президента и после неё) практически перестали говорить об «украинской нации». Социологи «замолчали». Все обсуждают действия националистов, вполне управляемых властью.

Как относились на Украине к вопросу формирования нации? Берём данные исследования Центра Разумкова в 2005 и 2015 гг., в 2015 году информацию по Донбассу социологи давали отдельно, естественно по той части,  которая контролировалась Киевом.

Какое из определений украинской нации для Вас наиболее приемлемое? (% опрошенных)

 

Украина

Запад

Центр

Юг

Восток

Украинская нация

2005/

2015

2005/

2015

2005/

2015

2005/

2015

2005/

2015

1. Это все граждане Украины,  независимо от их этнической принадлежности и языка, на котором они общаются, национальных традиций, которых они придерживаются и на которых они воспитывают своих детей.

43,1/

55,7

34,3/

49,7

42,4/

59,8

44,4/

58,6

48,1/

51,5; Донбасс 57,7

2. Это граждане Украины, которые являются этническими украинцами по происхождению (имеют украинцев среди своих предков).

19,8/

11,2

15,0/

7,8

21,5/

10,2

21,4/

13,9

20,2/

17,4;

10,6

3. Это граждане Украины (независимо от этнической принадлежности), которые общаются на украинском языке, придерживаются украинских национальных традиций, воспитывают на них своих детей.

15,1/

17,0

 

27,6/

27,9

14,5/

15,6

13,8/

9,9

8,9/

16,9

8,8

4. Это все этнические украинцы по происхождению (имеют украинцев среди своих предков), независимо от места их проживания и гражданства.

14,2/

7,7

 

15,4/

8,4

16,5/

8,0

9,7/

6,3

13,4/

7,0;

8,2

5. Трудно ответить

7,8/

8,3

7,7/

6,2

5,1/

6,4

10,7/

11.2

9,4/

7,3; 14,7

Не будем дискутировать по определениям «гражданская», «политическая», «этническая», «культурницкая» нации, которыми руководствовались социологи и предлагали респондентам в качестве ответов.

Отметим суть. Из таблицы видно, что за годы насильственной украинизации увеличилась доля граждан Украины (к 2015 году без Крыма и республик Донбасса), которым близка «гражданская» или «политическая» нация (первая позиция), а сократилась доля сторонников «этнической» нации (позиция 2 и 4). Сторонников «культурницкой» нации тоже стало больше, но незначительно.

Почему социологи не задают вопрос по «украинской нации» ныне?

Почему власть не прислушивается к общественному мнению?

Вполне возможно, что социологи молчат, так как власть придерживалась (продолжает придерживаться?) идеологии интегрального украинского национализма, а общество адекватно реагирует, отдавая предпочтение «гражданской» или «политической» нации, «наевшись» украинизации и войны на Донбассе по самое некуда. Видимо, сторонников «гражданской» нации сегодня не меньше, чем в 2015-м. Но их почти не слышно и не видно.

И в том, что ныне на Украине нацистские и фашистские молодчики «на слуху», «на виду», «в деле» виноваты не только политики и чиновники, социологи, но и СМИ, ТВ, грантососы из числа блогеров и диванных экспертов.

По опросу группы «Рейтинг» в июне 2019 года,  только 1% респондентов волновал статус русского языка на Украине, отношения с РФ волновало 10%, а «аннексия Крыма» – всего лишь 3% опрошенных.

А о чем пишут грантососы? О чем верещат нацики? О чём гутарят в офисе президента? Кто поднимает рейтинг «Свободы»?

Всё это имеет прямое отношение к вопросу о формировании украинской нации и функционировании украинского языка как государственного. По большому счёту  это вопрос будущего Украины.

И на предстоящих парламентских выборах мы в какой-то мере увидим общественный замер этого процесса.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru