Информационно-аналитическое издание

Как уничтожают русскую школу Украины

Версия для печатиВерсия для печати

Похоже, на нынешний украинский политикум не в состоянии воздействовать ни ПАСЕ, ни международные договоры, ни даже здравый смысл. Речь идет о русском языке, который встал поперек горла нескольким сотням украинствующих политиков, стремящихся «утопить в мове и в крови» всю Украину в гражданской войне, которая тлеет в том числе по причине языковой дискриминации миллионов граждан.

Казалось бы, в декабре после рекомендаций Венецианской комиссии и европейских скандалов (в Венгрии, в Польше) Министерство образования и науки Украины предложило варианты имплементации статьи 7 закона «Об образовании» относительно языка обучения, которые будут прописаны в законе «Об общем среднем образовании».

В предложениях министерства указано: «Дети, материнский язык которых русский, легко усваивают украинский, одновременно они в основном проживают в среде именно русского языка - в семье, на улице общаются на нем, просматривают фильмы и телевидение на русском. Итак, единственное место, где дети из этой национальной общины могут свободно применять государственный язык - это школа. Изучая предметы на украинском, одновременно продолжая изучать русский как предмет, дети смогут на качественно высоком уровне овладеть сразу обоими языками - и украинским, и русским». То есть с 5 класса русский будут преподавать, а все предметы будут на украинском языке.

В это же время в Институте образовательной аналитики опубликовали данные, что на сегодняшний день обучение на русском языке осуществляется в 7% общеобразовательных учебных заведениях Украины. Это 622 учебных заведения, где обучаются   277 тыс. 512 детей. И все они в обязательном порядке учат украинский язык в куда большем объеме, чем русский.

Тем не менее координатор движения «Пространство свободы» Тарас Шамайда, который участвовал в подготовке закона об образовании, считает, что количество школьников, обучающихся на русском языке, «аномально высоко». «Это советская инерция и продолжение русификации», — говорит он и уверяет, что проблемой является не столько то, что «дети учатся на русском языке, а то, что они не учат украинский», а обучение в высших учебных заведениях страны возможно только на государственном украинском языке.

То есть для «равного» поступления в вузы он «заботливо» предлагает заменить русский язык украинским, хотя выпускники русских школ уже не первое десятилетие сдают выпускные и вступительные экзамены на украинском языке. И сдают замечательно. Выпускники школ из областей, где обучаются на русском языке, спокойно поступают в киевские и львовские вузы.

Квалифицированные и авторитетные педагоги свидетельствуют, что дети из двуязычных школ знают и владеют украинским языком не хуже, а порой лучше, чем учащиеся украиноязычных школ.

Недавно столичный писатель Андрей Курков призвал Киев использовать русский язык на Украине «в своих интересах», «признать украинское русскоязычие украинской “культурной собственностью” и взять украинский русский под свой филологический контроль». Инициатива явно политическая, но с элементами разумного – ведь реальная Украина, говорящая на русском языке, гораздо больше той, что освещается в социологических отчётах Центра им. Разумкова.

* * *

Сохранение русскоязычия на Украине – это высший уровень политической практики.  Увы,  политики в Киеве до этого уровня не дотягивают… Им готовы помочь даже в ПАСЕ, где на днях приняли резолюцию «Защита и развитие региональных языков и языков меньшинств в Европе». В резолюции рекомендуется не только обеспечивать родному языку нацменьшинств статус второго официального языка, но и воздерживаться от применения ограничительных правовых и политических мер.

«Мы не зря говорили о высшем уровне практической политики. О том, что Украина готова и будет нарушать резолюцию ПАСЕ», - сразу после голосования сообщил глава украинской делегации В. Арьев, уверяющий, что решение ассамблеи не имеет юридической силы. Заметим, что это говорил украинский парламентарий, избранный вице-президентом ПАСЕ на 2018 год.

Практически сразу же после решения ПАСЕ Вадим Карандий, директор Украинского центра оценивания качества образования (УЦОКО), сообщил, что из перечня предметов для проведения внешнего независимого оценивания в 2018 году изъят русский язык. Основание: «Относительно изъятого предмета — это русский язык, в связи с тем, что объем заказа на соответствующий тест был невысокий».

А мог ли он быть высоким, когда вокруг устраивают истерики «ницоеобразные фарионы», а любое проявление русскоязычной лингвофилии грозит появлением активистов, визжащих патриоток и свидомых осведомителей. 

Осведомителем в сегодняшней Украине можно быть с любым социальным статусом. Например, директором школы. Как сообщил телеканал ТСН (а после и иные СМИ), директор одной из киевских школ Сергей Горбачев обратился к общественности и госорганам с возмущением, что ему в украинскую школу занесли бесплатно журнал «Русская школа».

Фамилия Горбачев знаковая, так сказать, обязывает. Хотя для директора школы любая педагогическая методика (а в журнале ее хватает) должна быть интересной. Только вот директор оказался директором в особой стране, где почти готовы жечь книги, а директора еще и бензин подливать будут…

Бензин готовы подливать и украинские журналисты. Они узнали и сообщили, что основателем журнала является бывший депутат Верховной рады Украины, руководитель и основатель Всеукраинской общественной организации  «Русская школа» (2005) Александр Кондряков. Журналисты засветили и редактора журнала Владимира Корсакова.

Активисты уже вычислили типографию, угрожают ГП «Пресса» и руководству «Укрпочты» за распространение  «антигосударственного издания», которое пишет об «одной истории, одном народе, одном отечестве».

Министра образования охватил ужас. «Ужас какой-то, навязываются идеи русского мира. Это противоречит идее государственности Украины», - приводят журналисты слова Лилии Гриневич, запросившей экземпляр журнала для передачи в СБУ. 

В «Укрпочте» пояснили, что издание зарегистрировано в министерстве юстиции: «”Русскую школу” по почте получают 900 украинских школ, из них треть – в Киеве». Корсаков говорит, что журнал востребован: «Если таких школ не будет – не будет и журнала».  Получается, что Киеву, дабы не было журнала, нужно уничтожить 622 школы с русским языком обучения, запретить получать образование на родном языке 277 тысячам детей. Вспоминаются слова   члена-корреспондента НАН Украины Ларисы Скорик: «Логика и анализ здесь неуместны».

* * *

Русский язык на Украине уничтожают двумя методами – латентно, прикрываясь вуалью украиноязычия, и грубым методом «радикалов» (уличного хулиганья из разных С14), громящих русскоязычие напрямую. И уже нет разницы между активистом, директором школы, министром образования, вице-президентом ПАСЕ и журналистом – все делают одну работу: СБУ ждёт сигналов, ПАСЕ принимает резолюции, в ОБСЕ и ООН пишут отчёты о правах человека на Украине…

Фото: АиФ

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору