Информационно-аналитическое издание

Корюковской трагедии 75 лет. Так и живём

Версия для печатиВерсия для печати

Не счесть кровавых преступлений, совершенных гитлеровскими головорезами за годы Второй мировой войны на оккупированных землях Европы и Советского Союза. Зверское обращение с местным населением было нормой их поведения. При этом они осуществили несколько акций массового истребления гражданского населения в самых изуверских формах, от которых стынет кровь в жилах нормально мыслящего человека.

Корюковская трагедия - массовое убийство мирного населения райцентра Корюковка Черниговской области, совершённое 1-2 марта 1943 года отрядами СС, солдатами венгерской 105-й дивизии, украинской вспомогательной полицией. В результате акции погибло около 6700 человек, что в несколько раз больше  жертв известных массовых убийств в белорусской Хатыни, чешской Лидице и французском Орадуре, вместе взятых.

Гитлеровские головорезы расстреляли или сожгли живьём местных женщин, детей и стариков только за то, что те оказались в зоне активных действий партизан. Осенью 1941 года под натиском превосходящих сил противника партизанское соединение под командованием Алексея Федорова вынуждено было отступить в брянские леса, где продолжало громить вражеские гарнизоны, пускать под откосы воинские эшелоны, взрывать мосты, уничтожать личный состав. После Сталинградской битвы, в конце февраля 1943 года соединение с боями возвратилось на Черниговщину, чтобы содействовать планируемому наступлению Красной армии на запад. И вот здесь-то произошло событие, которое вошло в историю Второй мировой войны как самое кровопролитное за время оккупации гитлеровцами чужих территорий.

27 февраля разведка партизан установила, что в корюковской тюрьме находятся около сотни местных жителей из списка №3, в который вносились все бывшие работники советских и партийных органов, а также члены их семей, на предмет уничтожения как потенциальных противников оккупационного режима. Получив эту информацию, командование ни минуты не размышляло о том, вызволять ли заложников из беды или нет. Вопрос решался лишь, каким образом и какими силами. Реализация замысла осложнялась тем, что недоставало боеприпасов, которые были израсходованы в боях при возвращении из брянских лесов.

Сам командир соединения Алексей Федоров в это время находился в Москве, где и решалась проблема оснащения партизан для дальнейшего ведения боевых действий на правобережье Днепра. Ситуация же складывалась таким образом, что медлить было нельзя. А потому, собрав остатки боеприпасов, был осуществлен штурм Корюковки.

Разгромив гарнизон, партизаны первым делом освободили смертников, а затем вывели из строя железнодорожную станцию и всю её инфраструктуру. После операции партизаны возвратились к месту своей дислокации, не предполагая, что озверевшие оккупанты совершат страшное по своей бесчеловечности деяние. Беда пришла в Корюковку уже 1 марта.

Окружив райцентр, каратели организовали истребление местного населения. Они сгоняли жителей в группы по 50-100 человек, вталкивали их в общественные здания и расстреливали, а затем сжигали здесь же, вместе со строениями. Пока одна часть карателей орудовала в центре посёлка, другая вламывалась в дома, расстреливала всех жильцов, а потом поджигала жильё и дворовые постройки. Наутро они организовали «зачистку», отлавливая тех, кто избежал смерти накануне. В результате этих зверств было уничтожено более 6700 человек, сожжено 1290 усадеб.

9 марта нацисты вернулись в Корюковку и сожгли заживо тех редких жителей, которые остались в живых.

Долгое время и в советский период истории, и в годы независимости Украины трагедия была в забвении. Но историкам и краеведам удалось установить поименно 1893 жертвы, что составляет лишь около трети убитых во время карательной операции.

В марте 2017 года черниговский портал Cheline написал: «В 2012 году неподалеку от Корюковки должны были бы построить целый мемориальный комплекс стоимостью 50 миллионов гривен. За 2 миллиона здесь достроили часовню, поставили два креста и перезахоронили более 200 погибших. На этом строительство мемориального комплекса жертвам Корюковской трагедии остановили».

На Украине память жертв трагедии в Корюковке на государственном уровне впервые почтили в 2013 году.

В 2016 году реалистичный проект мемориала в Корюковке презентовал Борис Дедов.

* * *

В нынешнем году 27 февраля в Верховной раде Украины открылась тематическая фотовыставка, посвященная 75-й годовщине Корюковской трагедии.

Корюковский местный совет объявил 1 марта днем траура, 2 и 9 марта - днями памяти.

1 марта в Корюковке состоялся митинг-реквием с участием представителей власти и общественности.

Памятные мероприятия состоялись и в урочище Гай, где были перезахоронены жертвы Корюковской трагедии.

 

Но сегодня мы должны обратить внимание и на то, как по истечении 75 лет после чудовищного преступления на Украине горе-историки, политики, журналисты меньше говорят и пишут о трагедии, о памяти жертв, а заявляют о том, что если бы не активность партизан, то гитлеровцы не проводили бы акций против гражданского населения.

Эти «знатоки», а также злопыхатели делают вид, что не знают о том, что главари Германии, начиная войну против СССР, ставили задачу не только завоевать восточные земли, но и максимально истребить местное население, чтобы таким образом расчистить пространство.

У истории нет сослагательного наклонения. Партизанское движение внесло существенный вклад в разгром врага в годы Великой Отечественной войны.

Вот как, рассуждая, о трагедии пишет Сергей Бутко - черниговский кадр, один из самых одиозных представителей УИНП. Его опусы тиражируются практически всеми СМИ Украины, в которых работают журналисты, не знающие истории.

Бутко в статье о Корюковской трагедии умышленно задается вопросом: «Где были партизаны?»

И отвечает: «Советское партизанское объединение Фёдорова, которое находилось в лесах в 15 км от Корюковки, а его передовые дозоры – в 3 км, оставались на местах», поскольку «НЕ принял решение спасать корюковцев Николай Попудренко, секретарь Черниговского обкома КП(б)У к началу нацистской оккупации области. Сам Алексей Фёдоров был первым секретарём Черниговского обкома КП(б)У к началу нацисткой оккупации области».

Вот цитата: «Впродовж всієї каральної акції, яка проводилася планомірно з 09:00 до кінця «робочого» дня о 17:00, радянське партизанське з’єднання Федорова, що знаходилося у лісах за 15 км від Корюківки, а його передові дозори – в 3 км, залишалося на місці. Наказу від командування якось допомогти і врятувати цивільне населення міста рядові партизани, які рвалися у бій, так і НЕ отримали…. Звернемо увагу, що НЕ прийняв рішення рятувати корюківчан Микола Попудренко, секретар Чернігівського обкому КП(б)У до початку нацистської окупації області».

Продолжение вопросов Бутко: «Почему коммунистический режим игнорировал Корюковскую трагедию?»

Отвечает: «Кроме безразличия власти в отношении памяти (меморіалізації. - в тексте) этого факта катастрофического злодеяния тотального уничтожения целой сельской общины, есть еще одно обстоятельство. Неудобно на весь мир говорить о Корюковской трагедии 1943 гг., когда отсутствует ясный и однозначный ответ на вопрос: “А где были партизаны”?.. Власть замалчивала ответственность партизанского движения, который был послушным инструментом политики СССР на оккупированной нацистами территории, за отсутствие политики защиты собственного гражданского населения от вражеских репрессий».

Вот так.

А теперь посмотрите на карту, которая тиражируется и УИНП, и СМИ. Найдите на ней СССР, УССР. А в состав УССР (Украины) в период Великой Отечественной войны включен и Крым, и Закарпатье.

Бутко обличает советское партизанское движение, коммунистический режим, власть Советского Союза, а читателю подсунули карту, на которой их нет.

Ничего удивительного. Ведь развёрнута борьба с советским прошлым, развернуто по всем фронтам информационное оболванивание населения Украины. Из памяти фактически стёрли СССР, Великую Отечественную войну… В памяти оставляют только врагов.

А теперь о том, как тот же Бутко и иже с ним на фоне уничтожения и искажения памяти о прошлом формируют ненависть.

Цитирую подзаголовок из статьи Бутко «Корюковская трагедия 1943-го – национальный символ национальной скорби», который называется так: «Российский агрессор – наследник нацистской политики террора против гражданского населения Украины».

Этот кадр из УИНП в феврале 2018 года написал: «Сознательное уничтожение городов и сёл на Востоке Украины вместе с их мирными жителями с 2014 года вооруженными силами государства-агрессора – Российской Федерации и её «пятой колонны» – банформированиями «ДНР» и «ЛНР» есть продолжение политики, которую проводила нацистская Германия во время Второй мировой войны…»

Комментировать невозможно. Понять, почему так пишет Бутко, можно лишь, зная задачи, поставленные пред ним УИНП. Это человек с измененным сознанием. Но то, что он пишет и говорит, тиражируется СМИ, он частый гость на ТВ…

* * *

Вот так и живём: сводим счеты с «проклятым советским» прошлым Украины, а вот о чудовищных зверствах фашистов в нашей Украине умалчиваем, ищем врагов, формируем ненависть.

Мы обязаны не просто помнить о военном прошлом Украины, но и четко осознавать, какие угрозы несёт в себе межнациональная рознь. Великая Отечественная война была и великой трагедией советского народа, и великой его Победой. Память о жертвах указанных трагедий неотделима от памяти советских солдат и партизан, которые внесли свой вклад в общую Победу 1945 года. Время подтвердило их гражданскую и нравственную правоту. Они, конечно же, не читали плана «Ост», но познали его содержание по практическим деяниям оккупантов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору