Информационно-аналитическое издание

Крымский очаг противоречий

Версия для печатиВерсия для печати

Я родился и сорок лет прожил в красивейших местах – на Южном Урале. Но когда в 2006 году оказался в Крыму, был просто в восторге от него. Познакомившись с жителями полуострова я узнал о том, что и этот благословенный край раздирают внутренние противоречия: украинские националисты ненавидят русских, крымские татары до сих пор живут старыми обидами на государство, которого уже давно нет, а русские, став объектом ненависти и первых, и вторых, готовятся дать отпор, если те начнут реализовывать свои угрозы. Что, впрочем, не помешало мне сдружиться и с татарами, и с русскими националистами, и с верующими в украинскую национальную идею. Помогло, видимо, детство, проведённое бок о бок с башкирами, волжскими татарами, чувашами, немцами, украинцами, евреями, марийцами.

Сегодня Крым – в центре внимания всего мира. Именно он восстал против установившейся в Киеве бандеровской власти. И это восстание лишь подхлестнуло, обострило давние проблемы межнациональных отношений на полуострове, замысловато переплетающихся с политическими проблемами единственной автономной республики Украины.

* * *

От Севастополя сложно было ожидать иной реакции, кроме открытого неповиновения «революционной» киевской власти. Подавляющее большинство его жителей абсолютно реально гордятся героическим прошлым своего города и связывают Севастополь с российским флотом, с Россией. Даже те, кто совершенно искренне согласились с его нынешней принадлежностью Украине. Даже те, кто в силу обстоятельств либо по убеждению служит в Военно-морских силах Украины. Им оппонирует лишь небольшая кучка идейных украинофилов, известных наперечёт.

Куда более удивительной оказалась реакция на государственный переворот и угрозу насаждения нацистских порядков со стороны жителей столицы Крыма. Во-первых, потому что это столица, а менталитет столичного жителя существенно отличается от менталитета жителя любого другого, пусть даже не менее крупного города. Во-вторых, крымские пророссийские партии, движения и организации целенаправленно душились все годы независимости Украины. Провокациями против их лидеров и откровенно запретительными мерами их свели к небольшим маргинальным группкам. В-третьих, с 2010 года Партия регионов провела на полуострове в целом и Симферополе в частности настоящую зачистку политического поля от всего живого, что могло бы составить ей даже малейшую конкуренцию. В-четвёртых, в Симферополе и в соседнем Бахчисарае особенно традиционно сильны позиции незаконного крымско-татарского «парламента», «меджлиса», долгое время возглавлявшегося клиническим русофобом Мустафой Джемилёвым.

Тем не менее крымский Верховный совет, в отличие от донбасских и других юго-восточных облсоветов, не просто вспыхнул протестами, а реально восстал против Киева, сверг признавших путчистов руководителей и объявил о стремлении защищаться от бандеровской угрозы. Чего это стоило крымчанам, мы узнаем нескоро. Тем не менее вооружённая самооборона полуострова заняла Перекоп и Чонгар, а будущее полуострова будет решаться на референдуме, который пройдёт в ближайшее время.

Это вовсе не значит, что с решениями крымского парламента смирились все. Едва в Симферополе вспыхнули первые волнения, узурпатор Турчинов попытался расправиться с сопротивлением руками татарских экстремистов, верных «меджлису». Дальше потасовок дело не пошло, хотя не обошлось без жертв. Потом в ход была пущена «тяжёлая политическая артиллерия» в лице одного из спонсоров государственного переворота Петра Порошенко, впрочем, так и не добравшегося до Верховного совета республики и вынужденно  спасавшегося бегством.

Безусловно, стабилизирующую роль сыграло согласие Совета Федерации на использование Владимиром Путиным Вооруженных Сил РФ на территории Украины до нормализации обстановки.

Но это вовсе не значит, что в Крыму всё благополучно закончилось. Крымско-татарская карта ещё не отыграна до конца.

Не случайно Д. Ярош, против которого открыто уголовное дело, в недавнем заявлении о «всеобщей мобилизации и вооружении всех своих подразделений»  провокационно, делая акцент на крымско-татарском  народе, ни много ни мало утверждал: "Произошло военное вторжение в Украину врага всех народов Центральной и Восточной Европы - московской империи. Это вторжение направлено не только против украинского народа, но и против всех граждан Украины. В частности, в значительной мере оно направлено против крымско-татарского народа".

* * *

Все годы украинской независимости в сознание как жителей Украины, так и других стран усиленно вбивалось тождество: крымско-татарский народ – это «меджлис». Мол, только Мустафа Джемилёв и его наследник на посту главы нигде официально не зарегистрированной организации Рефат Чубаров представляют интересы крымских татар. Кем и для чего это делалось, становится ясным, если разобраться, кому выгоден этот нелегальный орган.

Начнём с того, чьи интересы отстаивает «меджлис» в украинской политике. Джемилёв и Чубаров были активнейшими сторонниками Виктора Ющенко в дни «оранжевого» государственного переворота. За что Ющенко предоставил им абсолютную монополию на представительство в совете по крымским татарам при президенте, всяческими силами поддерживая все русофобские инициативы «оранжевых». В начале 2008 года именно «меджлис» организовал пронатовские выступления крымских татар. После развала ющенковской «Нашей Украины» меджлисовцы немедленно присоединились к наиболее русофобской парламентской силе, а вскоре активно включились и в евроинтеграционную пропаганду.

Несмотря на религиозные противоречия, руководство «меджлиса» всегда близко сотрудничало с украинскими националистическими организациями. В 1990-е годы – с УНА-УНСО, отметившейся участием в боевых действиях против российских федеральных войск во всех локальных конфликтах в России. В 2000-е оно наладило сотрудничество с террористической организацией орденского типа «Тризуб им. Степана Бандеры», лидер которой Дмитрий Ярош стоит за кровопролитием на майдане нынешней зимой. В январе 2014 года анонимные хакеры взломали почтовый ящик заместителя главы «Тризуба» Андрея Тарасенко и выложили в сеть его переписку с «меджлисовцами», где Тарасенко просил у крымско-татарских «братьев» оружие для майдана.

Упомянутая переписка раскрывает любопытный факт, касающийся иностранных связей «меджлиса». Запрашивая оружие, Тарасенко просит адресата поблагодарить «турецких друзей» и посодействовать в выполнении заявки, поскольку он «ничего лишнего не требует». То есть именно «меджлис» является связующим звеном между украинскими национал-террористами и некими турецкими «спонсорами», поставляющими оружие в Крым. Кроме турок, у «меджлиса» прекрасные отношения с руководством НАТО и Евросоюза, постоянный контакт с которым поддерживают финансисты из ближайшего окружения Джемилёва братья Руслан и Рустем Умеровы, бизнес которых базируется в Турции и Голландии. Фактически все международные контакты Джемилёва сводятся к странам-членам НАТО и организациям, подконтрольным либо США, либо структурам Северо-Атлантического альянса.

* * *

Но главным коньком политики незаконного крымско-татарского «парламента» является пещерная русофобия. И неудивительно, что именно Джемилёв и Чубаров чуть ли не самыми первыми высказались за введение чрезвычайного положения в Крыму и организацию военного противодействия России. Чем, собственно, они и дороги своим зарубежным партнёрам. Среди них важнейшую роль играет Турция, практически открыто предъявляющая свои претензии на Крым. Так 27 февраля, едва начались волнения русскоязычного населения полуострова и их столкновения со сторонниками «меджлиса», министр иностранных дел Турции объявил о намерении «встретиться с соотечественниками» в Крыму.

Некоторые эксперты утверждают, что «золотой век» «меджлиса» уже прошёл. Поддержка окружения Джемилёва, замешанного в разворовывании государственной и спонсорской помощи крымским татарам, снизилась с 95% в 1990-е до 15% сегодня.

Альтернативные крымско-татарские организации, такие как «Мили Фирка» и «Себат», активно выступили против госпереворота. Автор лично встречался в Киеве с представителями «Себат», приехавшими в декабре 2013 участвовать в «Антимайдане». «Мили Фирка» полностью поддержала усилия России по защите Крыма от бандеровского вторжения.

* * *

Очень большое влияние на крымских татар оказывает позиция их единоверцев, проживающих в РФ. Простые люди прекрасно видят, как живут, например, волжские татары, уважаемые ими за верность мусульманским традициям. Именно в общении с отдыхающими в Крыму российскими мусульманами развеиваются насаждаемые «меджлисом» мифы о притеснении в России последователей учения Магомета, о русской враждебности к татарам. Дошло (отрадно отметить) до того, что среди крымских татар появились сторонники возврата Крыма России. Конечно, они немногочисленны, конечно, процессу отказа от поддержки «меджлиса»  очень мешает менталитет, обязывающий выражать почтение и безоговорочное доверие каждому высокопоставленному единородцу, но тенденция снижения доверия к Джемилёву и его окружению не просто заметна, а бросается в глаза.

Будут ли разыгрывать крымско-татарскую карту Турция, США и НАТО, пока утверждать сложно. Возможности для этого у них есть. Тем более кроме «меджлиса» в Крыму действует и ряд откровенно террористических радикальных крымско-татарских группировок ваххабитского толка.

Развитие ситуации во многом зависит от позиции российских мусульман, к мнению которых простые крымские татары очень прислушиваются, в частности к недавнему обращению Госсовета Татарстана к народам АРК. Громко прозвучали слова лидера Чечни Рамзана Кадырова, поддержавшего шаги России по урегулированию украинского кризиса. Если с подобной позицией выступят и другие мусульманские авторитетные деятели, то существует вероятность того, что татарско-русского конфликта на полуострове удастся благополучно избежать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору