Информационно-аналитическое издание

Ложь и невежество: как на Украине отмечают 310-летие Полтавской битвы

Версия для печатиВерсия для печати

Воздадим должное: первым в медийном пространстве вспомнил о приближающейся знаменательной дате пресловутый Украинский институт национальной памяти: ещё за две недели до события УИНП собрал круглый стол с повесткой: «Редут Империи. Полтавская битва 1709 года как место памяти: история, миф, роль в насаждении идеологемы „Русского мира“ в Украине». Здесь же полилось и враньё: «стол» имел «геометрию», напрочь исключающую другие мнения, кроме безапелляционных, доносимых до «историков, музейных работников и журналистов» устроителями в виде руководства к действию. Давался наказ: как рассматривать битву, что о ней писать, какие трактовки допустимы. 

Заставка круглого стола УИНП на «Укринформе»

В атаку на имперский редут были брошены лучшие, если можно так выразиться, силы: Виктор Брехуненко, Владимир Вятрович, Александр Галенко, Тарас Чухлиб, Богдан Короленко – заявленные «историками» (кроме Ольги Ковалевской, значившейся по новейшему правописанию «историкиней»); каждый был главой, заведующим или директором чего-либо «научно-исторического». Обозначенные в числе участников Евгений Нищук, министр культуры Украины, и одиозный Вятрович время «Ч» проигнорировали, к моменту решительного броска на фортификационное сооружение не материализовались.

Действо шло в прямом эфире, затем отснятое почти полуторачасовое видео выложили на YouTube. После чего, если судить по комментариям зрителей, «лучшие силы» штурмовиков бесславно погибли. «…Из какой психбольницы вы сбежали?» – спрашивал один из зрителей. Иные сокрушались: «Невже цi "iсторики" належать до Академiї наук України? Нi cлова, нi думки не залишилося...Бiда...», «Как же стыдно за Украину, полная деградация нации...»

Как дело было? Первым из выступавших был Александр Галенко. Отметив, что для него Полтавская битва – слишком незначительное событие в исторических горизонтах украинской державы, которую он озирает даже не от момента Крещения Руси (988 год), а минимум на полтора тысячелетия ранее, докладчик увлёк слушателей в Ассирийское царство, славу которого творили, по его словам, украинцы. Что подтверждается изображениями на барельефах, которые историки России отредактировали с помощью фотошопа в 1968 году (первая версия Photoshop 1.0. появилась, если что, в 1990 году). Украинцы, заявил Галенко, побивали крестоносцев и взяли в плен короля Болдуина IV. Казаки успешно теснили Османскую империю. Киев в 1240 году взяли не монголы, а китайцы. Конечно, это отрицают некоторые историки, но только те, кто «говорить московською мовою».

Круглый стол в прямоугольном формате. Мероприятие вызвало, как видим, «огромный интерес»

Так и не вернувшегося из долин Тигра и Евфрата Галенко сменил Виктор Брехуненко. Полтавская битва, сказал он, была отнюдь не эпохальным событием для людей того поколения. Это потом раздули. Все реформы Петра I осуществлены не им, а украинцами и немцами. Никаким «великим» он не был, и вот пример: когда царь захотел отдать свою дочь Лизу за короля Франции Людовика XVII, то быстро получил от ворот поворот. (Справочно: Людовик XVII родился через 24 года после смерти своей предполагаемой невесты, и сам умер 10 лет от роду, о женитьбе не помышляя).

«Историкиня» Ольга Ковалевская в том была солидарна с предыдущим докладчиком, что о Полтавской битве в Российской империи, по её словам, практически никто слыхом не слыхивал до начала ХХ столетия, пока государство не оказалось в «скрутному становищі»: его поставила на колени «крохотная Япония». Росло недовольство крестьян Столыпинской реформой. Разразилась революция. Империи потребовались «скрепы», к каковым «историкиней» были отнесены упомянутая битва и другие события – липовые, извращённые и раздутые. Триста лет простоял Дом Романовых без «скреп», а тут вдруг понадобились. Ну-ну… Кривых стропил Ковалевская насчитала аж четыре (см. таблицу).

«Скрепы империи» по «историкине» Ковалевской. Из наглядных материалов круглого стола УИНП

Досталось от «историкини» священству (московским попам), которые мало что сами участвовали в торжествах по поводу 200-летия Полтавской битвы, так ещё и выпускали спецномера «Епархиальных ведомостей», подробно освещавших событие. Получил на орехи и режиссёр Александр Ханжонков. Он не только посмел заснять на плёнку эти торжества, но и тиражировал фильм на своей фабрике для широкого распространения. Возмутительно!

Печатная продукция музея Полтавской битвы прежних лет: путеводители регулярно выпускались тиражами до 80 тысяч экземпляров. В нынешнем году тираж путеводителя составил 500 экземпляров (с запасом)

Тарас Чухлиб акцентировал, что приказ о создании музея Полтавской битвы дал лично Сталин. Не меньший гнев вызвало у него и Постановление ЦК КПУ и Совмина Украинской ССР, превратившего музей в заповедник «Поле Полтавской битвы». А сейчас, по его мнению, надо изменить его статус на «национальный» с названием на «Украина в Северной войне 1700-1721 годов» (как государство Украина сделала попытку состояться, напомним, только через два столетия, в 1917-м). И сторонами конфликта показать не только Россию и Швецию, а также Данию, Польшу, Германию, Великобританию, Финляндию, Литву, Латвию, Эстонию, Белоруссию, Норвегию, Турцию, Молдавию, Румынию, Калмыкию «и других, мне тяжело посчитать». Памятники битве вывести из охранного госреестра с тем, чтобы их можно было демонтировать и перенести «в другое место». Подразумевается – уничтожить. Первым же делом убрать памятник Петру I перед входом в музей, ибо возле него делают селфи посетители, после свадьбы молодые возлагают к нему цветы, детки фотографируются и «в границах информационной, или как мы её называем, гибридной войны» распространяют эти снимки в интернете. «А русский солдат берёт такую фотографию, и говорит; „Мы идём освобождать Полтаву, потому что в Полтаве фотографируются детки, которые хотят, чтобы здесь был Русский мир и Пётр I как основной гений Русского мира"».

Как будут «нейтрализовывать влияние полтавского мифа». Особое внимание следует обратить на пункт 6 – это, по существу, призыв к уничтожению памятников

В самом музее Тарас Чухлиб предлагает учинить форменный погром, оставив только зал «Казацкая держава». Обязательно – зал Мазепы. Участие в подобном кавардаке должно привлечь инвесторов, после чего в Полтаву станут «ездить турки и представители других народов, которые принимали участие в Северной войне». Мысль интересная. 310 лет не ездили, теперь валом повалят. Остап Ибрагимович, это Вы? Снова – про «стольный град Васюки»?

***

Описанное видео было не единственным, снятым к юбилею. Другим стал ролик «Что шведы думают о Полтаве? К 310-летию битвы», созданный издательством «Медуза» из Литвы, ровесницей Майдана, в партнерстве с государственным Шведским институтом. Здесь проводится та мысль, что шведы о битве вообще не думают. Как проиграли в сражении, так и помнить забыли. Отсюда, дескать, и проистекает благополучие современной Швеции. А кто мается со своим, скажем так, «победобесием», тому и живётся плохо.

Благодаря реконструкторам на поле Полтавской битвы вновь сошлись русские и шведы. Исходные фото с сайта tourism.poltava.ua

Лукав Шведский институт, шельмовата и «Медуза». «Забыли» они, что целых сто лет после Полтавы Швеция пыталась взять реванш за поражение в трёх войнах: 1741-1743, 1788-1790 и 1808-1809 годов. Да, Швеция не участвовала в Первой мировой, но лишь потому, что к началу её опоздала, а дальше встревать было невыгодно. «В августе 1914 года в Стокгольме в окружении короля открыто называли главным врагом Россию, причем на полном серьёзе поминали обидные поражения в Северной войне, включая Полтавскую битву, и досаду от потери отвоеванной Россией в 1808-1809 гг. Финляндии», – пишет компетентный исследователь. Ясно, не Брехуненко и не Чухлиб.

Да, Швеции удалось сохранить свой нейтральный статус и во Второй мировой, однако «она поставляла в Германию железную руду, сталь, оружие, станки, корабли, подшипники, лесоматериалы, другие необходимые германской военной промышленности материалы. Банки Швеции выдавали нацистам крупные кредиты. Правительство разрешило провоз немецких солдат по шведским железным дорогам в Финляндию и Норвегию. С сентября 1940 по август 1943 года было перевезено более двух миллионов гитлеровских солдат».

Около 40 процентов германских боеприпасов были сделаны из шведской стали. «Сотрудничество Швеции с нацистской Германией во время Второй мировой войны представляет собой одну из самых острых и дискуссионных тем в шведской истории XX века», – сообщает источник. «Значительное влияние на формирование взглядов Адольфа Гитлера, Германа Геринга и других вождей нацизма оказали шведские интеллектуалы, путешественники и ученые – граф Эрик фон Розен и Свен Гедин». В стране действовало множество партий фашистского толка, возглавляемых Биргером Фуругордом, Мартином Экстремом, Свеном Олофом Линдхольмом, Пером Энгдалом, Нильсом Флюгом и другими. Фраза «Реванш за Полтаву» не сходила с их языков.

Швеция ныне формально нейтральна, она официально не входит в НАТО. Но: «Мне надоело лицемерие по поводу шведского нейтралитета», – заявил автор документального сборника «Скрытый альянс – тайные связи Швеции и НАТО» шведский журналист Микаэль Хольмстрем, рассказавший в своей книге о 25 эпизодах секретного военного сотрудничества Швеции с НАТО, главным образом с США.

А сейчас? «Не так давно правительство Швеции опубликовало проект закона о договоре с НАТО, по которому страна обязуется предоставлять свою территорию для военных учений НАТО и принимать здесь силы реагирования Североатлантического альянса».

Помимо упомянутого в ролике музея корабля «Ваза», в Швеции имеется немало частных музеев, в которых достойно представлен король Карл XII. «Он пользуется почитанием школьников и нацистов», – говорится в одной из публикаций. Школьники подрастают, становятся политиками и управленцами, отнюдь не растрачивая своих убеждений, а лишь маскируя их.

О доблести каролинцев поёт шведская пауэр-метал группа Sabaton. О Полтаве у них тоже есть, и там отнюдь не о молдаванах и калмыках, не говоря уже об украинцах.

* * *

Мероприятия по случаю 310-й годовщины Полтавской битвы в музее заповедника «Поле полтавской битвы». Фото с сайта tourism.poltava.ua

Что же делала сама Полтава в день 310-летия знаменитой баталии, которую повадились приурочивать к 27 июня без поправки на новый стиль и корректировки с церковным календарём (состоялась на святого Сампсония страннопримца, 10 июля)? Почти ничего. В музее Полтавской битвы собралось несколько десятков полтавчан, неравнодушных к главному событию в истории города. Руководство города почтить их своим присутствием не соизволило. Приехали реконструкторы из Одессы, Харькова, Киева. Так опять сошлись на поле русские и шведы (эстонцев, румын и калмыков, как сторон сражения, не наблюдалось). В музее провели «конференцию» сугубо местного значения – по нотам УИНП, где звучала та же чушь: «казацкая держава», «военно-политический союз Мазепы и Карла XII»… Участникам презентовали созданный местными энтузиастами 3D-фильм о Полтавской битве. Но, поскольку он отражает классическую версию развития событий, широкому зрителю его не показали. И даже на сайте «Полтавщина», в отличие от поделки, снятой на шведские деньги, не выставили.

Новый экспонат музея Полтавской битвы: сердюк, прежде солдат Петра I. Фото с сайта tourism.poltava.ua

На собравшихся безучастно, но как бы и печально взирал «новый» экспонат: сердюк (наёмник в казачьем войске). Раньше он был, между прочим, воином царя Петра I и стоял в зале крепости Полтава.

Заглавное фото: Плакетка «Полтавская битва». Была изготовлена в 1987 году Полтавским экспериментальным заводом «Динамо» (заводом украинских сувениров), ныне разрушенным.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru