Информационно-аналитическое издание

Мариуполь дождался своего освобождения

Кадры кинохроники 1943 года, Мариуполь
Версия для печатиВерсия для печати

В этом году Мариуполь будет отмечать 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Город освободили 10 сентября 1943 года в ходе Донбасской стратегической наступательной операции (13 августа – 22 сентября 1943 года). Для этого Красной армии пришлось прорвать очень сложную трёхлинейную систему обороны из дотов и дзотов, которая в официальных документах вермахта называлась «Восточная граница Великой Германии». Третья линия этой «границы» проходила по окраинам Мариуполя.

Известно, что Гитлер придавал огромное значение удержанию индустриального Донбасса и мариупольского порта.

«Исключительно важно Донецкий бассейн и далее удерживать в наших руках, и вместе с тем всё, что не является настоятельно необходимым в Донецкой области, уничтожить, с тем чтобы, если при определённых условиях придётся вынужденно отойти, лишить противника важных экономических позиций», – заявил он в августе 1943 года. Тогда уже всем было понятно – «отойти» придётся: Красная армия слишком быстро шла вперёд по донецким степям, освобождая город за городом. Так, например, только за один день 6 сентября было освобождено более ста населённых пунктов, а 8 сентября советские воины вошли в столицу Донбасса город Сталино (Донецк).

В этот же день Гитлер прибыл на совещание в Запорожье для того, чтобы услышать доклад Майнштейна:

«Противнику удалось пробить брешь на северном фланге 6-й армии шириной 45 км, где сражаются только остатки двух наших дивизий. Контратаки небольшими имеющимися у нас танковыми силами не смогли закрыть эту брешь. Хотим мы или не хотим, но мы будем вынуждены отойти за Днепр».

Гитлер согласился, но поставил задачу – остановить наступление Красной армии на подступах к Днепру. Немцы начали отступление.

10 сентября советские воины Южного фронта вошли в Мариуполь, им помог морской десант Азовской военной флотилии, который высадился на побережье за городом. Нынешние оккупанты в лице ВСУ хорошо знают этот факт и, боясь повторения сценария освобождения города, даже пытались рыть окопы на берегу моря, пытаясь закрепиться на берегу. Никто не подсказал бравым «киборгам», что в десяти метрах от моря окопы не роют. Впрочем, через неделю они это поняли сами, а местные жители ещё с год шутили и «объявляли» сбор денег на акваланги для «хероев», чтобы те не утонули в своих окопах.

Вернёмся, однако, в тот Мариуполь, в который вошла Красная армия, – город горел.

«Этот город когда-то считался самым весёлым в Донбассе. Приморский, зелёный, вечно смеющийся, вечно поющий Мариуполь. Заводы и виноградники. Домашнее, уютное Азовское море. Портовые парни, черноглазые быстрые девчата, весёлая комсомолия «Азовстали». Да, это был хороший, весёлый город. Последний раз я был здесь два года назад. Здесь ещё пели, немного тревожно и грустно, – но пели. Город ещё не знал своей судьбы», – написал военный корреспондент Борис Горбатов, вошедший в Мариуполь вместе с бойцами Южного фронта.

Пустой пылающий город встретил своих освободителей. Немцы ушли заранее, угнав с собой мариупольцев – всех, кто не смог надёжно спрятаться. Местное население немцы погнали в сторону Запорожья – непонятно для чего. Впрочем, пройдя несколько километров, люди стали отставать, прятаться в подсолнухах и кукурузе и поворачивать назад, немцев это уже не сильно волновало. Мариупольцы возвращались домой по пыльной дороге и не знали, что их домов больше нет.

Так выглядел Мариуполь на момент освобождения от нацистов 

Так выглядел Мариуполь на момент освобождения от нацистов

Центр города сгорел полностью. Повезло некоторым домам, которые стояли в глубине дворов и, отступая, гитлеровцы их не подожгли. Поэтому так мало в городе сегодня не только памятников архитектуры, но и просто довоенных домов.

Металлургические заводы были взорваны, в порту полузатоплен танкер «Грозный» и накренившийся легендарный парусник «Товарищ»…

«Из кукурузников, из камышей, из пещер возвращаются в город люди. Врагам не удалось их угнать. С тощим узелком идёт меж развалинами Ольга Володина. Узелок – вот всё, что осталось у неё. Восьмилетняя девочка несёт штору с алым бантом, ищет мать. Около полусожжённых кроватей на пепелище возятся люди. Кто-то разгребает золу. Мужчина с ожесточёнными, сухими глазами рубит обгорелые бревна. Он хочет сколотить пока хоть конуру», – пишет Горбатов.

На следующий день, 11 сентября 1943 года, в газете «Известия» была опубликована статья о взятии Мариуполя.

Газета «Известия» от 11 сентября 1943 года

Газета «Известия» от 11 сентября 1943 года

«Что собой представляет сегодня некогда шумным, богатый, красивый приморский город? Мы объехали его вдоль в поперек. Перед нами открылись картины, леденящие кровь. Мариуполь разорён, разграблен. Уничтожены не только крупные общественные здания, как, например, театр, больница, но и большая часть жилых домов. Разрушены цеха завода им. Ильича, и «Азовстали», взорваны мартены, домны, сгорел коксохимический комбинат», – пишет спецкор «Известий» П. Никитин, в конце статьи приписка: «Доставлено самолётом из действующей армии».

Но это на следующий день. А 10 сентября, пережив 701 день оккупации, Мариуполь в считаные часы стал возвращаться к жизни. В городе ещё тушили пожары, а в Москве нарком чёрной металлургии И.Ф. Тевосян подписывает приказ № 275 о назначении директором завода «Азовсталь» тов. Когана, главным инженером – тов. Романько и т. д. В приказе говорится: «Немедленно приступить к работам по восстановлению агрегатов, производственных цехов и сооружений, в двухнедельный срок представить в Наркомат доклад о состоянии завода и предложения о порядке, сроках и очерёдности его восстановления, для обеспечения руководства основными участками немедленно откомандировать на завод «Азовсталь» работников согласно приложению».

В ночь на 12 сентября все работники «согласно приложению» на грузовике прибыли в Мариуполь и рано утром были на заводе, вернее на том месте, где ещё недавно был «Азовсталь» – гордость советской металлургии. Завод практически пришлось строить заново.

Разрушенный завод «Азовсталь»

Разрушенный завод «Азовсталь»

В тот же день нарком танковой промышленности В.А. Малышев подписывает приказ о назначении директора металлургического завода им. Ильича, и уже 11 сентября новый директор Александр Фомич Гармашов с группой инженеров осматривают разрушенные и сгоревшие цеха завода.

Сегодня это может показаться фантастикой, но уже 11 сентября в Мариуполь начали приходить письма. Остаётся только удивляться, каким образом почтальоны находили адресатов в разрушенных трущобах, но факт остаётся фактом – находили. И мариупольцы получали письма, которые где-то лежали два года и ждали освобождения Мариуполя.

11 сентября в городе начали работать школы – и пусть не было ни парт, ни стульев, ни тетрадей, но были уроки, были строгие учителя и оценки. Невероятно, но дети, всего три дня назад прятавшиеся от немцев в кукурузе, сели за импровизированные парты.

А уже 13 сентября десять тысяч мариупольцев вышли на работу – разбирать завалы взорванных заводских цехов, восстанавливать то, что ещё можно было восстановить.

О чудесах восстановления города из руин, вернее, о той скорости, с которой это происходило, можно писать долго. Но остановимся только на цифрах и фактах: через 14 дней было полностью восстановлено водоснабжение, через 15 дней начал работать хлебозавод, через 30 дней заработала мартеновская печь № 5 на заводе им. Ильича, через 60 дней завод им. Ильича дал первую плавку.

«В парке, на заводе имени Ильича в первый раз за два года гремит радио. Только что закончился митинг. Сейчас будут выступать приехавшие в Мариуполь артисты армейского ансамбля. Народ нетерпеливо ждёт. Он ещё не верит, что это возможно.

Этот город снова будет самым весёлым в Донбассе», – завершает свой очерк об освобождении Мариуполя Борис Горбатов.

Тогда были уверены – никогда больше Мариуполь не коснётся тень оккупации. К сожалению, коснулась. И продолжилась не 700 дней, как это было в 1941 – 1943 гг., а намного больше.

А 10 сентября – День освобождения Мариуполя – с каждым годом отмечают всё тише, всё скромнее в надежде, что скоро не останется ветеранов и тех, кто помнит прошлое, а молодёжь поверит в новую версию истории своего родного города.

День освобождения Мариуполя много лет праздновали как День рождения города, что, в общем-то, символично. Но в последние годы эти праздники разделили: сначала скромно День освобождения с походной кухней, а в последний год и без неё, а через неделю – День города с музыкой, весельем, парадами и фейерверками. И началось это разделение не в 2014-м, а раньше.

Но тем не менее и вопреки всему, мариупольцы верят, что придёт второй День освобождения. Обязательно придёт.

И «этот город снова будет самым весёлым в Донбассе». 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru