Информационно-аналитическое издание

Минский Меморандум: по ком звонит колокол? (I)

Версия для печатиВерсия для печати

Итак, Меморандум об углублении взаимодействия между Евразийской экономической комиссией и Украиной подписан. А в ноябре будет подписано Соглашение об ассоциации между Украиной и Европейским союзом. И действительно, почему бы европейцам его не подписать, если оно выгодно прежде всего ЕС, а не Украине? Будем пока что исходить из этого предположения.

Можно подвести предварительный баланс, как сказал бы бухгалтер. Или подбить бабки,  как уточнил бы его работодатель.

Не успели еще высохнуть чернила на подписанном в Минске документе, как некоторые комментаторы заявили о крупнейшем провале российской внешней политики. Ведь Киеву якобы удалось навязать в отношениях с Таможенным союзом пресловутый формат 3+1,  которого он так добивался, а Европе – удержать Украину от участия в интеграционных проектах на постсоветском пространстве.  Другие, наоборот, считают результаты саммита ТС существенным сдвигом в позиции Украины, который приведет ее в конечном счете в формирующийся Евразийский экономический союз. Такой разнобой во мнениях, на первый взгляд, кажется странным.

Хватает противоречий и в оценке Соглашения между ЕС и Украиной. Кто-то всерьез считает его чуть ли не преддверием членства Украины в Евросоюзе и похоронным маршем для ЕЭС, проект которого без Украины, по их мнению, несостоятелен. А кто-то полагает, что этот колокол звонит по самой Украине. Потому что в Таможенном союзе и ЕЭС она бы на равных определяла правила игры, в то время как в ассоциации с Евросоюзом Киеву придется играть по нотам, написанным для него в Брюсселе. Да чего там! Он уже играет.

Но если не бросаться в крайности, то истина, по-видимому, где-то посередине. И с этих позиций вполне можно прикинуть, как будут развиваться события после Вильнюса. Или, точнее, как хотелось бы основным игрокам, чтобы эти события развивались в нужную для них сторону.

Что мы имеем на данный момент в отношениях Украины с ЕС? На данный момент Европейский союз готовится вскрыть внутренний рынок Украины, как консервную банку, вытряхнуть содержимое в виде украинского малого и среднего бизнеса и наполнить ее собственными товарами, не имеющими спроса в Европе.

Зато определенные послабления получит та часть украинских олигархов, которая гонит на Запад сырье и полуфабрикаты, из которых европейцы будут изготавливать то самое, на что у них спроса нет, а в Украине, за неимением собственного производства, есть. И даже очень и очень. Будем считать это взаимовыгодным обменом.

В других сферах бытия, особенно в политике, ЕС и Украина планируют обмениваться не менее активно. Правда, в основном обещаниями. Киев, к примеру, обещает начать жить и служить народу по европейским стандартам, взяв за ориентир «европейские ценности» в отношениях между государством и обществом. Европейцы, в свою очередь, обещают ему в этом помогать советами.

Но вряд ли обе стороны относятся к этому серьезно. Украина вот уж 20 лет как декларирует свою приверженность «европейским ценностям» и даже принимает соответствующие законы, но воз, как говорится, и ныне там. Потому что правящая элита, какую бы партию при власти она ни содержала, прекрасно понимает: начни она управлять государством на основе реальной демократии – ее тут же сметут с политической арены настрадавшиеся от «эффективных менеджеров» украинцы. Хорошо если только с арены. Поэтому, какие бы законы ни писались в Киеве, их реальное выполнение и после подписания Соглашения будет под вопросом. Европа может сколь угодно стенать и заламывать руки, но пока украинский народ сам не захочет что-то изменить в своей стране, ничего здесь, по сути, меняться не будет.

В Брюсселе об этом прекрасно осведомлены и излишне настаивать не будут. Главное – чтобы «правильные» законы были Киевом написаны и еврочиновники могли об этом отчитаться перед Европарламентом и его избирателями. А там – как бог даст. Потому что демократия на постсоветском пространстве заботит Запад лишь в той мере, в какой ее лозунги можно использоваться как инструмент давления на власть, когда США и Европе нужны от партнеров выгодные Западу телодвижения. Или для смены правителей, если таковые им вдруг чем-то не потрафят. Бывало уже.

Еще Киев обещает «сближаться» с Европой в сфере внешней политики и политики безопасности. Брюссель же, в свою очередь, взваливает на свои плечи бремя выслушивать мнение украинских политиков и чиновников в рамках «усиленного диалога».  Впрочем, ни то, ни другое никого ни к чему не обязывает. Потому что способность Украины хоть каким-то образом влиять на политику ЕС представляется крайне сомнительной. Ведь это она просится «под крыло» Европы и НАТО, а не наоборот. Так что «усиленный диалог» будет, скорее всего, «усиленным монологом», хотя и с обеих сторон. 

Вот что действительно волнует украинских правителей, так это визовый режим с ЕС и урегулирование вопросов с устройством украинцев на работу в Евросоюзе. И вовсе не потому, что у представителей нашей элиты не найдется лишней тридцатки евро, чтобы смотаться «в Париж, по делу, срочно». И не потому, что соглашение о безвизовом режиме с ЕС как-то повлияет на отношение к Партии регионов украинских избирателей.

По данным украинского МИД, после 1992 года лишь 4% граждан Украины посетили зарубежные страны, если не считать таковыми страны СНГ (1). Из них половина ездила в Египет и Турцию. По данным же социологов группы «Рейтинг», только 1% украинцев, выезжавших в страны ЕС, сделали это более одного раза за последние пять лет (2).

Что из этого следует? Да то, что подавляющему большинству украинских избирателей глубоко «до лампочки» визовая политика Европейского союза. Им иногда не хватает денег,  чтобы съездить в соседнюю область, не то что в Париж.

Другое дело – заботы властей предержащих. Для правящей элиты было бы очень кстати увеличение числа украинцев, посещающих страны Евросоюза. Чем больше их туда выезжает на разведку, хоть туристами, хоть «по обмену», тем больше их там потом остается в качестве гастарбайтеров. Тем самым уменьшается количество безработных в Украине и снижается социальная напряженность, грозящая властям неприятностями. К тому же намерение украинского правительства обложить денежные переводы гастарбайтеров налогом призвано существенно пополнить ту часть государственного бюджета, которая идет на социальные нужды, снижая градус ненависти народа к его «элите» до приемлемого уровня.

Естественно, такая политика Киева сопровождается воздыханиями политиков и чиновников по поводу «утечки мозгов» и рабочих рук за кордон, но, как можно видеть, они ничего не предпринимают, чтобы эти «мозги» и «руки» оставались в Украине. Потому что для предприятий украинского олигархического капитала нынешних 38 миллионов сограждан – многовато будет. На всех рабочих мест не хватит. Так что чем «лишние люди» будут болтаться в своей стране без дела, но с нехорошими мыслями в голове, пусть они лучше зарабатывают деньги за кордоном и платят из них дополнительный налог в Украине. И все будут довольны.

В Брюсселе и к этому относятся с пониманием. К тому же и ЕС получит свои дивиденды. Европейцы наконец-то сообразили, что значительно выгоднее держать двери открытыми на восток, чем на юг. Украинцы образованны, трудолюбивы, легко ассимилируются в местную культуру и не склонны бить европейские физиономии и витрины, если им что-то в гостях не понравится. Так что остается лишь ждать решения технических вопросов, и в скором будущем украинская диаспора в Европе займет лидирующее место на рынке труда, связанного с выносом горшков и мытьем посуды на пространстве от Лиссабона до Люблина.

Таким образом, ЕС и Украина пришли к полному взаимопониманию. Европейцы расширят свой рынок сбыта и получат неконфликтную дешевую рабочую силу, а часть украинских олигархов улучшит свое материальное положение за  счет снижения налоговых ставок в Европе. При этом вся правящая в Украине элита сможет облегченно вздохнуть. Хотя бы на время. Потому что молодые и, как следствие, наиболее опасные для нее украинцы начнут жить поиском работы в Европе, вместо того чтобы накапливать ауру ненависти на просторах «рідної неньки» Украины.

Вот, собственно, и все, чем Украина и Европа на данный момент могут похвастаться. Все остальное – из сферы иррационального. Киев в очередной раз заверил Брюссель, что уж теперь-то Украина и ЕС будут точно связаны «общими ценностями», а Брюссель – тоже в очередной раз – признал «европейскость» Украины и пообещал когда-нибудь принять ее в  Евросоюз, если она будет «соответствовать». А будет или нет – это уж как решат в Европе. По обстоятельствам.  Вряд ли Румыния, Эстония или Хорватия «соответствуют» больше, чем Украина, а вот - подишь ты!

Но Соглашение об ассоциации Украины и ЕС вряд ли существенно изменит и «геополитический ландшафт». Потому что документ хоть и содержит обязательство Украины не подписывать противоречащие ему международные договоры, тем не менее прямо не препятствует смене Киевом интеграционного вектора, если он вдруг того захочет. Потому что под это ограничение попадает только экономическая часть Соглашения, касающаяся условий функционирования зоны свободной торговли. А к скандалам в этой сфере Киеву не привыкать.

Да и Николай Азаров время от времени напоминает: «Конечно, это широко распространенный миф об ограничении суверенитета наднациональных органов. Те люди, которые за это критикуют сторонников Таможенного союза, сами же предлагают присоединиться к Евросоюзу, где ограничение суверенитета на порядок больше» (3).

И это тоже хорошо понимают в Европе. Потому-то прибывающие в столицу Украины евровипы постоянно интересуются: «А вы точно будете выполнять Соглашение?» «Бу-у-дем!» – дружно отвечают украинские партнеры. И едут в Москву.

(Окончание следует)

1. http://www.ukrrudprom.ua/digest/Tisyacha_v_karmane_vagnee_propuska_v_ES.html
2.  http://blogs.pravda.com.ua/authors/hetmanchuk/51713a30b40dc/
3. http://news.mail.ru/inworld/ukraina/global/112/politics/13420312/?frommail=1
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору