Информационно-аналитическое издание

Мы еще обязательно встретимся...

Версия для печатиВерсия для печати

Состоявшаяся 20 марта встреча между президентом Украины В. Януковичем и председателем Правительства РФ, избранным президентом В. Путиным окончилась, как и следовало ожидать без громких заявлений о новом «прорыве в отношениях к взаимной выгоде сторон». Все было гораздо скромнее и лаконичнее. Как заявил президент Украины, на встрече с премьер-министром России Владимиром Путиным обсуждались актуальные вопросы украинско-российских отношений, в том числе и газовый. «Мы договорились с Путиным, что проведем в мае в 20-х числах межгосударственную комиссию, и до этого времени в обязательном порядке встретимся», - отметил В. Янукович. На этом комментарий относительно встречи в верхах был исчерпан.

Впрочем, это не означает, что она была безрезультатной. О её результате можно будет узнать по мере развития дальнейших событий в украино-российских отношениях. Однако по ряду косвенных признаков можно отследить позиции сторон на данный момент и направление их развития на ближайшую перспективу.
 
Позиция украинской стороны вполне чётко очерчивается несколькими документами, обнародованными накануне визита В. Януковича в Москву 19 марта сего года. Так, почти одновременно со встречей в верхах, 20 марта Верховная Рада приняла Постановление «О Заявлении Верховной Рады Украины: “О заключении Соглашения об ассоциации, включительно с углубленной и всеобъемлющей зоной свободной торговли, между Украиной и Европейским Союзом”. Документ был зарегистрирован от имени фракции Партии регионов в парламенте ещё 12 марта, т.е. до встречи в Москве и приурочен к парафированию текста Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, которое должно состояться 30 марта.
 
Накануне встречи В. Януковича и В. Путина в еженедельнике «Зеркало недели» вышла программная статья главы украинского МИД К. Грищенко, в которой позиция Украины по евроинтеграции, евразийской интеграции, отношениям с Россией и другими ключевыми мировыми партнерами получила дальнейшее развитие и обоснование.
 
В своём постановлении, в частности, украинский парламент призвал Евросоюз продемонстрировать политическую волю и обеспечить скорейшее подписание Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. В принятом заявлении Верховная Рада призывает Евросоюз предусмотреть возможность имплементации Украиной соглашения об ассоциации (СА) с ЕС до его вступления в силу, согласно статье 218 договора о функционировании ЕС. Понять столь странный призыв Верховной Рады, а также, смысл данного документа и его истинное предназначение в целом помогает высказывание заместителя генерального директора Центра имени Разумкова В. Чалого, который отметил еще одну задачу, которую ставили перед собой авторы документа: «Вторая цель — введение в силу раздела о зоне свободной торговли еще до того, как завершится ратификация всего соглашения. В документе есть ссылка на соответствующую норму ЕС» (1).
 
Ради скорейшего введения зоны свободной торговли возможно и затевалось обращение Верховной Рады. То, что именно сугубо экономический аспект отношений с ЕС в виде ЗСТ интересует Украину, подтверждается и в статье Грищенко: «то обстоятельство, что идеологический импульс расширения уменьшается, вовсе не означает, что он не будет возмещен за счет импульса экономического. Тезис о том, что Европе необходимо объединение технологического ресурса на Западе и энергетического на Востоке, вполне правомочен. Он может вылиться в новую форму европейского единения при участии Турции и постсоветских стран, прежде всего по линии четырех европейских свобод — свободы передвижения людей, товаров, капиталов и услуг. Более глубокий уровень интеграции многим украинским избирателям и не нужен» (2).
 
Поскольку соглашение об ассоциации с ЕС проталкивается ведущими политико-деловыми кругами Украины определённой отраслевой ориентации, есть основания полагать, что их реальный интерес – это в первую очередь, ЗСТ между Украиной и ЕС, а не ассоциация, которая хоть и желательна, но не столь важна, как льготный режим торгово-экономических отношений. Однако ЗСТ является составной частью соглашения об ассоциации. Понимая полную неопределённость результата в случае следования нормальной процедуре ратификации всего соглашения об ассоциации (которая включает в себя, помимо парафирования, ратификацию соглашения в европарламенте и в парламентах государств-членов ЕС), при тех принципиальных и неудовлетворённых претензиях у ЕС к Украине, украинская сторона решила пойти в обход обычных ратификационных процедур.
 
Отсюда и призыв украинского парламента к ЕС начать фактическое претворение в жизнь соглашения об ассоциации, именно с введения ЗСТ, в отношении которой Евросоюз с самого начала не выставлял предварительных политических условий. Последнее для нынешней украинской власти также важно, потому, что позволяет обойти принципиальное и для ЕС, и для властей препятствие в виде «проблемы Тимошенко».
 
Устранение препятствия в виде заключённой Ю. Тимошенко, разрывает связь между её освобождением и введением ЗСТ с ЕС. И, если даже соглашение об ассоциации остановится на этом этапе (скорее всего, так и будет), то данное положение вполне устроит, как ведущие политико-деловые круги Украины, так и руководство ЕС. А депутаты БЮТ теряют последний рычаг давления на украинскую власть в деле освобождения Ю. Тимошенко.
 
Опасность такого развития событий фракция БЮТ уже осознала. Оппозиционеры пытались безуспешно добиться переголосования заявления Верховной Рады об ассоциации, включив в него в качестве обязательства украинских властей освобождение Ю. Тимошенко. Народный депутат из фракции БЮТ Иван Кириленко по поводу результативности заявления Верховной рады выразил большие сомнения. Он сказал, что наивно надеяться на успех там, «где однозначно игра в одни ворота, где и намека нет о встречных обязательствах украинской власти об освобождении политических заключенных – Юлии Тимошенко, Юрия Луценко и многих других, где ни слова о верховенстве права, запрете политических репрессий и преследований, о реальной свободе слова, что после такой пощечины Европа растроганно станет на колени» (3).
 
Наиболее настойчивые лоббисты втягивания Украины в ЕС, видимо, уже смирились с тем, что вопрос с Ю. Тимошенко не может быть вечным препятствием для диалога с Украиной в контексте стратегической цели ЕС не допустить политико-экономического сближения Украины с Россией. Так депутат Европарламента, глава польской делегации Партии европейских социалистов Марек Сивец разочарован тем, что оппозиция в Украине проигнорировала голосование за постановление, в котором Верховная Рада призывает ЕС как можно скорее подписать Соглашение об ассоциации с Украиной. «Каждое голосование, консолидирующее сторонников интеграции Украины с ЕС, является важным. По его словам, «если украинская оппозиция хочет рассматривать все важные для страны вопросы через призму дела Тимошенко, то на самом деле нет надежды на возможность взаимопонимания между властью и оппозицией в любой сфере» (4).
 
Имеющий уши, да услышит. Сигнал польской стороны, прозвучавший из уст европарламентария, был услышан украинской стороной и правильно понят.
 
Поэтому, накануне встречи в Москве В. Януковича и В. Путина, украинская сторона свою позицию по вопросу евразийской интеграции не поменяла, что, как можно предполагать, отразилось и на итогах встречи. Детальной информации здесь немного, но заявление вице-премьера В. Хорошковского по результатам московской встречи, полностью соответствует этому предположению. В. Хорошковский подчеркнул, что в ходе заседания Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества украинская делегация во главе с Президентом Украины Виктором Януковичем вновь предложила формулу сотрудничества «3+1», которая на сегодняшний день «не получила серьезного публичного обсуждения». «Но мы все-таки считаем, что такая идея имеет право на жизнь, и в рамках “3+1” мы готовы вести переговоры», - отметил Хорошковский. Он также признал, что Украина как страна, которая не является членом Таможенного союза, будет в определенном смысле «экономически страдать, поскольку эти рынки будут защищены» (5).
 
Это означает, что украинский крупный капитал ради получения эгоистических выгод в узком сегменте промышленности, заранее готов смириться с крупными потерями украинской экономики в целом, с безвозвратной утратой Украиной самой возможности стать экономически процветающей и передовой в научно-технологическом отношении страной.
 
Видимо, настоящая цель украинской стороны - получить две ЗСТ: на западе – с ЕС и на Востоке – с СНГ без вхождения в ЕС или ЕЭП и взятия на себя каких-либо обязательств. На данный момент, достижение этой цели, вероятно, является пределом мечтаний украинских правящих политико-деловых кругов.
 
При этом, украинская сторона, даже видя очевидные преимущества от ЗСТ в рамках СНГ, пытается оговорить максимально выгодные условия своего участия. Так после недавней встречи президента Украины В. Януковича и российского премьер-министра, избранного президента России, В. Путина лидер фракции Партии регионов Александр Ефремов заявил о неготовности Верховной Рады ратифицировать соглашение о создании Зоны свободной торговли в рамках СНГ.
 
Неготовность украинской стороны ратифицировать данное соглашение заключаются в том, что приложением №6 к документу «странам Таможенного союза предоставляется возможность путем введения пошлин ограничивать импорт товаров в случае, если его объемы могут нанести ущерб промышленности стран ТС. Для других стран СНГ такая возможность в Договоре не предусмотрена» (6).
 
Но почему должно быть иначе, украинская сторона тоже пока не дала вразумительных объяснений.
 
Кроме вхождения Украины в евразийский интеграционный проект, способом решения газовых вопросов российская сторона называет участие в управлении украинской ГТС в том или ином формате. По этому вопросу нельзя исключать некоторых сдвигов в российско-украинских отношениях, ввиду принятия в первом чтении, почти одновременно с московскими переговорами законопроекта о реорганизации «Нафтогаза Украины». 20 марта в первом чтении был принят законопроект, который позволяет разделить НАК «Нафтогаз». Пока что газотранспортная система должна остаться в государственной собственности, но первый шаг к созданию консорциума по управлению ГТС уже сделан.
 
Есть основания считать, что украинская сторона восприняла логику «Газпрома» и российского руководства в целом. Ввиду перманентно возникающих проблем в вопросах транспортировки энергоносителей в предыдущие годы и подверженности таких действий внутри- и внешнеполитической конъюнктуре, лучшей гарантией стабильности транзита газа в Европу будет, по меньшей мере, участие поставщика газа, т.е. «Газпрома», в управлении ГТС.
 
Выгода для Украины очевидна. Ведь её главная задача – это гарантии наполнения ГТС газом и сохранение за Украиной статуса транзитного государства. После всех рисков на этом направлении при «оранжевых», такой гарантией может быть только непосредственный допуск «Газпрома» к управлению транзитом газа. Очевидно, также, что допуск «Газпрома» на внутренний украинский рынок газа создаст необходимую конкуренцию на нём, сделает его прозрачнее, что станет надёжной гарантией для украинских потребителей от неоправданного повышения цен на газ, особенно, для населения.
 
Вероятно, по мере приближения Украины к выборам и необходимости хоть как-то выполнять социальные обещания власти, позиции сторон – РФ и Украины будут сближаться по всем вопросам повестки дня двусторонних отношений.
 
(1) http://lb.ua/news/2012/03/13/140710_ukraina_es_parafiruyut_dogovor.html
(2) http://zn.ua/POLITICS/strategicheskoe_ravnovesie_kak_shans_ukrainy_v_mnogopolyarnom_mire-98501.html
(3) http://lb.ua/news/2012/03/21/142022_byut_trebuet_peregolosovat.html
(4) http://lb.ua/news/2012/03/22/142355_evroparlamentariy_upreknul.html
(5) http://glavcom.ua/news/73934.html
(6) http://www.unian.net/rus/news/493571-chto-meshaet-ukraine-ratifitsirovat-dogovor-o-zst-v-ramkah-sng.htmll
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору