Информационно-аналитическое издание

На Украине Каиново отродье продолжает зверствовать

Версия для печатиВерсия для печати

Во Львове приступили к демонтажу Монумента Славы (Монумента боевой славы Советских Вооруженных Сил). Администрация Львовской области заявила, что не будет предпринимать никаких действий, чтобы почтить память нескольких тысяч евреев — жертв «Лембергского погрома». В исполнительном комитете Луцкого городского совета приняли решение демонтировать мемориальную доску украинскому писателю Ярославу Галану со стены дома 12 на улице Богдана Хмельницкого.

«Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая идея: "Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы, чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!.." "Хлопцам" это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери...»

Эта людоедская сцена, описанная украинским писателем Ярославом Галаном в очерке «Чему нет названия», много лет назад потрясла меня до глубины души. Живя во Львове и стараясь получше узнать о бесчинствах украинских националистов на Западной Украине, читал я и другие острые памфлеты публициста с красноречивыми названиями «С крестом или ножом», «Что такое Уния», «Сумерки чужих богов», «Апостолы предательства», «Их лицо», «На службе у сатаны», «Перед лицом фактов», «Отец тьмы и присные», «Ватиканские идолы жаждут крови»…

Публикации давали и ответы на вопрос, как фашисты и их украинские приспешники использовали в годы оккупации исторические здания Львова. Оказывается, в соборе Святого Юра, в резиденции главы униатской церкви митрополита Шептицкого, размещалась служба абвера и личного представителя руководителя германской разведки адмирала Канариса гауптмана Ганса Коха. Именно Коху было поручено заниматься делами униатской церкви и ОУН. Здесь офицеры из батальона СС «Нахтигаль» Шухевич и капеллан отец Гриньох в первый день оккупации Львова, 30 июня 1941 г., докладывали представителям новой власти и церковным иерархам о воссоздании «Украинской державности» и новом украинском правительстве во главе с Ярославом Стецько. Именно здесь митрополит Андрей Шептицкий произнес слова, которые определили будущее Украины: «От болящего сердца приветствуем нашу немецкую армию и ее вождя Адольфа Гитлера. Искренне просим Всевышнего о победе немецкого оружия над большевизмом. Благословляю вас, сыны мои, на святую борьбу во имя правды Божьей. В ваших руках судьба народа нашего и наше будущее. Начинайте с Богом!»

 А у Вулецких холмов, как писал Ярослав Галан, националисты убили члена многих академий мира Казимира Бартеля, писателя Бай-Желенского, академика Соловья, профессора Яна Грека, ректора университета Владимира Серадского, академика Антония Цешинского, профессора Тадеуша Тровского и много других. В доме № 10 на площади Рынок оуновцы засвидетельствовали верность Гитлеру. В этом доме Ярослав Стецько в присутствии представителей абвера зачитал «Акт провозглашения самостийной Украины», составленный лично Степаном Бандерой. Один из его пунктов гласил: «Возрожденная Украинская держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире»...

* * *

В музее Галана я видел топорик, которым националистом-бандеровцем был зверски убит писатель. Судя по исполнению (одиннадцать ударов топором по голове!), бандиты боялись его куда больше, чем НКВД. Убивший журналиста Михаил Стахур рассказал на судебном процессе: «После первого удара Галан поднял немного вверх руки и застонал. А я продолжал наносить ему топором удары по голове. Убедившись, что писатель убит, я бросил окровавленный топор, снял с себя залитый кровью плащ и помог связать домработницу».

В банду ОУН Михаил Стахур вступил, когда ему исполнилось 15 лет. Первое убийство в этом же возрасте он совершил после данной им присяги на верность бандеровскому движению. На проселочной дороге бандиты остановили повозку, на которой ехали домой два колхозника, и поручили Стахуру застрелить их. Что он хладнокровно и сделал. После чего отрубил кисти рук убитых и разбросал их по дороге. Второе преступление он совершил вместе с другими бандитами в одном из сел Львовской области. В это село по распределению после окончания пединститута приехали из восточных районов Украины работать в местной школе молодые учителя — муж и жена с двумя детьми и старухой-матерью. Михаил Стахур на глазах плачущих жены, детей и старой матери застрелил учителя. А всего Стахур совершил 9 убийств. Последним был писатель-публицист Ярослав Галан.

Убийца бы приговорен в смертной казни через повешение, дети священника униатской церкви Каменецкого, помогавшие Стахуру, - к расстрелу. Их отец, а также все остальные пособники получили по 20-25 лет лишения свободы.

Характерны некоторые высказывания разоблаченных убийц. Так, Денис Лукашевич заявил, что его семья служила католической церкви, по приговору которой и был убит Галан, а Илларий Лукашевич сказал, что Щепанский и другие руководители ОУН говорили ему, дескать, Галана нужно убить, так как он выступал против Ватикана и на Нюрнбергском процессе требовал выдачи Степана Бандеры и суда над ним.

 На суде также выяснилось, что указание на ликвидацию писателя-публициста дал лично бывший гауптман Роман Шухевич. Тот Шухевич, в честь которого в Одессе нынешние наследники бандеровцев переименовали улицу Ярослава Галана.

Тот Шухевич, ближайший сторонник Бандеры, под командованием которого 30 июня 1941 года вместе с фашистами во Львов вступил знаменитый батальон абвера "Нахтигаль" (в переводе с немецкого "Соловей"), состоящий из бандеровцев. В этот же день весь город был заклеен обращениями Степана Бандеры: "Народе! Знай! Москва, Польща, мадяри, жидва - це твої вороги. Нищи їх! Ляхів, жидів, комуністів знищуй без милосердя!.." Неудивительно, что вдохновленные этими призывами националисты-"соловьи" приняли самое активное участие в организации кровавых расправ над мирным населением. Только во Львове они уничтожили более 3 тысяч человек, в основном польскую и украинскую интеллигенцию. Особо отличился в кровавых преступлениях старший лейтенант абвера Ю. Лопатинский. В последующем - член Центрального провода ОУН и Главного штаба ОУН (Калина). Кроме Лопатинского, офицерами германских спецслужб были и другие руководители УПА. Вот далеко не полный перечень тех, кого сегодня сделали героями Украины:

- капитан абвера Роман Шухевич (Чупринка), награжден двумя крестами и медалью гитлеровской Германии;

- капитан абвера Василь Сидор (Шелест) - командир роты 201-го батальона "шуцманшафт", затем командир УПА "Запад", награжден немецким крестом;

- старший лейтенант абвера Д. Клячкивский (Клим Савур);

- капитан абвера И. Гриньох (Герасимовский, Данилив) - организатор и член Главного штаба УПА, отвечал за связь УПА с абвером и гестапо, бывший капеллан бандеровского батальона "Нахтигаль", капеллан 201-го батальона "шуцманшафт", главный капеллан 14-й ваффен СС дивизии "Галичина", кавалер двух немецких крестов;

- старший лейтенант абвера А. Луцкий (Богун) - бывший командир взвода 201-го батальона "шуцманшафт", командир УНС (галицийский вариант УПА), с начала 1944 года замкомандира УПА;

- капитан абвера В. Павлюк (Ирко) - командир роты 201-го батальона "шуцманшафт", куренной УПА на Ивано-Франковщине, затем районный проводник ОУН на Львовщине;

- капитан (гауптштурмфюрер) ваффен СС П. Мельник (Хмара) - командир роты дивизии СС "Галичина", куренной УПА...

Это тот Шухевич, сразу после прихода которого к руководству ОУН-УПА разыгралась волынская трагедия. Только за 6 дней, с 10 по 15 июля 1943 года, отряды УПА, дислоцированные на Волыни, провели около 300 акций в 100 селах, убив более 12 тысяч поляков. Их загоняли в костелы и сжигали живьем. Шеф службы безопасности ОУН Николай Лебедь, напутствуя головорезов, вещал: "Нас не интересуют цифры, речь не идет о десятке или ста тысячах, а о всех поляках до единого - от стариков до детей. Раз и навсегда надо избавить нашу землю от этого охвостья". Бандеровцами на Волыни, по разным источникам, были зверски уничтожены от 200 до 500 тысяч поляков.

Пытаясь оправдать это преступление, современные националисты заявляют о том, что это была не более чем стихийная месть украинцев за притеснения со стороны поляков . Они, видимо, забыли слова командира УПА "Поліська Січ", который в своем обращении 24 сентября 1943 года к проводу ОУН-Бандеры писал: "Ваша "власть" ведет себя на местах не как народная революционная власть, а как обычная банда. Целый культурный мир из-за вас трактует украинцев не как людей, которые путем революции борются за свое государство, а как выродившихся варваров и обычных бандитов..." Подчеркну, это написал не "москаль", а украинец, враг большевизма, приверженец принципов УНР.

После Волынской резни были другие сожженные села, тысячи замученных людей не только на Украине, но и за ее пределами. Был послевоенный бандеровский зверский бандитизм, правду о котором людям нес публицист Ярослав Галан.

* * *

Все, что писал о бандеровщине много лет назад Ярослав Галан, актуально и сегодня. Потому нынешние правители Украины и боятся мертвого писателя. Имя известного публициста вычеркнуто из школьных учебников, уничтожены в библиотеках его книги. Наследники бандеровцев снесли памятники Галану, надругались над его могилой, уничтожили музей, в котором находился окровавленный свидетель оуновского террора - гуцульский топорик. В Киеве, Чернигове, Черкассах, Кривом Роге, Харькове, Одессе, Львове исчезли улицы, названные в честь известного публициста. При этом Стахуры, Щепанские, Лукашевичи гордо маршируют не только по древним львовским улицам, помнившим грохот сапог оуновско-абверовского батальона «Нахтигаль», солдат дивизии СС «Галичина», но и по киевскому Крещатику.

В 1949 году бандеровцы зверски убили писателя. Но правду, которую говорил и писал Ярослав Александрович Галан, которая беспощадно била и бьет по бандеровцами, не убить. Правда, которую говорил и писал Ярослав Александрович, била по бандеровцами беспощадно и по кончине писателя, бьет и по сей день.

(Продолжение следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru