Информационно-аналитическое издание

На Украине у граждан спрашивали: «Ощущаете ли Вы себя европейцем?»

Цеевропа
Версия для печатиВерсия для печати

При замерах культурной идентичности социологи предлагали респондентам ответить на вопрос «К какой культурной традиции вы относите себя прежде всего?».

В 2005 году 56,3% опрошенных отнесли себя к украинской культурной традиции, 26,4% – к советской, 11,3% – к русской, а 6,6% – к общеевропейской культурной традиции.

На Западе (79,9%) и в Центре (71,9%) предпочтение отдали украинской  культурной традиции, на Юге (35%) и Востоке (37,2%) за ней было относительное большинство, хотя в сумме на Востоке сторонники советской и русской культурной традиций (22,7%  и 20%)  давали 42,7% и на Юге (24,4% и 22,7%) – 47,1%.

При этом культурная традиция не всегда определялась языковой идентичностью респондентов.

Показательно, что 35%  опрошенных верили в то, что через 20-25 лет на Украине будет преобладать украинская культурная традиция. И если относительное большинство (44-47%) на Западе и в Центре полагали, что доминировать будет украинская культурная традиция, то на Юге и Востоке (25-31%) считали, что в разных регионах будут преобладать разные культурные традиции. То есть на Украине ещё был мир между  представителями разных культур (культурных традиций)…

Что показал опрос 2015 года?

70% респондентов отнесли себя к сторонникам украинской культурной традиции, 10% – к советской, 7% – к общеевропейской, 3% – к русской культурной традиции.

Во всех областях абсолютное или относительное большинство (85% на Западе, 81% в Центре, по 64% на Юге и Востоке) считали себя приверженцами украинской культурной традиции (на территории Донбасса, контролируемой Киевом, – 48%). К советской и русской традиции относили себя соответственно 24% и 10%  жителей Донбасса, 14% и 6% жителей Востока, 12% и 4% – Юга, 3% и 1% – Запада.

Следовательно, по носителям советской и русской культурной традиций за 10 лет был нанесет мощный удар. Госпереворот («революція гідності»), процессы декоммунизации, десоветизации, квотирование языков радио- и телепередач, антироссийская истерия сделали своё дело.  Кроме того, в таких условиях в ходе опросов люди боялись высказывать свою позицию.

Заметим, что социологи не раскрывали понятие «украинская культурная традиция». Сколько было бы приверженцев украинской культурной традиции, если бы респонденты связывали её с идеологией украинства (украинского интегрального национализма), которая стала реальной и официальной идеологией киевского режима после февраля 2014 года?

Но ведь советская и русская культурные традиции совместимы с украинской культурной традицией. Это следовало из позиций жителей разных регионов в 2005 году. Повторимся, тогда по Украине 56,3% признавали себя сторонниками  украинской культурной традиции, но только 35% опрошенных считали, что украинская культурная традиция будет в стране доминирующей. На Востоке (35%) и Юге (37,2%) считали себя приверженцами украинской культурной традиции. И полагали, что в разных регионах будут преобладать разные культурные традиции.

В то время люди, видимо, под украинской культурной традицией понимали сохранение, приумножение материальных и духовных ценностей, созданных на территории Украины не только этническими украинцами, галичанами или украми, если верить Бебику. В 2005 году на всей территории Украины рассматривали возможность сохранения, развития украинской, советской, русской, европейской культурных традиций.

То есть общество ещё не было поражено бациллой бандеровщины (украинства). Что бы ни говорили об украинстве, но это реальная агрессивная идеология и практика.

И вполне естественно, что после госпереворота и прихода к власти ярых националистов восстал Донбасс, Крым ушел с поля украинского интегрального национализма.

А каково соотношение с общеевропейской культурной традицией?

Украинство практически не оставляет места и этой культурной традиции.

В 2005 году европейская культурная традиция привлекала 6,6% жителей Украины, к 2016 году она привлекала 7% опрошенных.

Это при мощнейшем информационном наступлении Киева, Брюсселя, Лондона, Вашингтона по линии евроинтеграции и интеграции с НАТО. Уже было подписано соглашение об ассоциации с ЕС… Это говорит о том, что ни украинству, ни западным кураторам киевского режима не нужна европейская Украина.

Однако на протяжении многих лет гражданам Украины  цинично задавали вопрос: «Ощущаете ли вы себя европейцем?» Рубеж в 50% не преодолевали ответы с «Да», а ответы с «Нет» постоянно.

Распределение ответов на вопрос «Ощущаете ли Вы себя европейцем?» (%)

Год

2005

2008

2013

2015

2016

2017

2018

 

 

 

 

 

 

 

 

Да

27

25

34

47

29

37,8

44

 

 

 

 

 

 

 

 

Нет

68

70

55

42

63

54

48,4

 

 

 

 

 

 

 

 

Результаты опросов, проводившихся Центром Разумкова в 2005, 2013, 2015, 2016 гг. и фондом «Деминициативы» в 2008, 2013, 2017 гг., а также фондом «Деминициативы» и КМИС в 2018 г. 

Если не цинично, то унизительно предлагались и варианты ответа.  Судите сами.

Мы «неевропейцы», отмечали респонденты предложенные варианты ответов, потому что у нас «низкий уровень благосостояния» (73% в 2005 г. и 2016 г., 45,9% в 2017-м) и «неевропейское сознание» (28% в 2005 г. и 33% в 2016 г.), существуют «языковые барьеры» (23% и 36%). Мы «неевропейцы», потому что «ощущаем себя представителями иной культуры» (10% и 16%). В 2016 году разумковцы зафиксировали, что 29% опрошенных не смогли отнести себя к европейцам из-за «низкого уровня культуры и образования».

А в чём же суть «европейской культурной традиции», если на Украине в 2005 и в 2016 гг. её приверженцами считали себя 6,6% и 7%, а европейцами – 27% и 29% соответственно?  

Не в пользу Европы и такие данные. В 2015 году европейцами себя ощущали 47% опрошенных жителей Украины, а в 2018 г. – 44%, а «неевропейцами» – 42% и 48,4% соответственно.

Недавно Госпогранслужба Украины сообщила, что за два года безвиза (с 11 июня 2017-го) в странах ЕС побывало без виз 3 млн граждан Украины, всего же было совершено 42,6 млн поездок. При таком числе поездок показатели по европейской культурной традиции выросли с 6,6% до 7%. Надо понимать, что в опросах не участвовали заробитчане, которых от 9 до 12 млн человек. (с учётом сезонности). В 2018 году у 70% опрошенных жителей Украины не было загранпаспорта.

Граждан Украины не приблизили к европейской культуре ни майдан, ни безвиз (либерализация визового режима), ни ориентации на ЕС и НАТО. Зато их стали помещать в «украинский культурный кокон»…

Видимо, не случайно в инаугурационной речи Зеленский звал на Украину украинцев со всего мира, чтобы тутешнім привить иную ментальность.

Но если после 2005 года на Украине делали всё, чтобы уничтожить советскую, русскую культурную традиции, не приближать людей к европейской, а замкнуть все сферы жизни на украинскую культурную традицию, зачем звать украинцев со всего мира? Или чтобы диаспорянских украинцев превратить в украинских украинцев?

Зачем тогда создавать партию «Европейская солидарность»?

Зачем народ призывать в ЕС?

Зачем Украину делать инструментом НАТО или США в качестве союзника  вне блока НАТО?

Оказывается, как указывают грантоеды,  этого уже требует Конституция Украины, «в которой недавно закреплена неизменность европейского и евроатлантического курса». Они же пишут, что «две гражданские проевропейские сети, которые объединяют более 300 неправительственных организаций Украины и осуществляют гражданский контроль» за евроинтеграционными реформами, требуют от политических партий в ходе парламентских выборов 2019 года быть евроинтеграторами и сторонниками НАТО.

* * *

Надо сказать, что отношение граждан Украины к НАТО и ЕС социологи относили к гражданской идентичности в качестве выражения гражданской позиции.

Как она изменилась после 2005 года?

Мы уже отмечали, что в 2005 году на Украине было 40% сторонников вступления Украины в ЕС, 17% сторонников сотрудничества с НАТО. С такого уровня  общественного восприятия ЕС и НАТО началась информационно-пропагандистская кампания по вовлечению Украины в орбиты ЕС и НАТО.

В 2005 году Центр Разумкова выяснил, что на Западе страны 49% респондентов считали НАТО оборонительным союзом (26%) или миротворческой организацией (23%). На остальной территории Украины преобладало мнение, что НАТО является агрессивным военным блоком (Центр – 46,8%, Юг – 59,3%, Восток – 58,8%). На Западе 41% респондентов были за интеграцию с НАТО с перспективой членства, категорично против интеграции и членства выступали в Центре (53%), на Юге (57,3%) и Востоке (70,7%).

Потом социологи преимущественно спрашивали не о характерных чертах НАТО, а о гипотетическом референдуме то ли о вступления, то ли о присоединении Украины в НАТО и ЕС.

Несмотря на рост влияния украинства и усиление западного влияния на Украине в период Ющенко и Януковича, до майданного переворота 2014 года   практически сохранился уровень 2005 года положительного отношения к вступлению в НАТО и ЕС (17% и 40%).

По данным Института социологии НАН Украины, в 2013 году инициативу вступления Украины в НАТО позитивно воспринимали всего 14% опрошенных, негативно – 54%. А в 2014 году позитивное и негативное отношение к НАТО было одинаковым – по 35%. В 2017 году уже 40% позитивно относилось к вступлению Украины в НАТО, против было 36%.

В 2015 году директор фонда «Деминициативы» Ирина Бекешина даже заявляла, что на референдуме Украина проголосует за вступление в НАТО:  «Абсолютная поддержка на западе, поддержка в центре, и относительная неподдержка в восточных и южных областях. Относительная – это 35% за, а 50% – против». Всего-то 50% «против» на референдуме. Разве это препятствие?

В декабре 2015 года Центр Разумкова получил такие результаты опроса. Если бы состоялся референдум, то 44% респондентов проголосовали бы за вступление в НАТО, 26% – против. Сторонников было больше на Западе (70%) и в Центре (49%). На Востоке 44% против, а 31% за. На  территории Донбасса, контролируемой Киевом, 37% против и 21% за. На Юге 34% против, 30% за.

В июне 2018 года, по данным Центра Разумкова, за вступление Украины в НАТО проголосовали бы 40,5%, против высказались бы 37,4%. За вступление, как обычно, было большинство респондентов на Западе (далёких от войны в Донбассе), относительное большинство в Центре и на Юге, а на Востоке большинство голосовало бы против («Национальная безопасность и оборона», 2018, № 3-4).

В фонде «Деминициативы» после опроса в сентябре 2018 года заявили, что 39,6% респондентов скорее позитивно относятся к вступлению Украины в НАТО, 29,8% – скорее негативно, а 20,6% затруднились с ответом.

Наступил 2019 год. Самые «продвинутые» социологи по части НАТО и ЕС оказались в группе «Рейтинг».  В июне группа выяснила, что на референдуме о вступлении Украины в НАТО за проголосовало бы 53% респондентов, а против 31%. На Западе было больше сторонников и меньше противников. Число противников росло с Запада (11%) к Центру (24%), Югу (46%) и Востоку (59%).

Справочно. У социологов «Восток» включает Днепропетровскую, Донецкую, Запорожскую, Луганскую, Харьковскую области, «Юг» – Николаевскую, Херсонскую, Одесскую области (до 2014 года и Крым). Эти области в 2019 году фактически были против вступления Украины в НАТО, как и в 2005 году. Правда, тогда против вступления на Юге было 57,3%,  а на Востоке 70,7%  опрошенных.

И по вопросу ЕС.

В 2006 году Центр Разумкова выяснил, что если на Западе думали, что они выиграют от вступления Украины в ЕС (44%), то в Центре (37,2%), на Юге (60,9%) и Востоке (66,2%) думали, что выиграют от вступления Украины в Единое экономическое пространство (РФ, Белоруссия, Казахстан).

В июне 2018 года опрос, проведённый Центром Разумкова, показал, что на референдуме о  вступлении Украины в ЕС за готовы были проголосовать 51,2%, против – 28,6%.  За было больше на  Западе (77%) и в Центре (59%). На Юге за было 32%, против 33%. На Востоке 54% было против, а 24% за вступление в ЕС.

По данным группы «Рейтинг» за июнь 2019 года, на референдуме о вступлении Украины в ЕС за проголосовало бы 62%, а против - 22% (против на Востоке 44%, Юге 34%, в Центре 14%, на Западе 9%).

К июню у «Рейтинга», видимо, что-то произошло, так как в ходе проводимых группой опросов с марта по начало июня число сторонников НАТО выросло с 43% до 53%, а сторонников ЕС – с 53% до 62%. Известно, что социологи являются большими специалистами в области не только изучения, но и манипулирования общественным мнением.

Мы видим, что с 2005 по 2014 г. уровень сторонников НАТО фактически оставался на одном уровне. Даже понижался, когда в 2008 году Украину «впихивали» в ПДЧ. Он вырос после 2014 года. Доля сторонников вступления в ЕС также оставалась практически постоянной, даже после подписания соглашения об ассоциации с ЕС.

Если бы не было майдана, то его надо было бы выдумать. Именно произошедшее на Украине в 2013-2014 г. привело к тому, что изменились отношения Украины с Россией. До майдана интеграция с НАТО гражданами Украины связывалась с тем, как изменятся (не ухудшатся ли в случае интеграции, вступления) отношения с Россией и другими странами СНГ. Точно так же членство Украины в ЕС не воспринималось жителями как условие, которое «исключает или усложняет отношение с Российской Федерацией».

До майдана почти половина респондентов на Украине положительно относилась к присоединению к союзу РФ и Белоруссии. Не случайно, что социологи при исследовании идентичности с 2005 года выделяли Донбасс, хотя Донецкая и Луганская области входили в «социологический» Восток. Выделяли как регион, который был больше всего склонный к сохранению и развитию отношений с Россией и другими странами СНГ.

Ныне Донбасс в огне. Страна по-прежнему разделена. И если Киев пойдёт на сближение с НАТО, то пойдёт на углубление раскола общества по геополитическим предпочтениям и может спровоцировать конфликт. К тому же принятие закона о госязыке, внедрение украинского правописания, выполнение закона об образовании усилит напряжение даже в стане сторонников украинской культурной традиции.

После 2014 года в море социологических данных по НАТО и ЕС практически не найти замеров общественного мнения по вопросу угроз НАТО и ЕС для Украины. В 2016 году американская социологическая служба Gallup зафиксировала ухудшение отношения украинцев к НАТО. Она заметила, что если в 2014 году 29% опрошенных на Украине считали НАТО защитой, то в 2016 году 35% считали НАТО угрозой.

Заметим, что «оптимистичные» июньские результаты «Рейтинга» по НАТО и ЕС мало коррелируются с тем, что только 43,1% респондентов хотели бы связать будущее Украины с европейской интеграцией, 12,3% выступили за восстановление связей с Российской Федерацией, а 37,8% вообще считали, что Украине пора иметь собственную программу развития и рассчитывать на свой потенциал.

НАТО есть НАТО, ЕС есть ЕС, а Украина – это другое. Чем чаще будут спрашивать у граждан Украины, ощущают ли они себя европейцами, тем чаще они будут думать о своих действиях и идентификации.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru