Информационно-аналитическое издание

Нацистский клич в День защитника Украины

Версия для печатиВерсия для печати

С 2014 г. на Украине 14 октября отмечают День защитника Украины. Соответствующим указом Петра Порошенко был отменён традиционный День защитника Отечества - мужской день 23 февраля, на котором воспитаны не одно поколение жителей страны. Порошенко пафосно заявил, что «Украина никогда больше не будет праздновать этот праздник по военно-историческому календарю соседней державы».

Финальным аккордом этой истории стало официальное навязывание армии нацистского пароля карателей ОУН-УПА «Слава Украине!» - «Героям слава!» вместо привычного «Здравствуйте, товарищи!» и «Здравия желаем!».

День 14 октября выбран и потому, что в этот день решили отмечать появление прогитлеровской Украинской повстанческой армии (УПА)* по инициативе Организации украинских националистов (ОУН)*. А что ещё противопоставить старой советской традиции, как не фашистскую идеологию?

Украинский агитпроп в попытках облагородить столь гнусное решение Киева упирает на то, что 14 октября – это ещё и день Покрова Пресвятой Богородицы. Только о духовном наполнении праздника украинские власти думали меньше всего. Иначе чем им не угодила дата 23 февраля – день свщм. Харлампия (ему молятся воины о спасении от внезапной смерти, а на Украине была ещё традиция просить у него приплода для скота) и прп. Прохора Печерского (подвизался в Киево-Печерской лавре)?

Да и среди историков многие считают дату 14 октября в истории УПА* пропагандисткой: на самом деле УПА была создана на полгода позже, после Сталинградской битвы, когда немцы узнали, что такое общенациональный траур.

Привязка современных Вооружённых сил Украины к традициям УПА* превращает украинское воинство не в наследников Великой Победы над фашизмом, а в проигравших войну последышей гитлеровских коллаборационистов.

Самые большие достижения УПА – это акции в масштабе диверсионных вылазок, не более. Пока громыхала Курская дуга, пылали Сталинград, Киев и Минск, голодал, но не сдавался блокадный Ленинград, боевики УПА резали на Волыни польское население и выполняли охранные и карательные функции в вермахте.

УПА не освободила ни одного украинского города, не уничтожила ни одного высокопоставленного гитлеровского палача, не освобождала узников концлагерей. В УПА не было своих Матросовых (Александр Матросов закрыл своим телом амбразуру немецкого дота в феврале 1943 г.), Талалихиных (Виктор Талалихин совершил воздушный таран в августе 1941 г.), Гастелло (Николай Гастелло направил горящий самолёт в немецкую колонну в июне 1941 г.).

История УПА и прочих национал-украинских военизированных формирований – это история постоянных поражений и бегства. Первая мировая война – украинские националисты входят в украинские города вместе с австрийскими оккупантами и соучаствуют в резне местного населения. Вторая мировая – украинские национал-боевики входят в украинские города вместе с немецкими оккупантами и опять соучаствуют в уничтожении местного населения. И в обоих случаях вместе с оккупантами убегают от справедливого возмездия за свои злодеяния.

Война против Донбасса тоже не принесла украинскому воинству, возводимому к кровавым традициям ОУН-УПА*, ярких побед. Черпать вдохновение от Бандеры и Шухевича – плохая примета. Изваринский, иловайский, дебальцевский котлы стали символом сокрушительных поражений ВСУ, а киевские генералы получали награды не за наступления, а за отступления.

Каждое государство возводит традиции своих вооружённых сил к победным периодам истории, демонстрирующим самоотверженность народа в успешной борьбе против иноземных захватчиков. В случае с УПА всё наоборот: захватчиков приветствовали, побед не знали. Но киевский режим интересует не фактология, а идеология. УПА ценна для него своим идеологическим наполнением – как русофобская националистическая сила на услужении иностранных держав.

Ведь самостийная Украина, какие бы пафосные слова ни говорили украинские президенты с высоких трибун, – это идеологический конструкт, задуманный как средство торпедирования интеграционных проектов на постсоветском пространстве. И главные издержки процесса торпедирования ложатся на плечи самой Украины. Откуда здесь взяться прочной процветающей экономике? Откуда взяться социальной стабильности?

Феномен войны осмысляется человечеством с древних времён, и мыслители прошлого оставили нам в наследие формулы мудрости во избежание трагических последствий, которые несёт с собой война.

«Никто не может быть таким безумным, чтобы хотеть войны вместо мира, - учил Геродот. – Ибо, когда мир, то дети хоронят отцов, а когда война – отцы хоронят детей». Как тут не вспомнить упрямое нежелание Киева соблюдать минские соглашения и перейти в диалоге с Донбассом с языка ультиматумов на язык взаимных договорённостей?

Такая политика – тупик для Украины, потому что, если война ведётся долго, это никогда не приносит пользу стране (Сунь-цзы). Ибо война подобна огню: если её вовремя не потушить, она выжжет сама себя (Ли Цюань). Война в Донбассе выжигает украинскую экономику, выжигает молодых мужчин, выжигает будущее Украины как государства. Потому что не была вовремя остановлена.

Бандеризция Вооружённых сил Украины призвана ещё туже затянуть узел внутренних противоречий и превратить Украину в полигон для геополитических экспериментов Соединённых Штатов и их союзников. Украинский национализм американцы держат у себя под рукой как необходимый инструмент для провокации нового витка кровопролития, когда это им понадобится.

Нацистский клич в качестве военного приветствия должен напоминать украинским солдатам, что они должны быть не как Матросов, Гастелло и Талалихин, а как каратели украинской дивизии СС «Галичина» и украинского батальона вермахта «Нахтигаль».

Красноречиво ситуацию в ВСУ описала немецкая газета Junge Welt: «Нацистское приветствие [в украинской армии] – это колбаса, которой Вашингтон приманивает к себе украинский национализм как цепного пса. Лаять ему разрешено, но кусаться - пока нет».

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору