Информационно-аналитическое издание

Нацисты-махновцы как спички для продолжения войны

Версия для печатиВерсия для печати

Синхронизация активности ВСУ в Донбассе и военной эскалации в Сирии видна невооруженным глазом.

Участились мощные артобстрелы. Активизировались ДРГ ВСУ под Докучевском, на Светлодарской дуге, под Желобком. Разворачивание большого полевого госпиталя в Счастье. Переброска войск с помощью авиации (о чем свидетельствовали жители городов по всей восточной Украине) в зону АТО. Обещания переименовать АТО в ООС. Сокращение числа украинских офицеров в СЦКК. Сама по себе напрашивается мысль о возможно надвигающихся крупных военных столкновениях.

Порошенковской партии войны для продолжения бойни нужна затравка, нужна «большая первая кровь», причем кровь с двух сторон. Киевские генералы, которым в ЛДНР и СК РФ уже вменяют преступления, ощущают, что случись что – их сдадут. Не зря об осуждении Гаагским трибуналом хорватских генералов, осуществивших столь любимую в Киеве операцию «Буря» в 1995 году, киевскому  генералитету напоминают уже в открытую.

Гаагский трибунал осудил, затем амнистировал трех генералов армии Хорватии - Анте Готовина, Ивана Чермака, Младена Маркича. До вынесения приговора умер генерал Янко Бобетко, разработчик «Бури», хотя судили его за воинские преступления в «Медакском кармане». Кстати, сроки были солидные от 15 годков. Так что украинским генштабистам и практикам, что дают добро на обстрелы, есть о чем подумать…

* * *

Пока нужна кровь. Самым подходящим материалом для подобного замысла являются остатки добробатов, распылённых по линии соприкосновения.

В государстве, где запрещены «незаконные вооруженные формирования», таких формирований хватает. Большинство карателей, столкнувшись с государственным игнорированием добробатов (сложности с получением удостоверения УБД, соцвыплат, медалек и блатных мест на кладбищах) растворились в составе подразделений МВД и ВСУ.

За редким исключением они сохранили суть, название, костяк, как в случаях с 24-м отдельным штурмовым батальоном «Айдар» (командир Евген Пташник), чьи бойцы недавно погибли на минном поле под Желобком и Славяносербском. А также действующими на светлодарском направлении в составе 54-й омбр 25-м отдельным мотопехотным батальоном «Киевская Русь» (командир Евген Лавров) и 46-м отдельным батальоном спецназа «Донбасс» (командир Вячеслав Власенко, позывной Филин). Боевики батальона «Печерск», созданного из киевских ультрас, составляют роты в 26-й артбригаде и 92-й омбр.   

Но большая часть армейской бандеровщины (до полутора тысяч человек) состоит в махновских бандах, якобы действующих, как говорит толерантный Муженко, совместно и по согласованию с подразделениями ВСУ. Это располагающийся в Песках ДУК-ПС*, куда входит и тактическая группа «Білорусь» (человек 30), и чеченский батальон им. Шейха Мансура (человек 40). В районе Широкино действует «добровольческая казачья рота спецназа им. Тараса Шевченко БУК».

Еще есть УДА – Украинская добровольческая армия (отколовшаяся от «Правого сектора»* вместе с Ярошем), состоящая из трех батальонов. «Госпитальеры», сидящие в Великомихайловке, 5-й ударный батальон УДА под Авдеевкой, 8-й батальон «Аратта» под Мариуполем. Еще есть осколки батальонов «им. Д. Дудаева» и  «ОУН»*.

Вся эта братия, по сути, автономна от государства, ведь даже потери «махновцев» не вносят в официальный реестр погибших. А потому их используют в деле провокационных обстрелов и набегов.

* * *

В последнее время не раз появлялась информация с обеих сторон противостояния, что зачастую обстрелы начинают именно «батальонщики». При этом нельзя исключить легализацию этих обстрелов со стороны высоких чинов ВСУ. Для чего? Все просто – законодательство Украины исключает использование армии против гражданского населения, что соответствует нормам международного гуманитарного права, например Женевской конвенции о защите гражданского населения, Дополнительным протоколам и декларациям (Декларация защиты женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов 1974 г., основные принципы защиты гражданского населения в период вооруженных конфликтов 1970 г. и др.).

Одной из причин анонсированного Порошенко окончания АТО и замены его ООС с 30 апреля – уход от этих правовых норм. Фактическую гражданскую войну официальный Киев отверг сразу и безапелляционно. Потому войну назвали АТО, а противников «террористами». Но и этот формат вызывал вопросы внутри Украины. Тогда Порошенко стал использовать термин «Отечественная война», пытаясь вызвать аналогии. Но Отечественную войну не ведут против тех, кого даже для маскировки, но вынужден называть «своими». Так появилась идея нового формата.

Тем более что парламент, приняв «закон о реинтеграции», невнятно с точки зрения права, но понятно по целям, признал территории Луганской и Донецкой областей «временно оккупированными», с «оккупационными администрациями», а Россию признал «агрессором». Об этом Порошенко талдычит на всевозможных дозволенных (доступных) ему трибунах.

По этому нехитрому замыслу Волкера АТО становится войной против агрессора, значит, использование армии полностью легализовано, а удары по детским садам, школам и больницам можно прикрывать «данными разведки, согласно которым там находились оккупанты». Этакий упрощенный вариант аргументации на уровне Тымчука, в прошлом военного журналиста.

Стоит ли говорить, что американцев, канадцев или литовцев, готовящих ВСУ убивать жителей Донбасса, такой вариант устроит полностью, и они еще своими «разведданными» его подтвердят. После Сирии не стоит удивляться.

Переход на ООС должен по замыслу киевских стратегов пройти шумно, лучше всего с наступлением и перемогой. Хотя бы телевизионным «освобождением» пустующего хутора в серой зоне или захватом бугорка. Большего ВСУ не позволят. Это уже понимают даже иностранные спецы.

  * * *

Но война Киеву необходима, особенно когда обострилась борьба за власть, следовательно - за электорат, потому ее будут продолжать. К тому же эскалация в Донбассе должна отвлечь Москву от Сирии (ради этого Госдеп поднял на уши Армению, ради этого Кишинев опять угрожает Приднестровью). Это Волкер может называть  войну в Донбассе и в Сирии разными вещами. При этом американец  винит в событиях в Донбассе только Россию, точно так, как это делает Госдеп в Сирии.

А рассуждения Волкера относительно «постоянной военной поддержки Россией боевиков танками, минометами, пехотой, радиоэлектронным оружием, всем, что можно себе представить» - это лишь поддержка нового формата ООС против «агрессора». У Волкера нет задачи останавливать войну, особенно сегодня.

Потому вдруг на виду «мониторингистов» ОБСЕ киевские войска обстреливают гражданских людей на кладбищах Горловки и Зайцево. В поминальный день! Поэтому атошники-снайперы все чаще убивают гражданских. Поэтому минометы били по мирным людям, переходившим на КПП «Майорск». Всё это - сознательные провокации в ожидании «ответок», которые почти всегда используют для информационных или боевых атак.

В ночь на 17 апреля ВСУ подвергли обстрелу  территорию Луганского высшего военного авиационного училища штурманов, где начались тренировки к проведению парада в честь Дня Победы 9 мая. В результате обстрела были подбиты танк Т-34, четыре «Урала» и два артиллерийских орудия времен Великой Отечественной войны, которые готовили к параду.

Ждут «ответки»? Но по своим последствиям она может оказаться страшной.

Какие подразделения несут ответственность за провокации -  добробаты или ВСУ, не важно. Важно, если вдруг гибелью гражданского населения или эскалацией заинтересуются на международном уровне, всегда можно указать на виновных – неуправляемых бойцов-нацистов. Этих не жалко. Ни для своих, ни для чужих, ни для Гааги.

* Организации, запрещённые в РФ.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору