Информационно-аналитическое издание

Надежды Запада на президентские выборы на Украине

Версия для печатиВерсия для печати

25 мая на Украине пройдут президентские выборы, которые должны легализовать результаты госпереворота февраля 2014 года. И весьма вероятно, что выборы пройдут в один тур. По крайней мере, именно на это ориентируют Украину ее западные кураторы.

Соцопросы частично подтверждают это: лидером президентской гонки является олигарх П.Порошенко, существенно обгоняя свою ближайшую конкурентку Ю.Тимошенко. Разница между ними почти в 30%. Кроме того, ему в этом активно помогает Запад и прозападные украинские СМИ (как традиционные, так и Интернет), обеспечивая комфортное продвижение к президентскому посту. При этом СМИ, работающие на Порошенко, не забывают регулярно вбрасывать компромат на Ю.Тимошенко. О том, насколько Запад заинтересован в выборах 25 мая, свидетельствуют и их многочисленные угрозы в адрес России – в случае срыва этих выборов ввести в действие новые пакеты санкций.

При этом Запад настаивает на проведении выборов вне зависимости от того, насколько легитимными они будут в текущих общественно-политических условиях. Между тем на сегодняшний день Киев де-факто не контролирует ситуацию в двух наиболее густонаселённых и экономически важных областях (на референдуме 11 мая проголосовавших за самостоятельность ДНР и ЛНР), а отдельные районы находятся преимущественно под контролем олигархов и их силовых групп. Само украинское общество пребывает в ситуации жесткого психологического давления, при котором можно весьма условно говорить о действительно сознательном выборе нового президента.

Понятно, что легитимация хунты у власти – приоритетная задача Запада, который руками её главарей и осуществил госпереворот. Впрочем, это не означает, что консенсус, который сложился между США и ЕС относительно 25 мая, является гарантией единства их интересов – каждый из них явным образом преследует некие свои цели и лишь ситуативно фокус этих интересов сошелся на П.Порошенко.

Если говорить о приоритетах США, то сложно не согласиться с позицией ряда экспертов о том, что их стратегическая задача состоит в создании на Украине зоны перманентной нестабильности и территории контролируемого хаоса, при котором будет существовать формально признаваемое Западом легитимное руководство, но связанное по рукам и ногам перманентным гражданским конфликтом, а также масштабными кредитными заимствованиями в западных финансовых институциях.

Уже сейчас США делает все возможное, чтобы украинский кризис так и не был полноценно разрешен, иногда чуть ли не прямо призывая Киев действовать более жестко. Но до выборов никто из хунты не хочет брать на себя полноценную ответственность за принятие наиболее жестких решений, а у США нет возможности использовать все аргументы давления. Ведь в текущей ситуации они были бы вынуждены поддерживать хунту практически при любых их действиях – иначе бы им было весьма сложно объяснить американским гражданам, ради чего обострены отношения с Россией.

* * *

После выборов ситуация частично изменится.

Во-первых, новому легитимному (хотя бы частично) руководству особо некуда будет отступать. Его единственным политическим союзником будет Запад, и все проблемы Украины будут завязаны исключительно на благосклонность Запада. Например, если Запад решит не открывать кредитные линии, то экономический коллапс станет осязаемой реальностью.

Во-вторых, уже упомянутый финансовый рычаг станет более чем жестким. Очевидно, что полноценно спросить с нынешнего киевского режима невозможно – вся его нормативно-правовая, организационная и кадровая деятельность является как минимум сомнительной. Иначе будет обстоять дело с избранным главой государства и, соответственно, значительно более легитимными органами управления. И тут США готовятся применять весьма широкий спектр систем внешнего давления.

Кроме очевидного контроля со стороны МВФ, есть и другие рычаги. Так, 6 мая стало известно, что Franklin Templeton Investments, один из крупнейших американских инвестиционных фондов, продолжил скупать украинские долговые бумаги. За первые три месяца 2014 года Franklin Templeton увеличил свой портфель долговых бумаг страны (номинированных в долларах и евро) на $62 млн. А общая стоимость украинских евробондов в портфеле фонда достигла $7,6 млрд. Таким образом, ныне Franklin Templeton владеет около 43% всех номинированных в долларах и евро долговых обязательств Украины.  

То есть США подстраховываются, усиливая свою «финансовую дубинку» против будущих властей. Можно не сомневаться, что США, имея подобный ресурс в кармане, направит политику в отношении Украины на максимальное втягивание Киева в безрассудные внутренние и внешние авантюры. Речь, например, идёт об активизации карательных операций, как можно более жестких, с тем, чтобы у власти не осталось даже теоретических возможностей изменить формат дискуссии по Юго-Востоку.

* * *

Но если мы вспомним про ЕС, то тут ситуация выглядит несколько иной. Это США может позволить себе играться с очагами напряженности на Украине, поскольку это географически далеко от их границ. Украина для европейцев – это непосредственный сосед, а страдающие в результате текущего кризиса деловые отношения с Россией становятся для ЕС все большей проблемой. Отсюда естественное желание Евросоюза максимально спокойно урегулировать кризис.

Поскольку европейцы известные формалисты, то они понимают, что хунта в принципе не в состоянии решать текущую проблему уже в силу того, что уровень ее легитимности ниже всяких допустимых значений. Лишь президент, занявший пост хотя бы в результате формальных выборов, – это мало-мальски приемлемая основа для дальнейших переговоров. Отсюда и их стремление обеспечить проведение выборов 25 мая любой ценой, чтобы пусть формально, но признать новую власть легитимной.

Расчёт Брюсселя в том, что если новый президент страны все еще будет иметь сомнительный уровень легитимности, но ему удастся погасить (причём любой ценой) конфликт, то последующие за этим парламентские выборы по части легитимности не будут вызывать вопросов ни у кого. В условиях парламентско-президентской республики (а все к этому идет) именно парламент будет основной силой в стране.

Фигура П.Порошенко на президентских выборах оказалась приемлемой для Европы. Что в глазах Брюсселя выгодно отличает его от агрессивной риторики Ю.Тимошенко, так это способность договариваться (и откровенно торговаться) и искать точки соприкосновения. Ну и что, что он обычно это делает только в собственных корыстных интересах? Сейчас Европу это не сильно тревожит. Это, собственно, ее не тревожило и раньше в отношении В.Януковича, однако ровно до того момента, пока он осенью 2013 года не решился приостановить самоубийство Украины, отказавшись подписывать соглашение об ассоциации.  

А ведь если вспомнить всю динамику отношений между ЕС и В.Януковичем на протяжении 2013 года (особенно сразу после освобождения из тюрьмы Ю.Луценко), то станет очевидным, что почти год ему никто особо не напоминал про финансовые нарушения и стремительное обогащение близких к нему ФПГ. Европа явным образом надеется, что П.Порошенко сможет найти общий язык прежде всего с Россией, с олигархами, которые сейчас ведут свою игру в контролируемых ими регионах, а также с наиболее радикальными элементами. Причем ЕС, видимо, надеется на мирное урегулирование внутриукраинского кризиса (насколько это вообще возможно после карательных операций против мирного населения). И хочет избежать полномасштабной гражданской войны, к которой Украину подталкивают США.

* * *

Хотя и тут есть определенные нюансы. Например, учитывая то, что и США, и ЕС делают ставку на Порошенко-президента, логично предположить, что им не нужен президент без полномочий. Возврат к Конституции 2004 года их частично уже сократил, но они все еще достаточно значимы. Сейчас же обсуждаются отдельные проекты новой конституции, согласно которым президент превращается в номинальную фигуру. Весьма сомнительно, что это в интересах как Запада, так и самого Порошенко.

И тут возможны два варианта. Первый – Порошенко (кстати, в соответствии со своей избирательной программой) будет блокировать любые попытки снова переписать Конституцию, апеллируя к тому, что был избран с другими полномочиями. Да, это нарушает договоренности как 21 февраля, так и 17 апреля, но это и сегодня не особо волнует ни хунту, ни ЕС, ни США.

Второй путь, на котором могут настаивать США, -  введение военного положения на Украине. Это заморозит почти все политические процессы и тем более попытки изменить Конституцию страны. Этот вариант явно в интересах США, поскольку, объявив военное (чрезвычайное) положение, необходимо будет сказать и «б» - начать активные военные действия против сторонников федерализации на юго-востоке страны.

Первый вариант вполне может поддержать Европа, повлияв, например, на решение Венецианской комиссии.

От того, какой из вариантов будет выбран, будет зависеть и то, кто будет дергать за «ниточки» нового президента Украины. А это будет, в свою очередь, определять и способ решения самой главной проблемы современной украинской государственности – переход к реальной широкой федерализации регионов через прекращение карательного насилия на Донбассе и мирный диалог всех регионов Украины между собой и с Киевом. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору