Информационно-аналитическое издание

Невыученный урок прошлой «евроинтеграции»

Версия для печатиВерсия для печати

Подписанием на Вильнюсском саммите Соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом создаются условия для воссоздания некоего подобия прочно уже забытого «Великого княжества Литовского», распухшего в свое время за счет поглощения кусков раздробившегося на части Древнерусского государства. Существование этого альтернативного русского массива – «Новой Литвы» – надеются сориентировать на противодействие России. Организаторы такой расстановки «фигур» на «шахматной доске» рассчитывают осуществлять это противодействие в основном силами той части русского народа, которая, подвергшись на протяжении последнего столетия направленным душегубительным мутациям, была постепенно превращена из русской в «украинскую». А так как приближение подписания «вынесенного приговора» сопровождается повышенной организационной беготней польских политиков, в глазах которых читается неподдельный энтузиазм, то становится понятно, что и попытки реанимации давно уже похороненной Речи Посполитой, может быть, тоже не за горами.

Нынешняя «евроинтеграция» осуществляется совокупными усилиями украинской «элиты» – правящей и оппозиционной. «Элита» при всем своем взаимном неприятии единодушна в том, что нельзя выносить этот вопрос на всенародное обсуждение, хотя в Европе, куда она тянет народ, все такого рода вопросы принято решать на референдумах. Несмотря даже на то, что все двадцатилетие со времени провозглашения «украинской независимости» вся «пропаганда» велась исключительно «в одни ворота» – за «евроинтеграцию» и против России, «элита» чувствует, что на этот раз вряд ли удастся так же удачно всех обмануть, как это было на декабрьском референдуме 1991 года, потому что все пропагандистские усилия агитаторов за «европейский выбор» перекрываются очевидными для всех гибельными результатами двадцатилетнего движения по этому пути. Поэтому решено референдумов на подобные темы больше не допускать, по формуле – если решим, только тогда и проведем.

* * *

В Европе мы уже были. Много столетий назад в результате непрекращающихся княжеских усобиц Древняя Русь стала легкой добычей монгольских завоевателей. Центр Руси (располагавшийся в ту пору вокруг нашей древней столицы – Киева) постепенно приходил в упадок, вместо него начали формироваться два новых центра – на северо-востоке и на юго-западе (Галицко-Волынское княжество). Тогда же между этими центрами наметилось некоторое различие в геополитических приоритетах. Северо-Восточная Русь предпочла физическое порабощение монголам духовному порабощению Запада, смирившись с подчинением монгольским ханам, не посягавшим на изменение нашей духовной сущности, упорно отражала все агрессии Запада. По-другому поступил Галицко-Волынский князь Данил Галицкий. Ради противодействия монголам, надеясь на помощь Запада, он согласился принять от папы римского королевский титул. И хотя Даниил в дальнейшем уклонился от желаемого Римом воссоединения церквей, Юго-Западная Русь постепенно втягивалась в европейскую политическую орбиту. Длинный ряд уступок привел к поглощению Южной Руси Литвой, а Галиция была присоединена к Польше. Впоследствии в результате соединения Королевства Польского и Великого княжества Литовского была образована Речь Посполитая, в которой предкам нынешних украинцев и белорусов довелось особенно ощутимо испробовать на себе «преимущества евроинтеграции».

* * *

1648 год. На Украине развернулась жесточайшая бойня, в которой, с одной стороны, участвовал восставший русский народ, руководимый Богданом Хмельницким и другими вождями казачества, с другой – польская шляхта. Жестокости противостоящих друг другу сил, кажется, не было предела. От кровавого пожара не было спасения никому: смерть пожинала не только тех, кто воевали с оружием в руках, но и мирное население… События, происходившие на нашей земле более трех с половиной столетий назад, нашли свое отражение в книге Н.И. Костомарова «Богдан Хмельницкий». Польская шляхта по своей жестокости ничуть не уступала восставшим. Костомаров приводит слова польского историка, который то, что происходило в ту пору на Украине, охарактеризовал следующими словами: «Напрасно мудрые ищут ада in centre terrae (в центре земли): в Украине – там настоящий ад человеческой злобы» (Киев.: «Варта», 2004, с. 248).

Что же привело к взрыву такой невероятной взаимной жестокости?

Ярость народная накапливалась постепенно, на протяжении целых столетий. Угнетение нашего народа особенно усилились после того, как территория Южной Руси (нынешней Украины) оказалась в соединенном польско-литовском государстве – Речи Посполитой, и русский народ постепенно попал в полную зависимость от правящего сословия этого государства – всевластных польских магнатов. Помощниками польских магнатов в деле угнетения русского народа стали евреи («арендаторы»). Однако каплей, переполнившей чашу народного терпения, стала уния. Все, что произошло дальше, во многом явилось следствием перерождения высшего русского класса, который, постепенно ополячиваясь и окатоличиваясь, становился чуждым собственному народу и переходил на сторону его угнетателей. Из-за этого простой народ, безбожно угнетаемый, доведенный до отчаянного положения и оставленный на произвол судьбы высшим своим сословием, вынужден был защищать себя единственным ему доступным способом, что и предопределило кровавый характер народного сопротивления. Сопротивления трехсотлетнему поглощению Малой Руси Европой…

После 1648 года для Левобережной Украины «европейское благоденствие» закончилось. Правобережная же задержалась «в Европе» еще больше чем на столетие, а Галиция, Буковина и Закарпатье пребывали в ней практически безвылазно (с полстолетним перерывом нахождения в СССР).

* * *

Попытаемся ответить на вопрос: являются ли для нас сегодня хоть сколько-нибудь актуальными и поучительными события времен Богдана Хмельницкого? Более того, не следует ли нам воспринимать эти события как своего рода предупреждение о могущих на нас обрушиться бедах? Не находим ли мы и в нашей нынешней жизни слишком много похожего на эпоху, предшествующую восстанию Хмельницкого?

Разве можно, например, не обратить внимания на все более углубляющееся экономическое расслоение нашего народа. Вчера еще бывшее в материальном отношении сравнительно однородным, наше общество стремительно раскалывается на чуждые два «народа», быт, запросы и понятия которых настолько различны, что представители этих «народов» все меньше понимают друг друга. Да так, как будто являются обитателями разных планет.

И это притом, что общество все еще остается под прикрытием некоторых «социальных гарантий», оставшихся от прежних, советских, времен и тающих с каждым днем. Что же станет тогда, когда будет запущен процесс «купли и продажи земли», которая, скорее всего, незамедлительно «уплывет» от нынешних своих владельцев в немногие алчные руки? Сделает одних еще богаче, других же  лишит даже тех мизерных средств существования, которыми они обладали раньше?

Не является ли похожим для нынешнего и предшествовавшего «хмельниччине» времени массированное наступление на сознание нашего народа, настойчивые попытки изменить язык и культуру Южной Руси (Украины)? В том числе и попытки навязать ее народу отвергнутую многократно и притом кровопролитным образом унию.

Сегодня эти попытки осуществляются идеологами, политиками и литераторами из Галиции, представляющей собой – как прежде Польша – форпост католического Запада. Несмотря на то, что Галиция в нынешнем населении Украины составляет примерно десятую часть, эти идеологи с маниакальной настойчивостью пытаются переиначить на свой лад сознание наших людей.

В своей антирусской, антиправославной политике они, как и их предшественники, прибегают ко всякого рода иезуитским методам, делают ставку на хитрость, обман и лукавство. Это по их милости для сегодняшних учащихся Гоголь, родившийся на Полтавщине и посвятивший родной Малороссии значительную часть творчества, – «иностранный» писатель, произведения которого этим учащимся приходится изучать на уроках зарубежной литературы и в переводах на украинский язык. Это благодаря их многолетним стараниям в школах Украины – края, откуда берет начало русская государственность, где в свое время был зажжен свет русской веры и в центре которого стоит Киев, «мать городов русских», – преподают антирусскую историю.

Теперь, как и четыреста лет назад, они пытаются незаметно подменить древнее православное богослужение своими самостийническими обрядами. Внешне такая подмена кажется порой незаметной: разве что язык богослужения – торжественный и величественный церковнославянский язык, язык святых первоучителей славянских Кирилла и Мефодия – заменяется «українською мовою». И многим это кажется даже удобным: слушать богослужение на том самом языке, на котором сегодня на Украине рассказывают новости по телевизору…

При этом теперь уже не настаивают, как раньше, на непременном подчинении православных римскому папе. То множество сект, заполонивших в наши дни Украину, свидетельствует о том, что главной целью является разрушение православия, а методы и пути для этого используются любые, в зависимости от обстоятельств. Конечно, большинство наших нынешних соотечественников, прошедших десятилетия коммунистического воспитания, не станут столь же болезненно, как наши предки, воспринимать гонения на православную веру.

Правда, теперь нас, в отличие от наших предков, в Европе будут приобщать сразу уже к содомским «ценностям». А «займутся» нами, скорее всего, поляки, которые там слывут «специалистами по Украине». Так что вполне еще может появиться возможность снова начать «совместную жизнь» в обществе старых знакомых…

Говоря о чертах, сближающих наше время с эпохой, предшествующей восстанию Хмельницкого, нельзя не упомянуть и о нашей «элите». Если во времена Речи Посполитой «элита» ополячивалась и окатоличивалась, то в наши дни она массово переходит в «украинство», с готовностью выполняя начертанную Западом «культурную программу», целью которой является отчуждение и отторжение от Русской цивилизации.

Язык нынешних наших господ – украинский. Облачившись в угодное Западу «украинство», они поголовно являются носителями якобы демократического европейского сознания, с его неизменным, на протяжении столетий, отношением к славянству и православию.

Что же касается потомков «арендаторов», то без них, как и прежде, не обходятся все самые дерзкие, самые радикальные, самые бессовестные «проекты» нашего времени… Трудно поверить в то, что еврейский народ, с его великой и древней культурой, может всерьез относиться к культурному строительству «украинства». Тем более что самому еврейству многократно приходилось страдать от тех, кто воплощал идеологию «украинства» на практике…

Впрочем, вряд ли следует возлагать на чьи-то посторонние козни основную долю вины за то, что ситуация на Украине стремительно скатывается к воцарению того «порядка», который стал в свое время причиной восстания под руководством Хмельницкого. Не правильнее ли было бы в первую очередь обратить внимание на духовное состояние самого нашего народа?

Не приближает ли время своих и всеобщих несчастий и сам наш народ, когда в большинстве своем пассивно воспринимает нынешнее массированное наступление на основополагающие для нашей цивилизации духовные ценности… Лишившись нашей веры, наших святынь, лишившись созданного на протяжении тысячелетней истории нашего духовного и культурного достояния, мы как цивилизация станем нежизнеспособны. И на чем тогда мы будем воспитывать наших детей и на какой опыт станем опираться в будущем? Без опоры на наши духовные ценности нам неизбежно придется раствориться в истории, став материалом для чужой исторической жизни.

Когда дело дойдет до «купли-продажи» земли, то не согласится ли наш сельский житель, не знающий ее настоящей цены (в первую очередь – нравственной), продать ее при первой же возможности? Ведь наши «новые магнаты», к которым нынешние их богатства «приплыли» вовсе не благодаря их талантам или усилиям, захотят ли и сумеют ли хозяйствовать сами? Или снова, как и в эпоху Речи Посполитой, им потребуются услуги новых «арендаторов»?

Вовсе нельзя исключить, что если только возникнут подходящие условия, в наши пределы снова хлынет масса потенциальных «арендаторов», воспитанных и отшлифованных жесткими и неумолимыми рыночными условиями западного мира, и набросится на инфантильный, доверчивый наш народ. Деморализованная и лишенная ориентиров Украина вполне еще может снова стать всемирным заповедником…

Впрочем, все эти предостережения и страхи многим могут показаться надуманными. Скажут, что повторение прошлого сейчас невозможно. Да и откуда, в конце концов, возьмутся сегодня запорожские казаки, поднявшие войну против угнетателей?

Но дело ведь не в наличии в обществе прослойки населения с непременно таким же названием. Дело в установившемся «порядке вещей»…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору