Информационно-аналитическое издание

Памяти Людмилы Сенчиной. «А когда мой сон растаял…»

Версия для печатиВерсия для печати

Она ушла от нас в Татьянин день - 25 января. «Хоть поверьте, хоть проверьте» пела она уникальным проникновенным тембром в своей «визитной карточке» - песне о Золушке. Теперь Людмилы Сенчиной с нами нет. Песни и голос, конечно, остаются.

Известный писатель экс-харьковец Юрий Милославский (Нью-Йорк) написал в «Фейсбуке»: «Она была из последних, донесенных — аж досюда! — великой, мертвой и бессмертной эпохой. Правду сказать, не умри эпоха, — мы бы (а я уж наверное) о ней позабыли б давным-давно. Но великая эпоха — бессмертна, вот и русская певица Людмила Петровна из села Кудрявцы, как могла и сколько могла, напоминала нам об этом бессмертии».

Обратим внимание также на реплику молодого, но вполне известного музыковеда, исследователя творчества Валерия Гаврилина доцента ГИТИС Ксении Супоницкой: «Несмотря на все минусы, было в ушедшей массовой культуре что-то хорошее — видимо, навеки утраченное.

Это, прежде всего, связь с национальными истоками: не с календарными и не со свадебными обрядовыми песнями, конечно, но с поздней лирикой. Отсюда и теплота, и доверительность высказывания, и, главное, — принципиальное отсутствие пошлости. Были, кстати, и голоса, кристальные эстрадные голоса. Они не имеют отношения к оперным, “округло-купольным”, их красота — в естественности, близости к неограненному и невыхолощенному звучанию речевого тембра.

Сегодня умолк один из таких. Еще меньше осталось нам от былой эпохи — от ее стихов, песен и добрых светлых традиций.

Я переслушала сейчас довольно много сочинений, исполненных Людмилой Сенчиной. … Кто на сегодняшней попсовой сцене может высказаться так же просто и трогательно, честно и пронзительно, как Людмила Сенчина с ее ранними песнями? Кому из наших псевдозвезд повезет оставить в истории хоть какое-нибудь холодноватое мерцание, не говоря уж о том, чтобы залучиться своим неповторимым теплом...»

* * *

«Культурный вокал» — кто-то очень верно заметил о Сенчиной. У нее было, в общем-то, немало песенных «визитных карточек», что вполне свидетельствует об уровне дарования. Скажем, «Любовь и разлука» или «Целую ночь соловей нам насвистывал…» в ее исполнении задавали такую планку, что мы были убеждены: Людмила Сенчина — человек ленинградской культуры. В сущности, так и было, и есть, ибо она закончила отделение музыкальной комедии Музыкального училища им. Н. Римского-Корсакова при Ленинградской консерватории.

Но вот доленинградский, украинский период, как и семейное происхождение, дали Сенчиной мощный замес, что называется, той самой дружбы народов и даже любви, чем был характерен советский период существования нашего единого большого Отечества.

В репертуаре Сенчиной были и романсы, и народные песни, и мюзиклы, а также европейские хиты, в частности The Beatles и Мишеля Леграна. С Мишелем Леграном, весьма популярным французским композитором, Сенчина участвовала в совместной исполнительской программе. Она, кстати, была весьма похожа на молодую Катрин Денев, сыгравшую главную роль в киномюзикле «Шербургские зонтики». Однако Сенчина, на мой взгляд, была миловидней и нежней француженки, сразу получившей европейскую известность. Вот фрагмент телевизионной передачи «Утренняя почта» 1986 года, с популярной арией из «Шербургских зонтиков», русский текст Андрея Вознесенского.

Основу репертуара Людмилы Сенчиной составляли песни советских композиторов, такие как «Добрая сказка» А. Пахмутовой на слова Н. Добронравова, «Полевые цветы» Р. Паулса на стихи А. Ковалева, «Черемуха» Валерия Гаврилина на слова вологодской поэтессы Ольги Фокиной. Памятные «Дети спят», «Лесной олень»…

В конце 1970-х — начале 1980-х годов Л. Сенчина неоднократно становилась лауреатом телевизионного фестиваля «Песня года». Вспомним две из этих лауреатских песен: «А по камушкам», «Шутка».

А разве прошел мимо слушателей нежный «Белый танец» (Д. Тухманов, стихи И. Шаферана), хоть и не задействованный на центральных телеканалах, но нередко звучавший на радио?

* * *

Биографы подсказывают, что звезда советской эстрады родилась в Николаевской области (УССР). По словам самой певицы, настоящим годом ее рождения является 1950-й, а не 1948-й, как указанно в документах. Имя девочке и вовсе дали в четыре года, до этого родители звали ее просто «доця». Мама Сара Алексеевна была школьной учительницей, отец, молдавский цыган Петр Маркович Сенчин, работал в местном доме культуры — сначала культпросветработником, а затем директором. После рабочего дня оба еще и трудились на колхозном поле.

Люда выходила на сцену еще ребенком — и в спектаклях, и в концертах. Когда ей было десять лет, семья переехала в Кривой Рог. Именно оттуда девушка отправилась в 1966 г. в Ленинград учиться музыке профессионально.

В судьбе певицы есть занимательная перекличка в нескольких деталях со всенародно любимым фильмом «Приходите завтра» (1962), что про Бурлакову Фросю. Людмила не успела на основной тур экзаменов на вокальное отделение, однако столкнувшись с председателем экзаменационной комиссии в коридоре, упросила его о прослушивании. Ее исполнение серенады Шуберта тронуло педагога, и девушка получила разрешение прийти на экзамены в другой день.

* * *

Музыковед К. Супоницкая приводит запись песни «Бежит река» (Э. Колмановский, стихи Е. Евтушенко), которая, по ее признанию, нравилась ей с детства. Во светлую память Людмилы Петровны Сенчиной послушаем этот лирический отечественный шедевр и мы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору