Информационно-аналитическое издание

Почему банды Яроша покинули позиции

Версия для печатиВерсия для печати

15 октября Дмытро Ярош, уволенный из фюреров «Правого сектора»* и ставший командующим УДА (Украинской добровольческой армии) издал приказ о выходе с передовой  отдельных батальонов УДА.

«5 и 8 отдельные батальоны Украинский Добровольческой Армии выходят с передовой, но мы не выходим из войны… Сегодня главная задача для УДА — это построение территориальных отрядов обороны, которые должны иметь четкий функционал», – заявил Ярош.

Он сообщил, что бывшие «добровольцы» сейчас «используются неэффективно», порой становясь инструментом в руках политиков или криминалитета. «Мы видим, как после дембеля участников боевых действий начинают дерибанить. Мы имеем множество «атошных» организаций, что приводит к распылению потенциала, который реально может быть важным для Украины в настоящее время. Задача УДА собрать всех, кто воевал в единый ударный кулак», - декларирует полузабытый фюрер. По его словам, УДА будет помогать государственным структурам не допускать в стране «российского реванша».

Речь идет о 5-м батальоне (базируется в с. Великомихайловка Днепропетровской области, комбат Черный - Владислав Литвин), и 8-м батальоне («Аррата»), который базируется в с. Юрьевка, что под Мариуполем (комбат Червень - Андрей Гергерт). После раскола «Правого сектора»*, кроме них, в подчинении Яроша осталась тактическая группа «Волынь», медицинский батальон «Госпитальеры» (командир Яна Зинькевич). В плотной координации с 8-й ротой УДА работал т.н. батальон им. шейха Мансура (командир Муслим Чеберлоевский). Общее число УДА, где штабистов больше, чем боевиков, около 250 человек.

Действия автономных от ВСУ и Нацгвардии УДА и ДУК-ПС хоть и координируются с командованием секторов, где располагаются «махновцы», но не зависят от них. Как свидетельствуют волонтеры и бойцы ООС, правосеки и прочие автономы не находятся в боевых порядках постоянно. Потому говорить, что Ярош отводит бойцов с передовой – липа, ибо на передке это никак не скажется. Масштаб не тот.

16 октября начальник пресс-центра штаба ООС Вячеслав Петровский отреагировал на заявление Яроша так: «На сегодня все бывшие добровольцы, которые продолжают принимать участие в обороне наших территорий, делают это в составе Вооруженных сил Украины или других воинских формирований. Отдельных добровольческих батальонов на передовой нет».

Что же означает решение Яроша об «отводе войск»?

Ярош и его окружение на деле не хотят воевать, ибо могли остаться на фронте, «влившись» в ВСУ. Но это означает потерю «вольницы».

С другой стороны, хорошо известно, что даже по линии волонтеров снабжение воюющих продовольственной халявой, деньгами, автомобилями, топливом серьезно ухудшилось. Патриотический подъем образца 2014-2015 годов исчерпан, добровольцам уже «не подают». Это, собственно, не раз подчеркивал боец 8-го батальона («Аррата») бывший российский киноактер Пашинин.

Вероятно, Ярош таким образом выполняет августовский приказ командующего ООС Наева о выводе из зоны военного конфликта вооруженных подразделений с непонятным статусом. Ярош сохраняет хорошую патриотическую мину при плохой игре.

Не исключено наличие договоренности о передаче Ярошу полномочий для подготовки неких подразделений территориальной обороны. Неких, потому что система ТО уже пару лет интенсивно работает в ряде регионов (например, в Харькове или Херсоне) и там явно не ждут конкурентов.

Использование Ярошем пиара, дабы напомнить о себе, маловероятно, ибо он прагматик и понимает, что в нынешней гонке он и его движение «ДIЯ» - откровенные лузеры. При этом нельзя исключать, что Ярош увел боевиков в тыл, в том числе и по согласованию с некими политическими силами, для использования их в предвыборных силовых действиях.

Соб. корр. «Одной Родины»