Информационно-аналитическое издание

Пойдёт ли Зеленский на укрощение медиамонстра?

Зомби-башни
Версия для печатиВерсия для печати

Если Владимир Зеленский всерьез заинтересован в наведении законности в информационной сфере, а не только в подстраивании её под собственный пиар накануне выборов в ВР, ему не избежать кардинального переформатирования (хотя лучше – уничтожения) такого управленческого медиамонстра, как Госкомтелерадио Украины.

Последний раз нечто подобное было произведено после Майдана 2014 года. Тогда руководителем комитета стал Олег Наливайко – человек из «вольера» Коломойского, возглавлявший до той поры его информагентство УНИАН. А первым замом – Богдан Червак, отъявленный нацист, действующий глава ОУН* и Провода украинских националистов. До госпереворота, при Ющенко и даже при Януковиче, Червак работал в должности начальника департамента информполитики, то есть определял всю информационную политику для государственных СМИ. Таким образом, сия парочка сошлась в альянсе, символизирующем слияние олигархического капитала и пещерного национализма. И означавшем, что победившие майданные мироеды вкупе с бандеровцами намерены далее совместно оболванивать массовое сознание украинцев.

Вся та «перестройка», в сущности, и заключалась в назначениях Наливайко и Червака, некоторых других кадровых передвижениях в руководстве подведомственных телерадиокомпаний и чуть позднее - в чисто формальной смене их юридического статуса. А именно: центральные и региональные ТРК вошли в холдинг в системе того же Гостелерадио, но уже под маркой «Общественного вещания».

Идея «Общественного вещания» давно обмусоливалась политиками всех мастей – естественно, с прицелом на собственную выгоду для каждого из них. Нарекания на государственные каналы не смолкали все годы независимости, это была арена информационной схватки между президентской властью и оппозицией. Но та же самая оппозиция, придя к власти, ничего по сути не меняла в этой структуре кроме того, что «затачивала» ее уже под свои желания и планы. Гостелерадио существует в нынешнем виде 24 года, и никто из власть имущих не посягал на его сокращение, а тем более на полное закрытие. Правда, оппозиционеры порой громогласно требовали его ликвидации и обвиняли в прислужничестве, скажем, Кучме или Януковичу, но когда они сами воцарялись на Банковой, то пыл их мгновенно улетучивался.

Оно и понятно: в их руки попадал мощный пропагандистско-бюрократический ресурс, управлявший практически всеми государственными СМИ. До «революции гидности» данное хозяйство состояло из 27 региональных телерадиокомпаний, Нацтелекомпании Украины, Нацрадио Украины, общеукраинского телеканала «Культура» и «Всемирной службы "УТР"», созданной для вещания за рубежом. Все они существовали на деньги госбюджета. Этот самый бюджет и перечисляло им Гостелерадио, поскольку являлось для них распорядителем финансов первого уровня.

Госкомитет Украины по телевидению и радиовещанию, как значится в его уставе, «является центральным органом исполнительной власти со специальным статусом, деятельность которого направляется и координируется Кабинетом министров Украины. Госкомтелерадио является главным органом в системе центральных органов исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную политику в сфере телевидения и радиовещания, информационной и издательской сфере».

Комитет стал наследником одного из двух отдельных органов, функционировавших на Украине до распада Советского Союза, – Госкомтелерадио УССР и Госкомпечати УССР. В 1991 году закрыли первый (с передачей основных функций гостелеканалу), в 1992 – второй. Это было время, когда новая власть «самостийной» еще стеснялась открыто подминать под себя информационную сферу, но потом стала делать это всё более и более беспардонно. До 1995 года организации, возникшие на базе советских предшественников, то сливались, то разъединялись, претерпевая различные пертурбации то в виде департамента минкультуры, то в виде Госкомитета по правам издательств, то в виде аналогичного министерства. Пока наконец в 1995 году не был сформирован Госкомитет по телевидению и радиовещанию – практически в том виде, в каковом он существует и сегодня.

Аппарат комитета имеет штатную численность в 130 человек. Все его  работники считаются госслужащими и получают соответствующие оклады с премиями. Хотя они всего лишь клерки, непосильный труд коих состоит в перенаправлении документации и бюджетных финансов структурным подразделениям, оклады и премии у них весьма немалые. Например, на 2019 год, как значится на сайте Гостелерадио, его финансирование составило (на 130 человек!) почти 40 млн грн.

Конечно, кто-то может сказать, что здесь учтены и накладные расходы, например коммунальные и проч. Ан нет. Гостелерадио, занимавшее один этаж в здании Нацрадио на Крещатике, 26, с самого начала своего существования было таким себе официальным «голодранцем»: согласно бюджетному плану, его расходы были весьма ограничены. Ему даже не полагался служебный транспорт. И это, конечно, справедливо: зачем конторе клерков и перетасовщиков бумажек персональные авто?

Но это в какой-нибудь Европе, возможно, воспринималось бы как должное. Однако в «европейской державе» бюрократам без автомобилей – никак. Потому и катаются они на авто, оплаченных всё теми же вроде как независимыми, а на деле находящимися в рабском подчинении ТРК и издательствами. Ибо никто из руководителей этих подразделений и помыслить не может противоречить начальству – вылетит мгновенно, безо всякой надежды на возвращение. Бюрократия злопамятна. Практически на бюджетные средства для этих ТРК и содержится надстроечная контора, не только паразитирующая на бюджете, но и насаждающая политику правящей верхушки.

Впрочем, гораздо более существенно то, что государственная медиабюрократия имеет громадные возможности для промывки мозгов многомиллионной аудитории в масштабах, которые пока не снились даже весьма влиятельным коммерческим каналам. Эти возможности Гостелерадио получило по наследству от советского предшественника – Госкомтелерадио УССР – в виде Радиоретрансляционного комплекса (РРТ), с его вышками и передающими станциями, а также разветвленной корреспондентской сети ТРК на местах. Эти корреспонденты, конечно, в первую очередь стараются быть полезными непосредственному начальству – мэрам и губернаторам, но задания столичного распорядителя бюджета тоже выполняют весьма исправно. Профессиональный уровень сих телевизионщиков зачастую весьма низок. Но тем не менее они востребованны, поскольку успешно зомбируют аудиторию, которую укроправители неприкрыто считают «биомассой».

Конечно, эта аудитория сократилась, особенно в сравнении с серединой нулевых, когда ещё мало было «цифровых» конкурентов для системы аналогового кондового гостелерадийного механизма. Тем не менее и ныне она весьма широка. Если говорить, например, о Национальном радио – том самом «брехунце», настенной коробочке в каждой сельской хате, – пока еще вряд ли какая-нибудь из известных коммерческих радиостанций сможет сравниться с ним по охвату слушателей.

В конце 2014 года Нацрада передала в пользование Национальной радиокомпании FM-частоты областных государственных ТРК, большая часть которых  покрывает небольшие райцентры. Региональным вещателям на их нужды оставили четыре часа в сутки, оставшееся время пошло на вещание Нацрадио (УР-1, «Проминь» и радиоканал «Культура»).

По итогам второго квартала 2018 года УР-1 занимало 14-е место среди самых популярных FM-станций. Не такое уж большое достижение на первый взгляд. Однако если учесть, что все фигуранты списка, оказавшиеся впереди, – развлекательные и музыкальные каналы типа «Люкс ФМ» и «Шансона», а Нацрадио по своим «брехунцам» пудрит мозги передачами политическими, псевдокультурными, псевдоисторическими и прочими, значит, конкурентов на этом поле  у него нет.

Ежемесячная аудитория Нацрадио, согласно её собственным подсчётам, превышает 7 млн ​​слушателей. Много это или мало? Если сравнивать с количеством подписчиков, например, у блогера А. Шария, имеющего огромное влияние на Украине, то это в три раза больше. А если учитывать  к тому же, что для потребления радиопрограмм не надо подсаживаться к компьютеру или телевизору, то становится ясным, насколько велик эффект от подобного «слухового зомбирования».

Что касается телевидения, оно, несмотря на техническое обновление и переоформление в «Общественное вещание», как было махровым государственным рупором, так и осталось.

В апреле 2015 года в прямом эфире «Первый нацканал» изменил логотип и концепцию, став «общественным телевидением». На презентации присутствовали тогдашние премьер-министр Арсений Яценюк и президент Пётр Порошенко, последний там же, по привычке «понтоваться» перед публикой, подписал закон «Об общественном вещании», принятый Верховной радой ещё в марте. А Нацтелекомпания стала называться Национальным общественным телевидением Украины (НОТУ). Формально она перешла в подчинение общественному Наблюдательному совету. Но фактически как зависела от президента и правительства, так и осталась зависеть.

Здесь стоит попутно отметить, что в декабре 1993 года, согласно только что принятому закону о телерадиовещании, был создан Национальный совет по ТВ и радио, призванный, как говорилось в его уставных документах, заниматься развитием национального теле-радио-информационного пространства и контролем за соблюдением законодательства. Знающие люди тогда сразу определили, что и закон, и Нацсовет сгенерировала властная верхушка во главе с Леонидом Кравчуком. Дабы на этом самом пространстве развивать свой пиар и гнобить неугодных вещателей, поддерживавших конкурента – Леонида Кучму – в преддверии президентских выборов 1994 года. Если бюджетные телерадиоструктуры  были заточены на пропаганду и агитацию за действующего президента, то с коммерческими вещателями дело обстояло куда сложнее. Уже возник ряд ФМ-радиостанций, не контролируемых властью, и телестудий, из которых затем выросли влиятельные ТВ-монстры.

Воздействовать на них, как, например, на прокучмовскую маленькую, но шуструю телекомпанию «Гравис», можно было только с помощью органа, способного прищучить любого, даже самого независимого вещателя. И такой орган всплыл в виде упомянутого Нацсовета. Он сразу сделался ареной подковёрной борьбы президентских и парламентских группировок за квоты в членстве, хотя, казалось бы, должен был всего лишь контролировать соблюдение закона. А если учесть, что он распределял свободные частоты для вещания не только на общегосударственном, но и на местечковых уровнях, то можно себе представить, какие лоббисты и с какими взятками обивали там пороги. Автор этих строк неоднократно был свидетелем рассказов о колоссальных размерах «хабарей», туда приносимых. А вскоре Нацсовет стал главным конкурентом Госкомтелерадио и одновременно  полем бесконечного противостояния пропарламентских и пропрезидентских сил.

Такими эти конкурирующие  фирмы – Гостелерадио и Нацсовет – создавались, такими они и остались вплоть до сегодняшнего дня. Практически ничего не изменилось. Какие бы высокие цели ни озвучивались их хозяевами в оправдание их деятельности и для вбухивания в них сотен миллионов гривен, их суть была и остается  неизменной:  дерибан бюджета и манипуляция сознанием народа.

Финансирование перелицованного НОТУ, как и прежде, осуществляет всё то же Гостелерадио. Только теперь статья расхода денег налогоплательщиков на этого пожирателя бюджетных средств называется «Финансовая поддержка общественного телевидения». Типа добровольные пожертвования от государства на нужды якобы столь необходимого народу «независимого» медиахолдинга.

Хитро придумано. Вроде канал общественный, который по концепции должен содержаться за счет добровольных перечислений граждан, но, пока ни одна собака за него платить не хочет, сей груз на себя взяло государство. И посему под видом поддержки свободы слова это обанкротившееся государство позволяет себе швырять на  НОТУ до 2 млрд грн ежегодно. Например, на 2019 год Кабмин Украины при посредстве Гостелерадио запланировал «финансовую поддержку» в размере 1,8 млрд. При Януковиче такие цифры гостелекомпаниям и не снились.

Конечно, если Зеленский озаботится только пиаром своей команды накануне выборов в Верховную раду, он может ограничиться кадровыми перестановками и небольшой «подкраской фасада» Гостелерадио. Например, убрать откровенно нацистские тона. Хотя, возможно, и это ему не понадобится. Ведь и Наливайко, и Червак, и прочие клерки комитета – бюрократы. А бюрократы имеют способность мимикрировать и приспосабливаться к любой власти. Они вполне способны обеспечить рекламу «Слуги народа» по наезженным рельсам. Опыта у них хоть отбавляй.

Нахождение на посту председателя комитета человека Коломойского – в лице Олега Наливайко – упрощает задачу Зеленскому,  если тот захочет пойти по пути своих предшественников. Например, после Майдана-2014 ничтожная телекомпанийка «Громадське ТВ», возглавляемая Зурабом Аласанией, стала приоритетной для громадного комплекса НТКУ как главный производитель контента. То есть именно на нее посыпались бюджетные деньги, когда Аласания сделался гендиректором НТКУ. Подобный вариант вполне возможен и с «1+1» – родным домом нового президента Украины.

Пойдет ли Зе по этому пути или постарается соответствовать чаяниям своих избирателей и навести законный порядок везде, в том числе в медиасфере, покажет ближайшее время.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru