Информационно-аналитическое издание

Разрыв связи с Россией: «Принято единогласно»

Версия для печатиВерсия для печати

Программа экономического сотрудничества России и Украины на 2011-2020 годы денонсирована. Такое решение принял Кабмин Украины на очередном заседании 21 марта. Цель – оторвать украинскую экономику «от той привязки, которую постоянно нам навязывала Россия», заявил премьер-министр Владимир Гройсман и пообещал и далее «делать все, чтобы страна-агрессор платила высокую цену за агрессию в Украине». Следующим на очереди стоит Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Российской Федерацией», несколько вариантов его денонсации уже лежат в украинском министерстве иностранных дел (МИД). Хотя замминистра иностранных дел Зеркаль высказалась о новом договоре с РФ.

«Принято единогласно»

В предисловии к постановлению правительства о прекращении экономического сотрудничества изложены совершенно иные причины разрыва отношений. Оказывается, это не Киев отказывается от сотрудничества и таким способом наказывает Москву за плохое поведение, а «действия, совершаемые со стороны РФ, напрямую противоречат целям, заявленным в Программе». Т. е. Украина вроде бы и не против интеграции, но Москва нарушает договор. В качестве примера «экономической агрессии», начавшейся, как указано, в конце 2015 года, пресс-служба Кабмина приводит прекращение беспошлинной торговли в рамках зоны свободной торговли (ЗСТ) СНГ, запрет на импорт сельскохозяйственных товаров (в том числе украинского происхождения) и блокировка транзита через российскую территорию.

Премьер-министр Украины В. Гройсман на заседании Кабмина 21 марта

На самом деле все ровно наоборот. После государственного переворота 2014 года именно Киев по собственной инициативе и в одностороннем порядке денонсировал многочисленные договоры о сотрудничестве в военной отрасли, ввел различные ограничения на инвестиции, транзит по своей территории, торговлю, а вскоре наложил санкции на российские компании, вплоть до запрета на хозяйственную деятельность. Долгое время Украина оставалась единственной страной в мире, против которой Россия не вводила контрсанкций, но, после того как Киев саботировал трехсторонние консульстации в Брюсселе и умудрился вступить в ЗСТ с ЕС, нарушив Приложение 6 Договора о ЗСТ СНГ, ситуация начала меняться. Беспошлинный доступ на российский рынок закрылся одновременно с лазейкой серого транзита через территорию РФ.

Далее украинские чиновники продолжили разрывать разные межгосударственные договоры со «страной- агрессором» и изо всех сил стараться усложнить жизнь бизнесу по обе стороны границы. В случае с Программой не понадобилось даже обсуждения. «Принято единогласно», - объявил В. Гройсман, а через четыре дня подчеркнул, что «мы из-за разрыва становимся только сильнее», а у страны «есть огромный свой потенциал». Но можно ли его реализовать путем экономической самоизоляции?

Договоренности не были реализованы

Фактически Киев отменил то, что и так не работало. К тому же сам статус Программы не носил обязующего характера. «Программа экономического сотрудничества с Россией - это по сути, по своему содержанию, можно сказать, протокол о намерениях. Это определение основных перспективных направлений сотрудничества. Это не международное соглашение, здесь нет конкретных обязательств обеих сторон, здесь есть только намерение двигаться по заданному пути сотрудничества», - объясняет бывший министр экономики Украины Виктор Суслов.

Подписанная еще в 2011 году Программа предусматривала совместную работу по целому ряду направлений. Это и совершенствование режима свободной торговли в рамках СНГ (не действует между двумя странами с 1 января 2016 года), и защита прав инвесторов (российские компании дискриминируются на Украине одновременно несколькими нормативными актами), и формирование интегрированной системы платежно-расчетных операций (даже на обычные межгосударственные денежные переводы наложены ограничения).

Премьер-министр Украины Николай Азаров и председатель правительства РФ Владимир Путин на пресс-конференции после подписания Программы экономического сотрудничества России и Украины на 2011–2020.

Кроме того, это обеспечение свободного перемещения граждан (сегодня россияне могут попасть на Украину только по специальному нотариально заверенному приглашению и при наличии биометрического паспорта), сотрудничество в области технического регулирования (договор об ассоциации с Брюсселем вводит на территории Украины монополию стандартов ЕС), инноваций и научных исследований (совместные исследования и разработки приостановлены). С приграничным, межрегиональным и военно-техническим сотрудничеством, а также координацией действий антимонопольных органов двух стран дела и вовсе плохи.

В денонсированной Программе была заложена «реализация совместных инфраструктурных и промышленных проектов» в трубопроводном транспорте, атомной и гидроэнергетике, ж/д,  автомобильном, морском, авиатранспорте, освоении космоса «и других перспективных направлений сотрудничества». Планировалось создавать совместные предприятия и корпоративные альянсы в углеводородной электрической и ядерной энергетике, авиационной и космической промышленности, судостроении, АПК, логистике и курортно-рекреационном комплексе, а также сотрудничать в области трудовой миграции, образовании, спорте.

Был в Программе и ряд конкретных проектов. Например, совместное производство самолетов Ан-140, Ан- 148, Ан-70 и реанимация проекта самолета «Руслан». Разработка нового авиационного двигателя Д-27, модернизация двигателей АИ-222-25, Д-18Т, Д-436 и Д-136. Более того, в документе обозначены целевые показатели, по которым можно оценить «эффективность  двустороннего экономического взаимодействия». Это повышение физического объема двустороннего товарооборота в среднем не менее чем на 10-15% в год, торговли услугами – на 12-15%, рост доли несырьевых товаров и услуг в торговле с третьими странами, а также повышение объема взаимных инвестиций в среднем не менее чем на 15-20% в год.

Бывший министр экономики Украины Виктор Суслов

Конечно, ничего подобного не произошло. «Договоренности не были реализованы. И начиная со второй половины 2013 года – с тех пор, как Украина объявила к подготовке к ассоциации, - эта Программа фактически не выполнялась», - отмечает В. Суслов. Проекты и планы развития высокотехнологических отраслей остались на бумаге, а если говорить о банальной торговле, то экспорт Украины в Россию упал с $15 млрд. в 2013 году до $3,9 млрд. в 2017-м (на 385%).

Последствия

Впрочем, в некоторых сферах Программа все-таки облегчала жизнь украинским компаниям. «Например, с “Энергоатомом”. Ранее существовала система взаимных кредитов. Мы россиянам поставляли руду, а они нам — ТВЭЛы для АЭС, а платили за них мы уже позже. Сразу заплатить за ТВЭЛы проблематично. Но их нужно будет покупать, а в России скажут: “Извините, деньги вперед”», - напоминает директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко. Этот пример не единственный, «украинские компании достаточно активно производят оборудование для энергетики России. А сейчас, я так понимаю, программу придётся застопорить, потому что все эти поставки шли как раз по программе экономического сотрудничества», добавляет эксперт.

Но в целом в решении разорвать программу сотрудничества больше политики, чем экономики. «Все плохое, что могло произойти, уже произошло», - считает исполнительный директор Фонда Блейзера Олег Устенко, потому ожидать резкого ухудшения экономической ситуации от денонсации договора не стоит. Скорее, речь идет о блокировании возможностей развития. К примеру, в производстве Ан-148 принимало участие 126 российских предприятий, где изготавливалось свыше 60% комплектующих. Всего же в производстве украинских самолетов нет ни одного проекта, доля России в котором была бы ниже 50%. При полном разрыве экономических связей с РФ украинское КБ Антонова придется закрыть.

Для российских промышленников решение украинского правительства – не наказание за плохое поведение, а щедрый подарок. «Проект Ан-148 изначально не отвечал интересам российского авиапрома – наше правительство просто пошло навстречу “Антонову”, поддержав украинского производителя. Теперь Россия подошла к необходимости тотального избавления от украинских машин и двигателей к ним. Такой подход можно только поддержать. Я надеюсь, что перемены не заставят себя долго ждать», - подчеркивает авиационный эксперт Сергей Крутоусов.

Для Украины последствия разрыва экономических отношений с Россией и действия соглашения о ЗСТ с ЕС видны невооруженным глазом. «Если в 2013 году объем нашего экспорта составлял почти $90 млрд., то в 2018 году он даже не дотягивает до $50 млрд.», - напоминает О. Устенко. Если на момент подписания Программы в 2011 году Украина производила 0,4% глобального ВВП с перспективой роста, то сегодня почти втрое меньше (0,14%).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору