Информационно-аналитическое издание

Русский язык - объект преследований

Версия для печатиВерсия для печати

Украинская редакция Фонда стратегической культуры публикует отрывок из стенограммы парламентских слушаний Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации на тему «О проблемах сохранения, применения и развития русского языка за рубежом» (5 июня 2008 г.) – выступление народного депутата Верховной Рады Украины Елены Анатольевны Бондаренко.

Добрый день!
 
Очень хорошо, что я услышала предварительно то, что говорили ваши коллеги, ваши эксперты в области развития, защиты и употребления русского языка. На самом деле это было важно. Важно понимать, что Россия будет предпринимать, какие шаги в плане защиты русскоязычного населения.
 
Я хочу сказать, что в Украине на самом деле свои особенности функционирования русского языка. И та ситуация, которая сложилась с использованием, употреблением русского языка в Украине, это абсолютно политическая проблема.
 
До моего выступления, я по коллегам смотрела, по их выступлениям, что в принципе таких острых углов, как существует, например, в Украине, в других странах Содружества Независимых Государств, наверное, нет.
 
В Украине на самом деле борьба с русским языком, а именно борьба, тотальная дерусификация используется, как инструмент политического давления, как инструмент для достижения власти.
 
В данном случае происходит следующее. Что, несмотря на то, что в украинской конституции в статье 10, которую, наверное, каждый знает наизусть из экспертов, сказано, что единственным государственным языком является украинский. При этом все забывают вторую часть читать, в которой сказано, что государство гарантирует не только защиту и функционирование, но ещё и развитие, и отдельно стоит, русского языка. И только потом, языков национальных меньшинств. То есть, таким образом, уже сама конституция украинская признаёт особый статус русскоязычного населения, особый статус русского языка.
 
На самом деле нужно понимать, что Украина - это страна, в которой больше 50 процентов населения в повседневной и общественной жизни использует именно русский язык, при этом абсолютно нормально владея украинским языком. То есть, мы двуязычны. Мы абсолютно друг друга понимаем, западная Украина и восточная, когда встречаемся где-то вместе, на работе, во время отдыха, во время семинаров, учёбы и т.д. Проблем в плане общения абсолютно никаких. Проблема есть в другом, что русский язык рассматривается, как остатки советского строя, как попытка России произвести экспансию в нашу страну с помощью культуры и языка. И поэтому всё, что связана с русским языком, вызывает желчь, ненависть. И самое интересное, что шаги, которые предпринимаются в области функционирования языка в средствах массовой информации, в образовании, в науке, в судопроизводстве и во всех других сферах и отраслях жизнедеятельности Украины, они направлены на умышленное сужение функционирования русского языка, что сами понимаете противоречий статьи 10 конституции.
 
Несмотря на то, что Украина ратифицировала Европейскую хартию о языках нацменьшинств - она просто её не выполняет. В данном случае для нас проблема русского языка - это немного не то, о чём здесь говорилось. Для нас, прежде всего, проблема русского языка - это проблема защиты прав и свобод, гражданских прав и свобод русскоязычного населения. Они не могут отдыхать в кинотеатрах на том языке, на котором им мама пела колыбельную. Они не могу получать образование на том языке, на котором им удобнее, чем лишают себя конкурентоспособности. Они не могу защищать себя в суде на том языке, который им удобнее. Они также не могут нормально прочитать инструкцию к медицинским препаратам, а вы уже сами понимаете, это здоровье. В основном это касается, конечно, людей преклонного возраста. Те, которые, несмотря на то что на Украине живут 30, 40 и больше лет, к сожалению, глубоко украинский язык не знают.
 
Очень часто предъявляют обвинения таким людям в том, что вы живёте в этой стране как эмигранты, на что есть очень простой ответ: ребята, в 1991 году так называемые вами эмигранты проголосовали за независимость этой страны. И думали, что Украина в данном случае станет для них родиной - комфортной, уютной, родиной-матерью, а не родиной-мачехой, что сейчас мы видим. Наши дети, которые учатся, я сама из Донецка, дочь у меня живёт, несмотря на то что я работаю в Киеве, в Донецке.
 
Я понимаю большую проблему, что в Донецке на самом-то деле русские школы, преподавание на русском языке, академическом русском и академическом украинском. Но, конечно, дети знают лучше русский, потому что на этом языке разговаривает их семья, друзья, учителя, все, кто и окружает. Этот ребёнок будет неконкурентоспособным по отношению к тем детям, которые сейчас обучаются, например, в Тернополе, Ивано-Франковске или во Львове, при поступлении, например, в столичные вузы. Потому что, естественно, то, что знает украинский язык этот ребёнок хуже.
 
И самое страшное, что именно с этого года наше новое Министерство образования ввело обязаловку, когда тестовая болонская система сдаётся только на украинском языке. То есть те дети, которые представляют юго-восток, они фактически теряют баллы при поступлении в вузы, а значит уже изначально неконкурентоспособны. Мы, конечно, руки не опускаем, мы скрепляем зубы и говорим детям, что вы должны учиться лучше и показать высший класс, для того чтобы быть конкурентоспособными. И дети стараются, но это не выход из проблемы.
 
На самом деле дети уже с пятилетнего возраста начинают задавать вопросы: мама, а почему я не могу смотреть в кинотеатре фильм на русском языке? Мама, почему в кинотеатрах враги американцев разговаривают на русском, озвучены на русском, а американцы разговаривают на украинском? Точно так же происходит и при озвучке мультфильмов. Что происходит с нашими средствами массовой информации. Несмотря на то, что опять таки в законе о телевидении и радиовещании в Украине занесена такая квота как 75 процентов украинского, а 25 - по усмотрению канала, она не соблюдается.
 
Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания, который представляет у нас регуляторную организацию в области медиа, сделал всё, для того чтобы выкрутить каналам руки, а иначе ты не получишь лицензию или тебе её просто не продлят, и заставили все телеканалы взять на себя обязательства через 3 года перейти на 100-процентов украинское вещание. Им наплевать на то, что большая часть населения разговаривает на русском языке, им наплевать на то, что медиа-бизнес - это всё-таки бизнес, а не инструмент агитации и пропаганды и внедрения государственной политики.
 
Вы знаете, в отношении медиа это как раз особенность, наверное, в Украине, но я думаю, что, наверное, и во всех странах СНГ. Почему? Потому что на территории СССР телевидение возникало в тот момент, когда был определённый, можно его режимом называть, коммунистический режим, социалистический строй, и так далее. Поэтому, конечно, телевидение и радиовещание воспринимали с точки зрения именно большой машины по государственной агитации и пропаганде. Вот эти вот корни и вот это отношение, и вот эта стереотипность в ведении медиа-бизнеса, она ещё, к сожалению, осталась. Государство смотрит на телеканалы, газеты и радиостанции именно как на тот инструмент, который позволит им, абсолютно не вкладывая денег и за счёт ущемления прав русскоязычного населения, навязать свои политические установки.
 
В данном случае для, не могу не коснуться политики, для тех, кто отстаивает двуязычие, это и Коммунистическая партия, и Социалистическая партия, и самая крупная - это Партия регионов. Они воспринимают именно это с точки зрения защиты прав и свобод, гражданских прав и свобод, просто выполнение Конституции, не более. Что касается наших политических оппонентов, там, конечно, задачи совершенно другие. Перед нами размахивают как фиговым листком такими высокопарными словами как демократия, государственные интересы, абсолютно забывая о том, что есть интерес конкретного, отдельного человека, индивидуума. Эти интересы, к сожалению, не учитываются. Конечно, мы понимаем, что такое отношение пагубно и, в принципе, ничего хорошего тем же нашим политическим оппонентам в виде политических бонусов не принесёт. Это вызывает ненависть, ожесточение, неприятие и идиосинкразию, как угодно можно это называть.
 
Ситуация такая, что уже на уровне детей, то, что происходит в образовании, то, что происходит с нашим кинематографом, то, что происходит с нашими средствами массовой информации воспринимается очень негативно. И мне бы очень хотелось, чтобы меня услышали. И ещё раз повторю, в третий раз, что вопрос русского языка для Украины - это не политический вопрос. Это как раз таки вопрос защиты прав и свобод гражданских. Он, конечно же, связан с политикой, но на первое место мы ставим своё право получать информацию на русском языке, обучать своих детей, общаться на русском языке. И, конечно же, мы понимаем, что русский язык - это, прежде всего, наша душа и наша ментальность.
 
Очень близко юго-восток стоит по культурному развитию, по традициям культурным именно к России, что, в принципе, конечно, и вызывает большие проблемы в самой Украине.
 
Националисты, которые сейчас находятся у власти, они, практически, хотят переписать историю. Они не хотят признавать того, что Украина является поликультурным государством. Они не хотят признавать, что Украина является полиязыковым государством. У нас есть и гагаузы, у нас есть и большие общины немецкие, и греческие поселения, у нас есть татарский Крым.
 
Националисты не хотят также признавать, что у нас есть и поликонфессиональная Украина. К сожалению, сейчас наступление идёт и на православие, в том числе захватываются храмы и передаются другому патриархату. Всё это страшно и страшно, когда понимаешь, что на самом деле естественные обычные желания нашего населения Европа не принимает в расчёт и, скорее всего, вот с её, наверное, такого глупого молчания всё это и происходит в Украине. Конечно, тут всё замешано на политике и на репутации.
 
Вы знаете, мне всегда вспоминается один такой интересный анекдот, когда встречается крыса и хомяк, и крыса очень жалуется, говорит: "Слушай, но ты же мой кузен. Но мы же оба грызуны. Ну почему тебя так любят, разводят в клетках, кормят, холят, лелеют, а меня травят, вот я такая несчастная?". Он говорит: "Ты знает, у тебя плохой пиарщик. Ты его, наверное, смени". Вот в данном случае точно также происходит и с теми политическими силами, которые в 2004 году в Украине проиграли президентские выборы. Весь негатив, который Европа в Украине видит, они как раз таки проецируют на регионалов, на коммунистов и на социалистов. Поэтому, какие бы инициативы по защите гражданских прав и свобод не давались этими политическими силами, их просто в упор не замечают.
 
Но нужно сказать, что Украина, конечно же, - сосед Евросоюза. И Евросоюз вынужден обращать внимание на эти проблемы.
 
Последний доклад Совета Европы касался состояния в Украине на предмет расизма, нетолерантности, нарушение прав. То есть, это всё уже зафиксировано. Это всё есть. Происходит фашизация на самом деле Украины.
 
Ямогла бы могла рассказывать здесь очень долго. Но я бы опять-таки хотела подчеркнуть, что в Украине есть своя особенность. Сейчас русский язык - это просто разменная политическая монета. Это определённая политическая месть тем избирателям, которые не голосуют за "оранжевые" силы. И поэтому стали просто жертвами в тот момент, когда те или иные "оранжевые" силы находятся у власти. Как только ситуация в политике меняется, насильственная украинизация тут же даёт тормоз.
 
Сейчас я могу сказать, что последние три года, начиная с конца 2004 года, конечно, темпы насильственной украинизации, они колоссальные. Колоссальные, до невозможности. Когда в Донецке 97 процентов – это русскоязычное население, а нам навязывают 70-процентную украинизацию наших школ. То есть, о каких правах и свободах может идти речь, когда даже детям не позволяют обучаться на том языке, на котором они воспитаны. Спасибо большое.
 
(Аплодисменты).
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору