Информационно-аналитическое издание

С сокращением Вооруженных Сил Украины приказано обождать

Версия для печатиВерсия для печати

Планы недавно назначенного министром обороны Украины Дмитрия Саламатина сократить Вооруженные силы страны в сжатые сроки до 70 тысяч человек натолкнулись на стену непонимания в СНБО и Кабинете министров Украины. Высшее украинское руководство предпочитает не выносить сор из избы, однако, по имеющимся данным, главным критиком планов главы военного ведомства стал секретарь СНБОУ Андрей Клюев. Саламатину указали, что столь резко сокращать армию попросту нельзя.

Напомним: разработанная Министерством обороны реформа Вооруженных Сил Украины предполагает сокращение численности украинской армии в течение ближайших 5 лет с нынешних 192 тысяч (из которых 144 тысячи военнослужащих и 48 тысяч гражданского персонала) до 70 тысяч человек.

Одним из главных приоритетов предлагаемой Концепции является выполнение армией боевых задач без дополнительной мобилизации. Хотя полностью идея мобилизационного ресурса авторами документа не исключена - предусмотрено сохранение способности ВС Украины наращивать боевой потенциал в случае опасности масштабной войны. При этом на реализацию запланированной Министерством обороны реформы до 2017 года планируется выделить 155 миллиардов гривен (около 19,5 миллиардов долларов), из которых 40,3 миллиарда - дополнительно привлеченные средства. Авторы концепции ссылаются на европейскую практику и обещают довести уровень военных расходов до 1,4% ВВП (в последние годы в Украине они составляли менее 1%).

Предлагаемая Минобороны Концепция с «конечным результатом» в виде 70-тысячной армии должна была логично завершить и без того беспрецедентную в мировой истории эпопею сокращения Вооруженных Сил Украины. Стоит вспомнить, что с развалом СССР Украина стала обладательницей значительного материально-технического и людского сегмента Советской армии. В частности, на территории страны осталась инфраструктура трех военных округов - Киевского, Прикарпатского и Одесского. Вся группировка войск и сил насчитывала около 780 тысяч человек личного состава, 6,5 тысячи танков, около 7 тысяч боевых бронированных машин, до 1,5 тысячи боевых самолетов, более 350 кораблей и судов обеспечения, 1272 стратегических ядерных боеголовки межконтинентальных баллистических ракет и почти 2,5 тысячи единиц тактического ядерного оружия.

Даже после отказа от ядерного статуса у Украины оставалась хорошая возможность и без ядерного оружия создать мощную, одну из самых сильных в Европе армию на основе советского наследия - этому способствовали и международные договоренности, в частности Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Однако Киев пошел по иному пути, доходя уже сегодня в своих сокращениях до одной из самых слабых армий в Европе по соотношению численности населения к Вооруженным силам.

Интересно, что де-факто «идеологическая» подготовка предложенного Дмитрием Саламатиным столь радикального сокращения армии в Украине велась фактически с момента прихода к власти Виктора Януковича. Из уст представителей высшего военного руководства страны, а также провластной Партии регионов частенько звучали заявления о том, что на сегодня для Украины не существует актуальных масштабных военных угроз (в первую очередь, в виде вооруженной агрессии какой-либо из соседних держав). А для выполнения внутренних задач и участия в мелких пограничных конфликтах достаточно небольших Вооруженных Сил.

Однако при формировании военных доктрин и облика национальных вооруженных сил государства, как правило, ориентируются не на мелкие конфликты, а на возможные серьезные военные угрозы, вне зависимости от степени их вероятности.
 
Например, сегодня существует вероятность территориального конфликта с Румынией, а значит, Украина должна быть готова к участию в нем.    
 
Это естественная реакция государства на постоянно озвучиваемые румынским руководством территориальные претензии к Украине. Конечно, можно считать весьма маловероятной вооруженную агрессию Румынии с целью «забрать» Северную Буковину и Бессарабию. Тем более что Румыния является членом НАТО, где далеко не все будут приветствовать войну за территории в Европе, а значит, явно окажут серьезное давление на Бухарест с целью заставить его умерить свои территориальные аппетиты и не допустить   вооруженный конфликт. И все же на политические вызовы надо быть готовым отвечать, в том числе и укреплением боевой мощи государства.
 
В этом плане стоит оценить соотношение численности вооруженных сил к населению, а равно способы обеспечения обороноспособности близкого к Украине во всех отношениях соседа – Беларуси.
 
Беларусь при численности населения всего в 9,5 миллиона человек содержит армию в 62 000 человек. В плане обороноспособности этой страны сделана также серьезная ставка на военное сотрудничество с Россией. А это значит, что в случае вооруженной агрессии против Беларуси Минск резонно рассчитывает на военную помощь России, что позволяет говорить о надежном обеспечении безопасности государства. Союзнические соглашения между Беларусью и Россией закреплены многими двусторонними документами. Здесь можно вспомнить, например, Соглашение между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы противовоздушной обороны Республики Беларусь и Российской Федерации. Нельзя не упомянуть о совместных действиях по Плану оснащения КСОР ОДКБ вооружением, военной и специальной техникой, специальными средствами и т.д. И это – лишь отдельные факты развивающегося военного сотрудничества между двумя странами.
 
А что же Украина? При условии реализации Концепции Дмитрия Саламатина страна будет иметь одну из самых малочисленных в мире армий по соотношению к общему количеству населения страны. Внеблоковый статус Украины не дает ответа на главный вопрос: каким образом страна с огромной территорией и большим, по европейским меркам, числом населения намерена обеспечивать свою обороноспособность, имея малочисленную армию?
 
Ответ прост. Это возможно лишь в том случае, если постоянные «неформальные контакты с НАТО» перерастут в нечто большее, о чем недавно говорили представители Альянса, открытым текстом указывая на то, что «Украине пора определяться». Значит, прощай внеблоковость?
 
Можно возразить: в предлагаемой Министерством обороны Концепции реформирования и развития Вооруженных Сил Украины до 2017 года, собственно, лишь предлагается законодательно «закрепить» те процессы, которые и без того давно происходят в сфере украинской обороноспособности.
 
Действительно, Вооруженные Силы Украины сокращались и прежде. Так за время руководства страной В. Януковича было принято уже три закона, согласно которым производилось сокращение Вооруженных Сил страны. Последний был подписан в октябре 2011 года. Это Закон Украины №3742-VI «О численности Вооруженных Сил Украины на 2012 год». Согласно ему общая численность Вооруженных Сил Украины в течение 2012 года уменьшится на 8 тысяч человек, в том числе 5 тысяч военнослужащих. Всего в украинской армии по состоянию на 31 декабря 2012 года, и без ныне предложенной Концепции, будет 184 тысячи человек, в том числе 139 тысяч военнослужащих.
 
Однако во всей этой реформаторской эпопее есть весьма интересный момент, на котором почему-то не акцентируют внимание представители украинского экспертного сообщества.
 
При существенном уменьшении количества личного состава Вооруженных Сил Украины по сравнению с началом 2010 года комплект вооружений и военной техники (ВВТ) в армии и на флоте практически не изменился.
 
В Сухопутных войсках личного состава стало меньше на 5 тысяч человек, но количество ВВТ осталось на прежнем уровне. В Воздушных силах количество личного состава уменьшилось на 5 900 человек, а количество самолетов не изменилось. В береговых частях ВМС стало на 300 человек личного состава меньше, но стало больше на 2 танка, остальные вооружения и техника остались в том же количестве.
 
Как это понимать? Отчего количество личного состава в войсках уменьшается, а количество ВВТ остается прежним, а в случае с береговой обороной даже растет? Неужели украинскому военному руководству удалось сократить армию, но при этом полностью сохранить боевую мощь Вооруженных сил, не снизив их боевые возможности?
 
Очевидно, именно это и пыталось делать до последнего времени руководство Минобороны и Генштаба. То есть воинские части вообще практически не сокращались, подразделения в их составе сокращались в очень редких случаях, а в основном при очередной волне сокращений «резались» клеточки в организационно-штатной структуре подразделений, причем, как правило, «пустые», вакантные, поскольку в армии наблюдается перманентный некомплект, в первую очередь младшего офицерского состава. Это и позволяло сокращать Вооруженные Силы Украины, но де-факто оставлять комплект частей прежним.
 
С предлагаемой ныне Минобороны Концепцией этот фокус не пройдет – здесь речь идет об активном расформировании частей и по-прежнему «решать вопрос» не получится. Согласно данным из источников в Генштабе ВС Украины, предлагается сократить в ближайшей перспективе как минимум две механизированные бригады и артиллерийскую бригаду. В перспективе армия превратится в некий конгломерат подразделений, представляющих различные рода войск, не способных выполнять масштабные задачи по нейтрализации возникающих военных угроз.
 
Что касается критики предлагаемых реформ в СНБОУ и Кабинете министров Украины, то аргументация оппонентов Дмитрия Саламатина проста но, впрочем, по прежнему далека от истинной заботы об обороноспособности государства. Предлагая в сжатые сроки сократить армию в 2,5 раза, Д. Саламатин совершенно не учел давно известную истину: если говорить о сиюминутной нагрузке на госбюджет, армию всегда дешевле содержать, нежели сокращать. Сокращение военных структур – а это выплаты немалых по украинским меркам компенсаций каждому офицеру и контрактнику при увольнении, расходы на расформирование частей и учреждений, создание условий для социальной адаптации военнослужащих и т.д., - требует колоссальных затрат. Тем более когда расформировываются сразу целые воинские части, и «на гражданку» вынужденно отправляются тысячи кадровых военных.
 
К этому стоит добавить и иные «прелести» резкого сокращения армии. Это и создание социальной напряженности в стране, и автоматически негативная реакция общества, которое у нас традиционно симпатизирует и доверяет армии, видя в ней символ мощи государства. Для власти такая реакция общества - совершенно недопустима в непростой предвыборный период.
 
Но все же экономический аргумент – самый главный. Необходимые на реализацию запланированной реформы до 2017 года 155 миллиардов гривен – это 31 миллиард гривен в год плюс текущее финансирование армии. И это притом, что весь «повышенный» военный бюджет на 2012 год составляет 16 миллиардов 387 миллионов гривен.
 
К тому же в оставшееся перед парламентскими выборами время исполнительная власть активно ищет средства, необходимые на так называемые социальные инициативы президента В.  Януковича. Понятно, что выделить миллиарды, необходимые на сокращение ВС Украины, означает не только сорвать инициативы президента, но и нанести сокрушительный удар по и без того лихорадящей украинской экономике.
 

Таким образом, пока что «реформаторским» планам Минобороны Украины приказано обождать. Конечно, нельзя исключить, что после выборов этот проект все же будет утвержден, и украинская армия в итоге превратится в «карманную», способную к выполнению очень ограниченного круга задач. Время покажет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору