Информационно-аналитическое издание

Шапито в Киеве, или Как трудно Тарантино на Украине

Версия для печатиВерсия для печати
По мнению ряда экспертов, ситуация на Украине всё чаще в последнее время напоминает одновременно театр абсурда, цирк и фильм ужасов.
 
Из ленты новостей.
                     
Раздали маски кроликов,
Слонов и алкоголиков…
 
Владимир Высоцкий.
 
Однажды Квентин Тарантино,
Любитель криминальных чтив,
Решил приехать в Украину –
Искал художник позитив.
 
Он подустал от вида крови,
Что ни герой – маньяк, урод.
А тут и климат не суровый,
И нежный, ласковый народ.
 
Гуляет Квентин по столице
И ждёт, когда придёт покой.
Но всюду пасмурные лица,
А Киев мрачный и пустой.
 
Зашёл в Макдоналдс (ностальгия,
И вышло как-то всё само),
Может, гамбургеры другие?
Да нет, такое же дерьмо.
 
Настала ночь, дома в тумане,
Шаги рождают гулкий звук.
И вдруг навстречу на майдане –
Министр культуры пан Нищук.
 
В плаще как ночь, и весь – загадка.
Как Мистер Икс, как Дед Пихто.
Ведёт он Квентина в палатку,
Точней, в театр-шапито.
 
– Ах, любий пане Тарантино!
Туризм - не самый лучший путь.
Вот, где покажут Украину!
Её доподлинную суть.
 
Поднялся занавес, как лента
Волнуясь в воздухе. Потом
Явился в митре* Порошенко.
Он был с кадилом и крестом.
 
Всем раздавал благословенье
(Чернела под ногтями грязь),
Шестёрок ставя на колени
И левою рукой крестясь.
 
И Тарантино с интересом
Спросил министра Нищука:
– Что это есть? – Так то ж «помєстна»,
Виходить, церква в нас така!
 
Поместье маєш? Ты – элита!
Заходь! А інші – геть, пся крев!**
Тут верят в бабки и в кредиты,
Что их нам выдаст МВФ.
 
Сменилась сцена. Весь в лампасах,
Как-будто грозный генерал,
Аваков жителям Донбасса
Чем-то тяжёлым угрожал.
 
Он вёл себя довольно странно:
Желая вызвать в душах страх,
Сограждан бил он «мирным планом»
И поражал Донбасс в правах.
 
Здесь появился Коломойский.
А рядом Юля: – Загрызу!
Они смеются и по-свойски
Гаранту «делают козу».
 
Но Петя прятался и плакал.
Хихикал Беня: – Не дрожи!
Твой рейтинг маленький, однако
Мы с Юлей просим: – Покажи!
 
– Не покажу! Как вы жестоки,
Гаранту нервы теребя!
– Прощайся, Петя, с новым сроком!
«Кыцюндер» сделает тебя!
 
Затем явился Вова Гройсман.
Строгая гробик, пан премьер
Поёт: «Народ, не беспокойся!»
А за спиной – пенсионер.
 
Старик вздыхает, Вова в песнях:
«Зачем нам рубль и тенге?
Нам будет лучше, хлопцы, честно,
Когда уйдём из СНГ!»
 
Тут, волоча устало ноги,
Ещё выходят старики.
И все в один премьерский гробик
Ложатся, молча, от тоски.
 
И Квентин всхлипнул: – Это что же,
Такая вся ваша Юкрейн?
Нищук скривил печально рожу:
– Уся! Клянусь Терезой Мэй!
 
Потом пошли самоубийцы
(Восточный фронт их погубил)
И правосеки-кровопийцы,
И осквернители могил.
 
И снова Порошенко пьяный,
Он митру вновь надел свою.
Кадилом машет непрестанно:
– Щас Украину отпою!
 
Вскочил несчастный Тарантино,
Былой свой замысел кляня:
– У вас страшнее Украина,
Чем Билл, убитый у меня!***
 
Ни я, ни Спилберг, ни фон Триер,
Ни Михалков (хоть есть в нём прыть)
Не в силах подлости такие
Своим искусством отразить!
 
И он уехал в свои Штаты,
И в доме заперся своём,
Ни жив, ни мёртв, хоть и богатый.
А мы остались и живём.
 
*Мѝтра – головной убор священнослужителя.
**Пся крев! – польское ругательство.
*** «Убить Билла» – фильм Квентина Тарантино, наполненный сценами жестокости и насилия.
 
Художник Илья ГЕЛЬД
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору