Информационно-аналитическое издание

США неудачно пошли ва-банк

Версия для печатиВерсия для печати

Реактивное обострение ситуации в Киеве 18 февраля стало, с одной стороны, неожиданностью для значительной части политических обозревателей, которые сосредоточились на возможных новых конфигурациях власти после отставки Кабмина, а с другой – было ожидаемо ввиду совершенно целенаправленной политики США, поддерживающей экстремистов в Киеве.

При этом митингующие с самого утра 18 февраля пошли на обострение ситуации. Еще не началась работа парламента, как экстремисты уже начали атаку на внутренние войска МВД и прорвали их оцепление с целью «разблокировать» улицу Грушевского. В реальности же это вылилось в очередное метание коктейлями Молотова и стремительную эскалацию насилия. Экстремисты захватили офис Партии регионов и в уже традиционной для себя манере его разграбили. Причем грабили не просто так: агитматериалы сжигали, технику воровали, но, по свидетельству некоторых журналистов, часть захваченных материалов тщательно отбирали с целью дальнейшего их изучения. По информации О.Царева, при штурме офиса Партии регионов погибло два сотрудника, один из которых был убит, когда шел на переговоры с экстремистами, чтобы те выпустили женщин.

Пользуясь случаем, митингующие захватили в качестве опорного пункта и Дом офицеров, используя его как базу для помощи боевикам (чем вызвали крайне резкое заявление со стороны Минобороны Украины). Начали происходить захваты сотрудников правоохранительных органов и их избиения. Со стороны «мирных митингующих» в ход пошли не только палки, но и огнестрельное оружие.

Показательно, что пока европейские послы и украинский МИД еще только приходили в себя, американское посольство отреагировало практически молниеносно: через свой блог в "Твиттере" Дж.Пайетт заявил, что «после позитивной динамики на выходных в Киеве, к сожалению, насилие возобновилось. Политикой нужно заниматься в Раде, а не на улице».

Показательны два момента. Во-первых, этим заявлением США как бы сразу дистанцировались от происходящего, чем лишь дополнительно привлекли к себе внимание. Во-вторых, в этом заявлении демонстративно не возложена ответственность за происходящее на экстремистов – просто высказано «сожаление». Чуть позже посол заявил, что стороны, ответственные за эскалацию насилия, могут быть подвергнуты санкциям.

В свою очередь и.о. главы украинского МИДа Л.Кожара призвал иностранные государства и международные организации дать «объективные и честные оценки развития ситуации на Украине», а также «решительно осудить действия противоправных радикальных сил».

Правда, маловероятно, что призыв Л.Кожары будет услышан буквально, и первые реакции европейского сообщества об этом недвусмысленно намекают.

Президент Европарламента М.Шульц был «шокирован и огорчен сообщениями про убийства в Украине протестующих, призываю к сдержанности и диалогу».

То есть смерти «протестующих» (экстремистов) его шокируют, а то, что пострадали сотни сотрудников правоохранительных органов, а 9 человек были убиты, его не «шокирует» абсолютно! Высочайшие стандарты «европейских ценностей» и гуманизма.

Более нейтральными были в МИД Польши: «Мы решительно осуждаем насилие в Киеве и призываем обе стороны конфликта на Украине к немедленному диалогу». И снова – ни слова об осуждение экстремистов. Пожалуй, лишь К.Эштон постаралась быть чуть объективнее: «Я чрезвычайно встревожена в связи с эскалацией насилия в Киеве. Я осуждаю любое насилие, включая то, которое направленно против гражданских и партийных строений».

* * *

Важно обратиться к причинам того, почему вдруг ситуация, которая входила в вялотекущий мирный переговорный процесс, внезапно взорвалась, а экстремисты, до последнего времени сдерживающие себя, пошли как в последний бой с правоохранительными органами.

Примечательно, что вряд ли реальным спусковым крючком событий можно считать готовившееся на 18 февраля голосование в Верховной раде по кандидатуре нового премьер-министра. Судя по всему, в Партии регионов так и не смогли определиться, кто может стать новым премьером, поскольку далеко не за каждую кандидатуру партия власти сейчас готова проголосовать. Да и оппозиция была весьма вялой в попытках навязать дискуссию о возврате к Конституции 2004 года. Значит, причина событий в чем-то ином.

Случайно или нет, но 17 февраля вечером появилось сообщение, что Россия готова приобрести следующий транш еврооблигаций Украины на 2 млрд. долл. Об этом сообщил глава Минфина РФ А.Силуанов. Хотя он 8 февраля говорил, что Россия пока не перечислила второй транш финансовой помощи Украине, поскольку «мы ждем выполнения обязательств украинской стороной по расчетам за газ. Сумма там не маленькая. В конце января должна была быть оплата, она пока не осуществлена. Мы бы хотели, чтобы мы вместе выполняли наши обязательства». 18 февраля стало известно, что Киев рассчитался с «Газпромом».

Восстановление кредитования Украины со стороны России, видимо, полностью шло вразрез с планами США по решению украинского кризиса. На протяжении последнего месяца прослеживалась вполне понятная схема: Россия в условиях явной неопределенности на украинском направлении приостановила кредитование в ожидании того, что ситуация хоть немного прояснится (хотя бы появится премьер-министр). Однако в это время Киев все также испытывал острый дефицит средств, который всегда особенно болезненный в начале года, когда налоговые поступления незначительны. В этих условиях оппозиции отводилась роль «рыцарей», которые, в случае своего вхождения в правительство, привезут многомиллиардные кредиты от МВФ. Власть понимала, что это, скорее всего, маловероятное развитие событий (Запад и раньше манил таким пряником, однако дальше разговоров дело не шло), но, поскольку средства на счетах госказначейства заканчивались, возразить на эти посулы им было нечего.

Предоставление же кредита от России существенно изменило ситуацию. США, которые являются явным двигателем радикализации ситуации и скорейшего отстранения действующей команды от власти, поняли, что рушится сценарий, который ими готовился, и у власти появляется ресурс для сопротивления.

По всей видимости, США увидели в происходящем опасность полного сворачивания процесса и провала протестов, поэтому в срочном порядке были мобилизованы боевики. Агрессия экстремистов, кинувшихся на правоохранителей, и масштаб открытого ими фронта говорили о том, что традиционная тактика (возведение баррикад и их постепенное смещение вперед) была отброшена. Они пошли ва-банк.

Вряд ли они не понимали, что в случае провала это закончится разгоном Майдана. Но главное, видимо, заключалось в том, чтобы спровоцировать власть. А это развязывает руки США для более масштабной работы по введению санкций, а возможно, и для более радикальных сценариев.

Учитывая недавнюю публикацию в Stratfor, в которой прямо говорится, что для Украины следует использовать «сирийский» опыт, не исключено, что радикальные крылья администрации Б. Обамы всерьез рассматривают возможность и силовой акции против Украины под благовидным предлогом.

Если будет достигнута и эскалация напряженности на Западе Украины (захваты органов власти и отказ от выполнения распоряжения центра), что будет вынуждать власть реагировать на это, то все в целом может привести к появлению призывов к Западу «защитить молодую украинскую демократию».

Это поставит в крайне неудобное положение ЕС, который будет вынужден менять свою модель поведения, отходя от осторожной умиротворяющей политики. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору