Информационно-аналитическое издание

ТЭС в «энергетически независимой» Украине

Версия для печатиВерсия для печати

В Давосе Петр Порошенко согласился поднять цены на газ, по английской модели распродать госсобственность, создать Антикоррупционный суд Украины. Он рассказал об «осени реформ» в стране, поблагодарил вице-президента Европейской комиссии по вопросам Энергетического союза Мароша Шефчовича «за укрепление энергетической независимости» Украины.

Ранее вице-премьер и министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе отмечала, что если и есть какие-то подвижки в области евроинтеграции, то они в области энергетики. «В прошлом году нам удалось серьезно продвинуться в не очень заметных для широких масс, но важных сферах. Мы приняли ряд законопроектов по вопросам энергетики и энергоэффективности, являющихся существенной частью требований ЕС», - заявляла она.

А реальность такова, что по дороге в Европу Украине предстоит лишиться значительной части доставшейся от СССР тепловой энергетики. Это следует из документов, принятых правительством, в том числе Энергетической стратегии Украины, Соглашения об условиях будущего объединения энергосистем Украины и Молдовы с энергосистемой континентальной Европы и Национального плана сокращения выбросов от крупных сжигательных установок (далее – Нацплан).

Последнего документа достаточно, чтобы понять, с какими проблемами тепловой энергетике страны предстоит столкнуться. Можно сравнить финальную версию Нацплана, принятую Кабмином в ноябре прошлого года, и версию 2015 года.

В версии Нацплана 2015 года упомянуто, что до 2033 года планируется построить 27 новых тепловых энергоблоков общей мощностью 21,97 ГВт, и приведен их перечень. В финальной версии о новых мощностях не говорится ничего.

Сокращение генерирующих мощностей может и не быть проблемой, если общее потребление электроэнергии тоже сокращается, как это имело место последние четыре года. Но разработчики Нацплана наверняка не подразумевали это, поскольку в Энергетической стратегии указано, что потребление электроэнергии на Украине в обозримом будущем сохранится приблизительно на нынешнем уровне.

Но это – не главное. Главное – финансовая часть. Если в версии 2015 года целый раздел Нацплана был посвящен расчетам стоимости всех необходимых мероприятий, то в финальной версии об этом не сказано ни слова. Место прежнего раздела по оценке объемов финансирования мероприятий занимает невразумительная ссылка на «определение» «потенциальных источников и инструментов финансового обеспечения». А произойти это должно при помощи «представителей Секретариата энергетического сообщества, доноров, международных финансовых учреждений, банков иностранных государств».

А почему же международные учреждения не помогли определить эти самые источники финансирования при разработке плана? Ведь все реформы на Украине и все документы в их рамках разрабатываются при непосредственном участии западных консультантов. Вероятно, в данном случае их участие как раз и было причиной того, что Нацплан лишился финансового раздела, т. е. разработчикам предложили изъять его и подумать над вопросом денег и их источников позже. В версии Нацплана 2015 года сказано, что «общая стоимость масштабной модернизации теплоэнергетики Украины превысит 23,5 млрд. €.».

До конца 2033 года почти половина мощностей – 46,9 из 115,9 ГВт – будет выведена из эксплуатации. Останется 64,8 ГВт. Для большей части остающихся мощностей (45,2 ГВт) «операторами предоставлена информация о запланированных мерах по уменьшению выбросов».

То есть операторы этих ТЭС указали, что они вроде бы будут внедрять технологии очистки, эти данные свели в табличку и дали ее в приложении. Никакого отношения к реальным инвестпланам эта таблица не имеет. Операторы, так же как и государство, ждут, что проблема решится как-нибудь по ходу реализации Нацплана, с участием европейцев, с которыми удастся договориться о деньгах или, на худой конец, о продлении установленных сроков.

В Европе также далеко не все угольные энергоблоки соответствуют последним европейским нормам по выбросам. В странах-основателях ЕС ситуация лучше, здесь уровень соответствия достигает 40-60%. В бывших соцстранах – хуже, почти как на Украине. По данным Института экономики энергии и финансового анализа (IEEFA), 10 из 12 крупнейших операторов угольных ТЭС, чьи выбросы не соответствуют европейским нормам, расположены в Восточной Европе. IEEFA допускает, что восточноевропейским ТЭС дадут послабление, но рекомендует, чтобы к ним подходили с теми же требованиям, что и к ТЭС более развитых стран ЕС, «чтобы поддерживать единые панъевропейские амбиции». IEEFA – американская организация. И как к этим рекомендациям отнесутся сами европейцы, сказать сложно. Но понятно, что если Европа и выделит какие-то деньги на экологию тепловой энергетики, то получат их европейские операторы.

Украинские ТЭС будут просто закрывать. Не все, конечно, но большую часть. Немногие оставшиеся, возможно, перейдут тем, у кого есть деньги на модернизацию. Например, немецкой RWE. У нее и опыт оснащения собственных энергоблоков очистным оборудованием есть, и ТЭС других операторов она покупала.

Вывод из эксплуатации большей части тепловой генерации, возможно, будет компенсирован увеличением загрузки АЭС и ростом доли возобновляемой энергетики, но лишь в незначительной степени. Атомная генерация и так уже замещает тепловую, доля которой в общей выработке упала из-за блокады Донбасса и прекращения поставок оттуда антрацита. За 11 месяцев прошлого года тепловая генерация выработала на 8,7% меньше электроэнергии, чем за аналогичный период прошлого года, а атомная – на 7,1% больше. При этом коэффициент использования установленной мощности АЭС вырос до 70,2%.

Есть еще один путь решения проблемы будущего энергодефицита – покупка электроэнергии за рубежом. Украина в ближайшие несколько лет намерена объединить свою энергосистему с общеевропейской. Значит, импорт из России и Беларуси потребует дополнительных технических мероприятий. Выиграют европейские компании, хотя для поставок значительных объемов электроэнергии из Европы может потребоваться строительство передающих мощностей.

Страна лишится еще одной высокотехнологической отрасли с большой добавленной стоимостью, а цены на электроэнергию, скорее всего, придется в очередной раз повышать, поскольку значительную ее часть придется закупать за рубежом. Сворачивание энергоинтенсивных отраслей промышленности, которое уже и так идет полным ходом, продолжится. Страна продолжит избавляться от индустриального «советского наследия», все больше превращаясь в аграрно-сырьевой придаток Европы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору