Информационно-аналитическое издание

Удивительный юбилей (I)

Версия для печатиВерсия для печати

Независимая Украина – страна чудес. Удивительные события происходят тут регулярно. Вот и юбилей, о котором пойдет речь, можно по праву назвать удивительным. 25 июня исполнилось 20 лет с того дня, как так называемый «Всеукраинский православный собор» провозгласил создание опять же так называемой «Украинской православной церкви – Киевского патриархата» (УПЦ-КП). Удивительным это событие является потому, что упомянутый «собор» не был ни всеукраинским, ни (тем более) православным. Соответственно и созданная тогда «церковь» кроме названия ничего общего с Православной Церковью не имела, хотя была признана таковой властями Украины.

Наверное, любой верующий человек согласится, что настоящая Церковь – это не политическая партия, не общественная организация и не акционерное общество. Ее нельзя учредить указом президента, декретом правительства, решением собрания граждан, постановлением руководящего органа какой-нибудь политсилы и т.п. Поместная Православная Церковь ведет свое происхождение от Иисуса Христа и Его апостолов, имеет на себе Божью Благодать и находится в соборном единстве с другими Поместными Православными Церквями. То есть – является святой, соборной и апостольской.

Церковное предание гласит, что получившие Благодать Духа Святого апостолы наделили ею первых епископов, положив руки на их головы (рукоположение). Эти первые церковные иерархи рукоположили затем в епископы следующих. Те, в свою очередь, других. И так, не прерываясь, тянется сквозь века эта нить от апостолов до сегодняшних православных архиереев, которые именно благодаря Божией Благодати имеют право называться священноначалием, а руководимые ими Церкви признаются каноническими, созданными согласно Закону Божию.

Такими каноническими являются, например, Константинопольская, Иерусалимская, Русская, Сербская, Болгарская Поместные Православные Церкви (всего их 15). Все они находятся между собой в соборном единстве, будучи частями одной Вселенской Православной Церкви.

Что же касается УПЦ-КП, то она никакого отношения к Иисусу Христу и апостолам не имеет. Ни одна из Православных Церквей ее не признает. Иерархи же УПЦ-КП являются самосвятами (сами себя «высвятившими» в «архиереи»). Никто их Благодатью не наделял, никто канонически не рукополагал. Просто собралась как-то группа людей, заявивших, что существующей Православной Церкви не место в независимой Украине, а должна тут быть своя «независимая церковь». Ну и объявили себя таковой.

А началось все с амбиций одного человека. Михаил Антонович Денисенко занимал когда-то видное положение в Русской Православной Церкви (РПЦ). Под монашеским именем Филарет он носил сан митрополита Киевского и Галицкого, являлся патриаршим экзархом Украины. По-разному можно оценивать его церковную деятельность. Всякое на сей счет говорили. Несомненно, однако, что был митрополит Филарет человеком знающим, хорошо образованным. И киевскую архиерейскую кафедру, одну из самых авторитетных в РПЦ, занимал не случайно.

Вот только хотелось ему большего. Мечталось о патриаршестве. В любой другой сфере деятельности честолюбивые мечты – дело вполне нормальное. Недаром ведь говорится: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Но в Церкви чрезмерное честолюбие не приветствуется. А у Филарета оно было как раз чрезмерным. Обуздывать свои амбиции становилось все труднее. Особенно после того, как перед ним мелькнула возможность воплотить заветную мечту в жизнь.

В 1990 году умер московский патриарх Пимен. Избрать его преемника предстояло Поместному Собору РПЦ. Кандидатура Филарета рассматривалась в числе основных. Но большинство участников Собора предпочли сделать иной выбор.

Слабым утешением Филарету стало повышение его в статусе. Новый патриарх Алексий II дал согласие на объединение расположенных на Украине епархий в Украинскую Православную Церковь – автономную часть РПЦ. Предстоятелем (первым по значению лицом) УПЦ стал Филарет. Теперь он именовался митрополитом Киевским и всея Украины. Полномочия его возросли, власть увеличилась, но мечты о патриаршестве по-прежнему не давали покоя. Тут и наступил 1991 год…

Как только парламент Украинской ССР провозгласил независимость республики, предстоятель УПЦ поспешил использовать ситуацию. Он задумал расчленить РПЦ и сделаться патриархом одной (украинской) части, раз уж не получилось возглавить целое. Честолюбец даже не стал ждать всеукраинского референдума о государственной независимости. Осенью 1991 года от имени Архиерейского Собора УПЦ киевский митрополит направил в Москву прошение о даровании автокефалии (независимости Церкви).

Разумеется, не все церковные иерархи Украины желали отделяться от РПЦ ради амбиций своего предстоятеля. Но с несогласными Филарет не церемонился. Один за другим лишались кафедр архиереи, посмевшие усомниться в целесообразности автокефалии. Были смещены главы епархий в Одессе, Донецке, Тернополе, Черновцах, наместник Киево-Печерской Лавры, подверглись гонениям другие священнослужители. Митрополит не брезговал нарушением церковных правил, да и элементарной этики. Но он явно переоценил свои силы и влияние.

Православные украинцы в своем большинстве были против автокефалии, о чем прекрасно знали в Московской патриархии. Архиерейский Собор РПЦ, состоявшийся 31 марта – 4 апреля 1992 года отложил решение вопроса о независимости УПЦ с тем, чтобы дать возможность духовенству и мирянам Украины свободно высказаться. Самовольно смещенных Филаретом архиереев восстановили на кафедрах. Ему же самому предложили оставить место предстоятеля.

Митрополит осознал, что зарвался. Он бросился каяться, просил не наказывать его строго, не смещать, а позволить уйти самому. Перед Архиерейским Собором, на Кресте и Евангелии Филарет поклялся, что покинет митрополичью кафедру сразу же по возвращении в Киев.

Учитывая долгое церковное служение кающегося, ему поверили. Как оказалось, напрасно. Раскаяние было притворным.

Стоило митрополиту вернуться домой, он созвал пресс-конференцию и заявил, что вопреки клятве останется предстоятелем УПЦ «во имя церковного мира». Мало того. Целиком в духе времени Филарет начал жаловаться на московский Архиерейский Собор, где будто бы перенес множество страданий и обид. «Я прошел настоящую Голгофу», - восклицал он.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору