Информационно-аналитическое издание

Украина: бессильная сила слова «кладбища слонов»

Версия для печатиВерсия для печати

В последнее время на некоторых украинских телеканалах появился «обычай» приглашать в прямой эфир некогда бывших популярными политиков, которые совершенно не скрывают своего критического отношения к действующей власти. Тем же самым «грешат» и интернет-издания. Мало того, даже главный редактор аналитического печатного издания «Зеркало недели» Юлия Мостовая, известная также как супруга экс-министра обороны Анатолия Гриценко, закончившего школу военных переводчиков при ЦРУ, регулярно «наезжает» на Порошенко и его окружение. Что это? Невиданная доселе свобода слова в стране, где сажают в тюрьму даже за неосторожный комментарий в соцсетях, или что-то иное?

Провокация спецслужб как предвыборный фактор

Только за последние две-три недели автору попались на глаза подобные интервью и видеоролики прямых эфиров с участием бывшего депутата-социалиста Евгения Филиндаша, экс-спикера Верховной рады и лидера Соцпартии Александра Мороза, экс-премьеров Анатолия Кинаха и Витольда Фокина, бывшего министра экономики Виктора Суслова, выступление бывшего министра иностранных дел Украины, а ныне лидера партии «Социалисты» Леонида Кожары, очередное эссе Юлии Мостовой.

Объединяет все эти выступления, интервью, эфиры и эссе, как уже было сказано, жёсткая критика политики власти. У разных действующих лиц – разной степени непримиримости и по разным аспектам политики, внешней или внутренней, социальной или экономической. И даже военной. Но факт остаётся фактом: целиком не одобряет деятельность исполнительной или законодательной власти никто.

Так Юлия Мостовая в пух разносит СБУ-ГПУ(с), парламентские партии и лично Порошенко, создавших образ героини из Надежды Савченко, а теперь не желающих нести ответственность за то, что «пригрели змею на груди». При этом устранение всех политических оппонентов главой СБУ Василием Грицаком, как считает Мостовая, преследует единственную цель: «восстановить выгодное, утерянное позиционирование — «двое в «ящике» — я и Путин». А «события имени Савченко одним из последствий будут иметь попытку восстановить тезис о том, что единственная альтернатива Порошенко — это Путин».

Вторит жене Гриценко и Евгений Филиндаш, считающий, что дело Савченко вряд ли будет расследовано справедливо. «Все без исключения резонансные дела, которые у нас возникли за четыре года евромайдановой власти, не доведены до конца, не доведены до судебного решения… Власть будет стремиться к тому, чтобы это дело выпало из публичного пространства, потому что эта тема ей не очень удобна. Мягко говоря… Я согласен, что это была провокация СБУ… Она человек малопредсказуемый, что было для всех давным-давно понятно, кроме тех, кто раздувал из неё образ героини».

По мнению бывшего самого молодого депутата украинского парламента, сегодня от Савченко открещиваются все, кто её раньше «раскручивал». Накануне грядущих выборов нет ни одной парламентской политической силы, какая могла бы снова «поднять её на щит», поскольку каждая из этих партий обслуживает интересы кого-то из «евромайданных» олигархов. Так оно и есть: бывшая «лётчица-миномётчица» не только выпала из системы украинской власти, она пошла против самой этой системы.

Без света в конце тоннеля

Социально-экономическая политика правительства и президента не нашла ни единого одобрения со стороны «бывших». И если Анатолий Кинах очень осторожно ссылается на данные ООН, говорящие о 60% населения Украины, живущих за чертой бедности, то прочие более откровенны. Александр Мороз, отошедший от власти, но продолжающий следить за её деятельностью, порой с трудом подыскивал приличные слова, чтобы охарактеризовать то, что происходит в стране. Как и более доброжелательный и сдержанный Виктор Суслов, посетовавший на то, что нынешнее правительство проводит политику, прямо противоположную тому, которая защищала бы украинский рынок и производителя.

Вся деятельность предыдущего и нынешнего Кабинетов министров на международной арене, по его мнению, выглядит глупой и наивной. Например, в вопросе строительства «Северного потока - 2» украинские власти уповают на просьбы к Западу отказаться от своих экономических интересов исключительно ради того, чтобы угодить Киеву. Как считает бывший министр экономики, ради маленькой и слабой Украины никто из геополитических игроков не станет отказываться от своих глобальных целей.

Признаёт то, что территория Неньки стала ареной геополитического столкновения, и Кинах. «США пытаются в рамках глобального противостояния и попытки изменения монополярного мира иметь у границ России такой раздражитель, который даёт возможность говорить о санкциях и объединять вокруг этого весь мир», - откровенно признаёт он. Не скрывает превращения Украины из субъекта политических игр великих держав и человек, чья подпись стоит под смертным приговором СССР. «После проведения выборов в Германии и во Франции состоится встреча Путина и Трампа, и там действительно может решиться судьба не только Украины, а может быть, и мира», - считает Витольд Фокин. При этом он, не скрывая своего крайне отрицательного отношения к Арсению Яценюку и его правительству, не теряет надежд, что Владимир Гройсман, сменивший «стеностроителя» Яценюка, ещё сумеет исправить ситуацию. Например, снизит цены на газ в стране за счёт голубого топлива отечественной добычи. Фокин даже не понимает, что это невозможно и из-за требований МВФ, и из-за положений соглашения об ассоциации с ЕС.

Менее оптимистичны в данном вопросе Леонид Кожара, обращающий внимание на крах инфраструктуры, грядущие техногенные катастрофы и уже начавшуюся социальную катастрофу, и Евгений Филиндаш. Ни бывший, ни действующий социалисты не скрывают того, что никакого улучшения ситуации в стране не произойдёт до того момента, когда будет сломлена сама существующая система власти, построенная на защите интересов не народа, а олигархических структур, правящих Украиной.

Даже евромайданная до мозга костей Юлия Мостовая вынуждена признать: «В обществе, где прежний водораздел на Запад и Восток сменила линия фронта между бедными и богатыми, между бесправными и безнаказанными, к сожалению, появятся те, кто соблазнится крайне ошибочным, но простым решением». Да и сам Фокин вопрошает: «Идея должна опережать и давать направление и внутренней, и внешней политике. К сожалению, к чему сводится наша внутренняя политика? К полной победе олигархического капитала. Для этого подавляется мелкий бизнес, подавляется средний бизнес, сносятся безжалостно МАФы, которые кормили какую-то часть населения Киева и в любом другом городе. Это ли внутренняя политика?»

В свою очередь Александр Мороз, которого трудно заподозрить в незнании украинского законодательства, прямо указывает: нынешняя Верховная рада работает вопреки конституции, поскольку парламент не имеет права на существование без действующей коалиции. Подавляющее большинство законов, принимаемых под давлением МВФ, США и Евросоюза, противоречат конституции. Как и законодательство по “защите нации от влияния России”».

Война и мир

Поднятие вопросов войны в Донбассе, ущемления прав русскоязычных, противодействия «стране-агрессору» в современной Украине стоили свободы и даже жизни далеко не одному человеку. Поэтому Мороз постарался, как обычно, проскочить промеж крапелек, избегая этих тем. Единственный раз он бегло упомянул о «войне с Россией» в контексте того, что средства, теряемые Украиной от краха инфраструктуры, могли бы пойти на эту войну. Кожара благоразумно промолчал об этом, а Филиндаш рассказал, насколько война выгодна украинским промайданным олигархам.

Куда более прямолинеен Анатолий Кинах. По его мнению, минские соглашения - «мертворождённое дитя Медведчука», решать проблему Донбасса нужно было не в рамках аморфной «АТО», а путём введения военного положения и использования армии без каких-либо оговорок. Но поскольку время упущено, надо искать новые переговорные пути и форматы. При этом он настаивает, что нельзя «допускать, чтобы звучали такие словосочетания, как “ватники”, “рабы”. И подтверждать людям на оккупированной территории, что государство Украина о них не забыло». Витольд Фокин вспомнил, как он плакал из-за ухода Крыма. Всё интервью разговаривая по-русски, считает, что украинский язык должен быть единственным государственным. При этом осуждает тех, кто выступает за насильственную украинизацию: «Не знать язык – плохо, но это не грех. И палкой заставлять человека учить язык – это не метод… Не каждый может освоить язык, особенно в пожилом возрасте это сделать очень трудно. Только «редиски» могут предложить штрафы за то, что не обслуживают на украинском языке. Если малоизвестная какая-то поэтесса швырнула горсть монет в лицо кассирше, которая не смогла ответить ей на украинском языке, – это преступление».

Категорически осуждает и считает преступлением он отказ от наследия СССР, отмену празднования 9 мая, 8 марта, 1 мая: «Попытки это сделать, кроме возмущения и даже ненависти, у людей ничего не вызывают. Вот если сейчас говорить о том, что делают представители так называемого… Института памяти и так далее, – это терроризм, чистейшей воды терроризм».

С другой стороны, первый премьер-министр независимой Украины однозначно уверен в том, что население Донбасса после рек пролитой крови рвётся назад, на Украину. «Страдают украинские граждане, которые с удивлением смотрели, что их уничтожают свои же… Сейчас действительно я о Донбассе говорю с полной уверенностью, что люди, конечно, обижаются, конечно, они ругаются. А ты б не ругался, если б тебе жрать… есть было бы нечего?» - доказывает он обратимость ситуации с возвратом региона на Украину. Зато, по его мнению, России Донбасс не нужен, и она «обязательно уйдёт с него». Да для самой-то Украины регион как будто бы и нужен, но «я действительно знаю Донбасс. Донбасс – это уже пустой орех. Угля там нет, газа там нет, металлургические комплексы – они уже устаревшие по технологиям. Без коксохима, без угольных шахт, без спекающихся углей и так далее они – груда металла. Когда-то на Донбассе было прекрасное машиностроение. 97% тепловозов всего Союза изготавливалось в Луганске, на заводе ОР. Было лучшее в мире машиностроение угольное. Сейчас все это разрушено, уничтожено… Институты… ДонУГИ... Институты, которые являлись ведущими во всем Союзе и в Европе, сейчас лежат, их нет просто-напросто нет. Сейчас что осталось на Донбассе? Марганец. Но свободной ниши на мировом рынке для марганца нет. Марганца вот так вот (показывает – выше головы), достаточно. Куда мы с ним сунемся? Что ещё осталось? Химия? Химия разрушена. Строительство? Ну вот, может, строительные организации и нужны будут, для того чтобы восстанавливать Донбасс». Вот такой вот «оптимизм»…

В тоталитарную Украину свобода слова не вернулась

Весь перечисленный набор мнений украинских «бывших» с разных уровней власти, схожих в критическом отношении к действиям нынешних правителей, говорит не о том, что в тоталитарную Украину вернулась свобода слова. Как ни обидно будет это звучать для людей, точку зрения которых мы осветили, без опаски могут говорить сейчас лишь те, кого вытеснили на «кладбище слонов» - на роль экспертов, никоим образом не влияющих на реальную политическую ситуацию в стране. Сотрясать воздух с экранов телевизоров или страниц электронных СМИ им позволено, но не более. Исключение – Юлия Мостовая, определяющая редакционную политику авторитетнейшего аналитического еженедельника Украины. Но и это «вжжжж» совершенно неспроста.

«Гордон», «Зеркало недели», телеканал 112.ua, на которых вышло подавляющее большинство рассматриваемых материалов – не просто ангажированные СМИ. Критика власти на их страницах и экранах говорит о том, что грантодатели настроены подрывать позиции Порошенко и его ставленников в правительстве, парламенте и силовых структурах. Подрывать с разных углов зрения, «накачивая» население негативным отношением к тем, кто сегодня стоит на высших ступеньках власти.

А поскольку США, определяющим состав будущего руководства Украины, выбрать-то не из кого, то предпочитают, чтобы застрельщиками этой критики были те, кто не подставит под удар реальных противников Порошенко на будущих выборах. Например, парламентских, о которых заговорили, будто они состоятся уже в сентябре этого года. Противников, не имеющих силы «мастеров слова», оппонирующих власти вне организованной оппозиции.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору