Информационно-аналитическое издание

Украина: кто работает, тот не ест

Пикеты против ухудшения экономической ситуации на Украине
Версия для печатиВерсия для печати

Все годы пресловутой независимости Украины проявлялась чёткая закономерность: чем громче политический режим заявлял о безальтернативном курсе на Запад, обещая народу европейские зарплаты, пенсии и прочие социальные стандарты, тем дальше от них страна оказывалась. Последняя пятилетка прозападного курса – очевидное тому доказательство.

Как это ни парадоксально звучит, но именно декоммунизированная Украина сейчас наиболее соответствует описываемому в «Капитале» Карла Маркса обществу времён дикого капитализма. Словно выполняя заветы основоположника марксизма, нынешние украинские декоммунизаторы внедряют в жизнь только такие реформы, благодаря которым бедные – беднеют, а богатые – богатеют.

Согласно опубликованной официальной информации Государственной фискальной службы Украины (ГФС), в стране только 1% населения являются гривневыми миллионерами. При этом по данным Госслужбы статистики за 2018 год, зарплату свыше 15 тыс. грн в месяц получали 16,3% работников, или 1,2 млн человек, ещё столько же имели от 10 до 15 тыс. грн. То есть треть работающих украинцев имеют заработки в $400-500. Примерно каждый четвертый (24,7%) зарабатывал от минималки (3723 грн. без вычета налогов) до 5 тыс. грн. А от 5 тыс. до 10 тыс. получали доход примерно 40%.

Таким образом, подавляющее большинство трудящегося населения Украины (около 70%) имеет доходы в среднем $200-300. При этом с каждым годом увеличивается пропасть между богатыми и бедными. Беднеют, что показательно, те, кто имеет работу. Если в 2017 г. среднюю зарплату имело 40% трудящегося населения, то в 2018 г. – уже около 30%. Дошло до того, что даже представители прозападной украинской интеллигенции увидели в этом довольно серьезную проблему. К примеру, такой маститый антисоветчик со стажем, директор грантоедской Харьковской правозащитной группы Е. Захаров назвал подобные процессы угрожающей тенденцией не только для будущего страны, но даже для существования государства. Об этой же проблеме не раз говорила в последние годы директор Института демографии и социальных исследований НАН Украины Э. Либанова.

Как известно, на сегодня Украина является беднейшей страной Европы. По данным ООН, более 80% жителей этой страны являются бедными. По подсчётам экспертов департамента монетарной политики и экономического анализа Национального банка Украины, доля продуктов питания и безалкогольных напитков в расходах украинцев составляет в среднем 45%. Соседями Украины по доле продуктов питания в общей потребительской корзине являются такие страны, как Камбоджа, Гана, Танзания, Афганистан, Алжир и Египет.

Особо циничным на фоне этого является сознательная политика украинского правящего режима на установление максимально высоких доходов для руководителей госучреждений и топ-менеджеров государственных компаний. Притом что заработные платы рядовым служащим и работникам предприятий как раз не повышают, объясняя это в первую очередь тяжёлым экономическим положением и войной на востоке страны. В долларовом эквиваленте после троекратной девальвации национальной валюты в 2015-2016 годах доходы трудящихся значительно сократились. Не будем забывать, что украинская реальность такова, что даже стаканчик жареных семечек поднимается в цене с ростом курса доллара.

В итоге на Украине наблюдается колоссальный рост разницы между минимальными и максимальными зарплатами. К примеру, если в бюджетных учреждениях в 2006 году эта разница была 1:40, то в 2017-м она уже выросла до 1:100. Согласно данным офиса по финансовому и экономическому анализу в Верховной раде, в среднем украинские министры сейчас получают в месяц 70-90 тысяч гривен. А вот чиновники рангом пониже – 10-12 тысяч. И это притом что министры задействованы в различных коррупционных схемах и давно уже не живут на одну зарплату. 

Однако если мы возьмем оклады топ-менеджеров государственных компаний, то зарплаты министров нам покажутся просто нищенскими. Наиболее нагло и цинично в этом отношении ведут себя руководители «Нафтогаза». О многомиллионных премиях и зарплатах наслышаны все. Стоит воспроизвести эти цифры в динамике для наглядности. Когда нынешний глава госкомпании А. Коболев только возглавил НАК «Нафтогаз» в 2014 году, его годовой доход составил  770 тыс. грн. Но уже в 2017-м пан Коболев заработал 47 миллионов, увеличив себе заработную плату более чем в шесть раз. Правда, ему и этого показалось мало, и в следующем году он себе выписал скандально известную премию в размере $ 7 млн. Кстати, за тот же 2017 год на заработную плату всех членов правления НАК ушло около 128 млн. гривен. Согласитесь, министры – просто нищеброды в сравнении с управляющими НАК «Нафтогаз»!

Следует подчеркнуть, что подобная ситуация – далеко не единичный случай. Ежемесячная зарплата бывшего генерального директора ГК «Укроборонпром» П. Букина составляла более 500 тысяч грн. А нынешнего руководителя ПАО «Укрзалізниця» Е. Кравцова – 300 тыс. грн.

А как с этим в Европе? Самые высокие среднемесячные заработные платы у руководителей предприятий нефтегазового сектора Норвегии – около €77 тыс. На Украине на аналогичной должности тот же А. Коболев получает примерно €30 тыс. Но если сравнить уровень превышения максимальных доходов от средней заработной платы по стране, то он окажется кардинально разным: в Норвегии – 16 раз, а в Украине – 136 раз! Возьмем другой пример: руководитель предприятия железнодорожного транспорта Великобритании Network Rail получает около €80 тыс. в месяц. Это в 38 раз выше средней зарплаты по стране. На Украине же руководитель аналогичного предприятия получает около €10 тыс. Это почти в 45 раз больше средней украинской заработной платы.

Рассматривая все эти диспропорции в оплате труда, нужно учитывать ещё и украинские реалии, которые ещё сильнее обостряют социальное напряжение в обществе и поляризуют его.

Во-первых, при столь огромных зарплатах топ-менеджмент госкомпаний отлично зарабатывает на коррупционных схемах. Тот же руководитель погрязшего в коррупции госконцерна «Укроборонпром» (тот самый Гладковский-Свинарчук) получает в месяц без учета всех этих схем €16 тыс. Но ведь маловато, правда? Эти деятели больше напоминают героев Салтыкова-Щедрина времен Российской империи, нежели руководителей европейского образца!

Во-вторых, большинство размеров зарплат рядовых работников  государственных компаний не превышает 15 тысяч гривен. К примеру, на харьковском заводе им. В.А. Малышева заработная плата рабочего в зависимости от квалификации составляет 10-15 тысяч. Аналогичная ситуация на харьковском «Турбоатоме». И это, заметьте, на предприятиях, которые работают благодаря их задействованию в проектах, нацеленных на противостояние с Россией и ядерную энергетику, которая интересна американцам.  Легендарный бронетанковый завод им. Малышева стал по факту тыловой базой карателей. А «Турбоатом» причастен к строительству хранилища ядерных отходов.

На фоне этих островков относительной стабильности основная масса украинских промышленных предприятий переживает серьёзный кризис, в первую очередь из-за антироссийских санкций. И это является третьей особенностью украинской социальной поляризации. Верхушка киевского режима, выполняя «под козырёк» указания своих заокеанских хозяев, миллионы собственного населения сделала нищими и пустила в буквальном смысле слова бродить по свету. Но для себя эти деятели сделали максимально благоприятные условия для обогащения, в том числе за счет деятельности государственных предприятий.

Самым печальным итогом правления режима П. Порошенко стала полная дискредитация социального протеста как действенного способа отстаивания прав и свобод трудящегося человека. На любые серьезные акции протеста трудящихся в декоммунизированной Украине стали сразу же навешивать ярлыки «антигосударственных» и «пророссийских».

В конце 2016 года ряд трудовых коллективов Харькова, Полтавы, Кировограда, Днепропетровска выступили с открытым обращением к руководству страны, в котором потребовали восстановить экономические отношения с Россией или загрузить их предприятия госзаказом. И в следующем, 2017 году подобного требовали рабочие «Южмаша», Харьковского авиазавода, Харьковского тракторного завода, «Южкабеля», «Антонова» и других, некогда ведущих в СССР предприятий. Но эти требования так и остались бумаге. Власть даже не захотела их слушать.

К сожалению, рабочее движение на Украине и до госпереворота было довольно слабым, а левые политические партии вообще сторонились рабочих протестов. Самой активной частью рабочего класса Украины всегда были шахтёры. Но шахтёрские забастовки, как правило, касались своих узких экономических требований и не перерастали в массовые политические демонстрации.

И сейчас шахтёры являются социально активными. Это связано с плачевным состоянием отрасли. С 1 апреля, к примеру, за долги были отключены от энергоснабжения шахты госпредприятий «Волыньуголь» в Волынской области, «Лисичанскуголь», «Первомайскуголь» и «Мирноградуголь» в Луганской области, а также шахты «Капитальная» и «Центральная» в Донецкой области.

До этого на протяжении 2018 года на этих шахтах периодически вспыхивали забастовки. Но они не решили ни одной серьезной шахтёрской проблемы. В начале апреля шахтёры государственного предприятия «Львовуголь» в связи с невыплатой заработной платы за февраль объявили о начале протестов. И это притом что в декабре 2018-го уже была аналогичная забастовка. Но воз, как говорится, и ныне там!

В отношении трудящегося населения Украины дельцы нынешнего проамериканского режима выработали стратегию игнорирования накопившихся проблем. Весь смысл этой политики сводится к одному: не устраивает – уезжай из страны. Хочешь восстановления экономических отношений с Россией – убирайся к москалям, а хочешь европейских зарплат – чисти унитазы в ЕС.

В министерстве социальной политики утверждают, что за границей уже работают от 7 до 9 млн. украинцев. Однако точную цифру никто назвать не может. К примеру, по оценке украинской ассоциации HRForum, только в Польше работают почти 3 млн. украинцев. Многие украинцы нелегально работают в Испании, Италии, Франции и других европейских странах. И всё чаще покидают страну высококвалифицированные кадры.

Есть во всех этих негативных процессах пока что и обнадёживающая сторона. Именно за счет переводов заробитчан Украина во многом сдерживает социальное напряжение и сохраняет финансовую стабильность. Только в прошлом году украинцы из-за рубежа перевели на родину рекордные $14 млрд. За эти деньги удаётся выживать в тяжёлых украинских реалиях миллионам членов семей гастарбайтеров. А это означает, что большинство из выехавших ещё надеется вернуться назад и обустроить свою жизнь у себя дома. Гораздо хуже будет, если трудовые мигранты перестанут связывать свое будущее с Украиной и заберут свои семьи.

В какой-то мере нынешнее повальное голосование за шоумена В. Зеленского связано с его обещаниями сломать нынешнюю порочную украинскую государственную систему и кардинально поменять экономическую политику страны. Однако между умением толкать зажигательные речи и реальными делами – пропасть. Очевидно, что повернуть с разрушающего Украину экономического пути возможно только отказом от пагубной антироссийской политики. Очевидно, что остановить растущее социальное расслоение в обществе возможно только отказом от порочной практики установления баснословных окладов в государственных компаниях и учреждениях для высшего руководства и ограничением разрыва между минимальной и максимальной зарплатой. Очевидно, что сломать украинскую олигархическую систему невозможно, не используя хотя бы некоторые элементы социализма.

Но именно этих идей в нынешней Украине чураются как чёрт ладана.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru