Информационно-аналитическое издание

Украинцы – оружие Австро-Венгерской империи

Король Украины Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский – Василий Вышиваный
Версия для печатиВерсия для печати

В Первой мировой войне, развязанной на паях Австро-Венгерской и Германской империями, Вена не имела возможности предложить Берлину ничего из новых средств ведения боевых действий. Супермортира «Большая Берта» Круппа, самолёты «Альбатрос» Телена, дирижабли Цеппелина и Шютте-Ланца, боевые газы компаний BASF, «Хехст» и «Байер» – всё это произведения сумрачного германского гения. Ничем подобным Австро-Венгрия близко не обладала. Но она была способна посоревноваться со своим союзником в доступных прикладных дисциплинах – подлости, бесчеловечности и коварстве.

Плакат «Вильгельмовы скоты». На правом поводке – создатель «украинцев» император Австро-Венгрии Франц-Иосиф I.

Лабораторией и полигоном для испытаний новаций стала Галиция – территория исторической Червонной Руси, по первому разделу Польши (1772 г.), отошедшая к Австрии. Показ «украинцев» (впервые) произошёл, вероятно, в 1906 году, когда Михаил Грушевский в своих статьях «Украинскій Піемонтъ» и «Галиция и Украина» озвучил идею «украинского Пьемонта», как бы предрекая австрийской провинции роль того региона Италии, откуда началось освобождение этой страны от чужеземцев (австрийцев, кстати) и объединение итальянских земель. Современник и земляк его писатель Иван Франко задавал вопрос, представлявшийся тогда сугубо риторическим: «Не знаю, нужно ли толочь фальшивые исторические конструкции профессора Грушевского, слабость и нестойкость которых уже теперь чувствует каждый историк?» Действительно, Пьемонт, объединивший Италию, был самой промышленно развитой областью страны. Галиция же являлась наибеднейшим регионом Австро-Венгрии. И гораздо больше, чем любая другая часть её, была раздираема национальными противоречиями.

«Новоукраинец» Михаил Грушевский и русин Иван Франко.

Грушевский лишь воспроизвёл придуманное не им. Идея оторвать Юго-Западную Русь от Российской империи как способ обескровить её и таким образом одержать победу принадлежит германскому мыслителю Эдуарду фон Гартману и британскому премьер-министру лорду Генри Палмерстону. Реализация же умозрительного проекта представилась привлекательной австрийскому императору и четырёхкратному королю (Венгрии, Богемии, Хорватии и Славонии, Галиции и Лодомерии) Францу Иосифу I как его вклад в Тройственный союз (участвовали также Германия, которой Австрия проиграла право верховенства в германском мире, и Италия, отделившаяся от Австрии два десятилетия тому назад).

На официальном же уровне об «украинцах» впервые упомянули 5 июня 1912 года: термин «украинский», как шило из мешка, вылез в письме императора Франца-Иосифа парламентскому русинскому клубу в Вене. Бурю, поднявшуюся после этого, попытался погасить министр внутренних дел барон Гейнольд, объясняя появление политического неологизма случайностью, редакционным недосмотром. Действительно, даже правительственный прихвостень депутат парламента Степан Смаль-Стоцкий и три месяца спустя, 15 октября, в своей речи провозглашал династию Габсбургов «единственными законными наследниками короны Романовичей, господ „totius Russiae Minoris“» (всей Малой Руси). Это к вопросу о «тысячелетней истории Украины», если что.

Бравый австрийский служака Степан Смаль-Стоцкий, перелицевавшийся в петлюровца, со знаками различия польской армии образца 1917 г. Фото сделано в 1919 году.

Маски были сброшены после начала Первой мировой войны: в 1915 году членов австрийского правительства ориентировали совершенно иначе, вручив им отпечатанную типографским способом «записку» под названием «Меморандум о необходимости исключительного использования национального имени „украинцы“». Чуть раньше «Пангерманский союз» издал меморандум с требованиями аннексии как на западе, так и на востоке. В последнем случае он домогался новых границ для Германии по линии от Чудского озера до устья Днепра. В портфелях австрийских и германских военачальников лежали карты Российской империи, отображавшие действительность. И лишь как довесок и обоснование захватов (под видом «освобождения» территорий и населявших их народов) покоились наработки «историка» Грушевского – фальшивая многотомная «История Руси – Украины», столь же извращённая «Коротка географія України» львовского профессора Рудницкого (с включением в её состав, помимо Малороссии, Галиции, Буковины и Карпатской Руси, также Крыма, Кубани, части Кавказа и доброго куска западного побережья Каспия), методичек «українськой мовы», над которой начинал трудиться ещё в средине XIX века дворцовый библиотекарь в Вене Варфоломей Копитар по плану «мирной агрессии против России», ставивший перед собой задачу, «чтобы каждая деревня писала по-своему». Обкатанная в Галиции, эта «фонетика» вызвала негодование читающей публики. По словам Ивана Франко, газеты и журналы на ней возвращались редакциям с надписями; «Не смийте мени присылаты такой огидной макулатуры». Или: «Возвращается обратным шагом к умалишенным». Но как средство разобщения с «москалями» она очень даже годилась! А сейчас с той же целью внедряется на Украине в качестве «державной».

Австрияки везли в оккупированные Малороссию и Новороссию также и «рідну віру»: униатство галичанского разлива. Собственно, с грекокатолической церкви «украинство» по большому счёту и начиналось. То есть у истоков всё же была церковь греческого обряда с русским (церковнославянским) языком богослужения. Епископ её Андрей Бачинский, популяризатор трудов церковных историков Ивана Пастелия («О происхождении русинов», истории закарпатских лемков) и Иоанникия Базиловича, на склоне лет уступил духовное лидерство «бравому драгунскому офицеру австрийской армии, который не знал ни одного украинского слова», графу Андрею Шептицкому. Ещё до пострига он дважды ездил в Рим, где был принят папой Львом XIII. После этого аристократ, любимец императрицы становится простым чернецом монастыря ордена Святого Василия (базилиан), устроенного по уставу иезуитов. И быстро, за десять с небольшим лет, вырастает в архиепископа Львовского, митрополита Галицкого, предстоятеля УГКЦ. «С чисто иезуитским подходом – цель оправдывает средства – происходит внешняя метаморфоза ГКЦ, которая состояла в „украинизации“ церковно-славянского языка, изображении фигур на иконах в украинской вышиваной одежде и т. д. Это мероприятие должно было стать главным орудием Ватикана в его борьбе за проникновение на земли, входившие в состав России», – пишет историк В. Осечинский.

Митрополит Андрей Шептицкий освящает знамя легиона «Украинские сечевые стрельцы». Позже он успеет благословить и знамёна дивизии СС «Галиция»

Далее происходит уже прямая подмена понятий: Галицию начинают называть… «Украиной». Стали это делать так называемые народовцы (к народу никакого отношения не имевшие), но получившие правительственную поддержку. Русофильским же организациям, а их было великое множество – «Галицко-Русское общество», «Общество имени Качковского», «Общество русских женщин», «Русский народный дом», «Ставропигиальный институт» и другие – никакого содействия не оказывалось, их печатные издания распространялись по подписке, зато худые «украинские» партии и организации получали постоянные субсидии от государства, а иначе погибли бы. «Украинофильство, в лучшие свои времена, насчитывало до того ничтожное количество последователей и представляло собой столь малозаметное явление, что приводило порой в отчаяние своих вожаков», – писал историк Николай Ульянов. Но по их, ничтожной кучки авантюристов, инициативе и с государственной поддержкой стала насаждаться мода на всё казачье (хотя к собственно запорожским казакам галичане имели такое же отношение, как, скажем, к американским индейцам). Но по львовским улицам начали разгуливать люди, «одетые то ли гайдуками, то ли кучерами», в сёлах стали возникать «сечи» (добровольные пожарные дружины, либо спортивные общества) – в каждой из которых имелись «кошевой атаман», «скарбнык», «писарь»… Тушение пожаров ушло на второй план: главным были маршировки и церемонии – так насаждался «украинский дух».

Уездное спортивное общество «Сечь». 1914 г.

«Вишенкой на торте» стало назначение «Украине» короля с определением местоположения его «престола» в Киеве. Им стал Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский, перелицованный в «украинца Василия», оперативно сменившего католичество на униатство. «Если человека зовут Вася, клички ему не нужно», - говаривал один мой добрый знакомый. Васе Габсбургу кличку всё же дали – Вышиваный, одев на него для фотографирования сразу два национальных символа – кожух (как у Шевченко) и вышитую рубашку – типа повседневную одежду малороссиян.

«Король Украины» Василь Вышиваный. Современная украинская открытка с использованием старинной пропагандистской фотографии

С началом Первой мировой войны «украинская комедия» превратилась в трагедию для русинов. Отчаявшись перекодировать их в украинцев, Франц-Иосиф дал отмашку на проведение своего рода «АТО» того времени: не менее 60 тысяч русинов были повешены, свыше 100 тысяч брошены в лагеря смерти, самыми известными из которых являются Терезин и Талергоф. Явным же огорчением для престарелого императора стало то, что лелеемые им «украинцы», секретное оружие Австро-Венгрии по захвату Юго-Западной Руси, не сработало. Собранные под крышей «Кундшафтсабтайлюнга» (разведывательного отдела австрийской армии) их организации вроде «Союза освобождения Украины», «Головной украинской рады», позже трансформировавшейся в «Общую украинскую раду», показали крайне слабую свою результативность по выполнению возложенных на них задач пропагандистского, агентурного и диверсионного характера.

Столь же слабым в военном отношении оказался и «легион украинских сечевых стрельцов» – сборище, присягнувшее на верность режиму, который прямо там же, «через дорогу», вешал и мордовал земляков УССов. Им вослед звучали строчки популярного тогда стишка-издёвки:

«Марширує Січ преславна
Через Мезе-Теребеш.
Чи се військо, чи се банда –
Ти ніяк не розбереш».

Будучи брошенными против русской регулярной армии, в боях  за гору Маковка, под Болеховым, Галичем, Помеховой и Семиковцами, за Лысоню, УССы несли поражение за поражением, и «легион» практически перестал существовать. До собственно территории «Украины» дошёл его третий, если не четвёртый состав.

Кокарда, которой метили «Украинских сечевых стрельцов», была выполнена в цветах нынешнего флага Украины. А «Боевой Крест УСС» не случайно получил название «Мазепинский», по имени «Второго Иуды». Эта награда включена в исторический список военных наград украинских вооруженных сил. Что тоже весьма показательно

Немцы чем дальше, тем более скептически относились к своим австрийским союзникам, а к их подручным – «украинцам» – тем паче. Характерный пример – описание встречи командующего немецкими оккупационными войсками в Харькове генерала Менгельбира с украинской делегацией. «Последняя явилась в украинских костюмах, с „оселедцами“. Менгельбир заявил, что „не умеет говорить с людьми, у которых растут хвосты на голове“. Подобные слова выявили фактическое отношение немецкого офицерства к украинскому вопросу».

Васю Габсбурга немцы отправили подальше от Киева – на Херсонщину, в самый край оккупированной ими территории, во главе недобитой банды сечевых стрельцов, с реальным заданием – не утверждать «українську державність», а отбирать у населения хлеб, скот и прочее. Попросту говоря – грабить.

Когда же немцев и австрийцев вышибли с Украины, несостоявшийся украинский монарх стал вести в Европе разгульную жизнь авантюриста и пройдохи, кем он, в сущности, и был всегда. «Украинский король» любил переодеваться в женское платье, предпочитал гомосексуальные бордели и наделал долгов на 94 тысячи долларов и более 2 тысяч английских фунтов. Во второй раз он претендовал на «украинскую корону» уже во времена Третьего рейха, однако Гитлер имел свои планы на территорию СССР.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru