Информационно-аналитическое издание

Украинские политики заговорили о приближающемся крахе и Гаагском трибунале

Версия для печатиВерсия для печати

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В рядах украинских политиков и военных нарастает паника и предчувствие неминуемой расплаты за развязанную войну на Украине.

Прошло три с половиной года после начала кровавой бойни в Донбассе, скрытой под названием «антитеррористическая операция» (АТО). Погибли тысячи мирных жителей, ополченцев, добровольцев-антифашистов, несколько тысяч украинских солдат и карателей. Наконец украинские политики очнулись и поняли, то, о чём их предупреждали все адекватные политики, общественные деятели, журналисты и простые люди ещё в 2014 году – армия не имеет права принимать участие в вооружённой операции против собственного народа. Об этом чётко говорит украинская конституция. Статья 17 Основного закона указывает: «Вооружённые Силы Украины и другие военные формирования никем не могут быть использованы для ограничения прав и свобод граждан... На территории Украины запрещается создание и функционирование любых вооружённых формирований, не предусмотренных законом». Теперь всем участникам так называемой АТО грозит суд и приговор за совершённые преступления.

А политики, начавшие эту антинародную террористическую операцию, теперь спешат спрятаться в кусты.

Первым встрепенулся ещё в июне глава Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Александр Турчинов, который и развязал гражданскую войну. Пытаясь избежать ответственности он предложил принять закон «О реинтеграции Донбасса» - завершить АТО и переименовать её в гибридную войну с «российским агрессором», таким образом участие армии будет оправдано. Закон пока не принят, депутаты пытаются убрать из него упоминание о минских соглашениях, но в любом случае его принятие не избавит от уголовной ответственности политиков и военных, принимавших участие в уничтожении собственного населения, которое теперь уже не считает себя гражданами Украины. Закон обратной силы не имеет.

Почувствовав запах палёного, отказаться от руководства АТО пытается и глава Службы безопасности Украины Василий Грицак. «У СБУ нет средств для управления антитеррористической операцией на Востоке Украины, потому что это, в первую очередь, армейская операция, которая требует применения сил и средств, которых нет у Службы безопасности», заявил он в интервью «Украинской правде». Выглядит это заявление странно, так как АТО сейчас руководит Антитеррористический центр, созданный при СБУ, и его возглавляет Виталий Маликов - первый заместитель Грицака.

Представитель президента в Верховной Раде, народный депутат от Блока Петра Порошенко (БПП) Ирина Луценко в эфире одного из украинских телеканалов заявила: «Юридически они (военнослужащие ВСУ - Ред.) будут иметь дополнительную защиту и объяснение, если, не дай Бог, Россия захочет воспользоваться Гаагским трибуналом и запугивать наших военных, как это делалось в Грузии, то принят этот документ и принято определение, что войска должны быть, потому что мы самообороняемся».

Бывший представитель Украины  на переговорах с ДНР-ЛНР в трехсторонней контактной группе в Минске Роман Бессмертный в интервью изданию «Апостроф» разъяснил: «Сейчас из-за этого закона «атошники» – уголовные преступники, которые захватили оружие и, объединившись в какие-то формирования, осуществляли военные операции. Президент и депутаты должны понять, что как только поменяются президент и политическая ситуация в стране, «атошники» все сядут по статьям о незаконном завладении оружием, групповом разбое и бандитизме».

Основатель карательного полка «Азов» депутат Верховной Рады Украины Андрей Билецкий чувствует приближение краха нынешнего режима. «Последний месяц каждого честного и умного украинского человека не отпускает чувство приближения возможного краха страны. У меня такого чувства не было с весны 2014-го.  Та передышка, которую политикам подарили солдаты на фронте, заканчивается. Эти годы были использованы властью, чтобы освоить потоки и организовать очередной дерибан, на то, чтобы унизительно заискивать перед РФ и уважаемыми западными партнерами. Теперь снова приближаются тяжелые времена», - сказал он на съезде партии «Национальный корпус».

Гаагский трибунал, суда которого теперь ждут украинские политики и военные, в действительности называется Международный уголовный суд (МУС) и действует с 1998 года под эгидой ООН. Он создан для разрешения дел, связанных с геноцидом, военными преступлениями и преступлениями против человечности. Именно под эти статьи подпадают действия ВСУ, СБУ и карательных батальонов. В феврале 2015 года Верховная Рада приняла заявление о признании юрисдикции Международного уголовного суда. Украинский МИД в сентябре 2015 года передал в МУС заявление о признании его юрисдикции. Заместитель главы Администрации президента Украины, секретарь Конституционной комиссии Алексей Филатов ещё в 2016 году указал: «Признание юрисдикции Международного уголовного суда будет нести как определённые потенциально положительные последствия, так и определённые риски для Украины, в частности, с точки зрения украинских военных, которые вынуждены участвовать в военном конфликте».

Так что, отвертеться от уголовной ответственности украинским военным преступникам будет сложно. Хотя, учитывая двойные стандарты Запада, вполне вероятно, что там найдут лазейку, чтобы оправдать украинских военных и карателей. Правильнее будет, если их станут судить в Донецком трибунале.

Соб. корр. «Одной Родины»