Информационно-аналитическое издание

Украинские степи Александра Корнейчука

Афиша фильма «Гибель эскадры»
Версия для печатиВерсия для печати

Шутка про «подводную лодку в степях Украины» известна всем, в наши сумасшедшие дни она актуализовалась как никогда, но многие уже позабыли первоисточник словосочетания «В степях Украины», мало кто помнит нынче, что речь идет об известной комедийной пьесе украинского драматурга Александра Корнейчука. (Между прочим, автор хранил записку: «Товарищ Корнейчук! Прочитал вашу пьесу “В степях Украины”. Хохотал от души. И. Сталин».)

Действительно, когда-то это имя было на устах и воистину не существовало ни одного театра «от Москвы до самых до окраин», где не шли бы пьесы «Гибель эскадры» (1933), «Платон Кречет» (1934), «Макар Дубрава» (1948) и другие. Сегодня многое самозабвенно «декоммунизируется», особенно неистово на обандерившейся Украине, и этих спектаклей на сценах нет. И киевский проспект Александра Корнейчука, носивший это имя 20 лет с 1973 года, переименован, как и станция метро его имени в Киеве.

Александр Корнейчук

Александр Корнейчук

А между тем вдова драматурга актриса киевского театра украинской драмы им. И. Франко Мария Захаренко-Корнейчук (третья супруга писателя) как-то заметила, что не знает другого человека на Украине, который имел бы такой круг друзей: нобелевский лауреат, председатель Всемирного совета мира физик Фредерик Жолио-Кюри, миллиардер Лоуренс Спелман Рокфеллер, внук знаменитого миллиардера Джона Рокфеллера, классик английской литературы Джон Бойнтон Пристли... Добавим также советского нобелианта Михаила Шолохова. А Пикассо в своей мастерской во Франции изготовил при Корнейчуке и его супруге две коллекционные тарелки в подарок гостям – с голубем и петухом. Член президиума Всемирного совета защиты мира Корнейчук мог часами дискутировать с пророком экзистенциализма Жан-Полем Сартром... Это всё – не случайные знакомства и свидетельства. Согласимся, с пустым человеком такие люди общаться не стали бы.

Легко нынче называть произведения Корнейчука «характерными образцами лакировочной драматургии социалистического реализма». Однако в своё время это был значимый голос эпохи, влиявший на умы и сердца многих людей. И это, как сказал бы киевлянин М. Булгаков, «медицинский факт». Многим завистникам тогда не давало покоя, что пьесы Корнейчука так часто ставили. Ещё, что называется, чернила не высохли, а из театров уже звонили: «Александр Евдокимович, можно вашу новую пьесу прислать прежде всего к нам?»

Вот и внешние свидетельства: Александр Евдокимович Корнейчук, родившийся 12 (25) мая 1905 г. на станции Христиновка Киевской губернии, ныне Черкасской области, и ушедший из жизни 14 мая 1972 г., был известнейшим украинским советским писателем и политическим деятелем, академиком АН СССР (1943), Героем Социалистического Труда (1967), лауреатом пяти (!) Сталинских премий (1941, 1942, 1943, 1949, 1951 гг.) и Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1960 г.), Председателем Верховного Совета УССР в 1959–1972 гг. Ленинскую премию Корнейчук отдал в Фонд мира.

Сейчас в расслоившемся социуме, когда «жирные коты» всё больше жиреют, а народные массы беднеют, следует вспомнить о социальных лифтах страны Советов, в частности УССР. Большая единая страна, в составе которой процветала тогда Украина, дала Корнейчуку очень много – мальчик приехал в Киев в маминых ботинках, а достиг высоких общественных вершин.

Сын рабочего с 1919 г. трудился на железной дороге, а образование получил в Киевском институте народного образования. Дебютировал А. Корнейчук в 1925 г. работой, посвященной Ленину; первые же его произведения «На грани» (1929), «Каменный остров» (1929), «Штурм» (1931) были направлены против «украинских буржуазных националистов и других врагов народа».

Показательная история тех времен: однажды Корнейчука из-за бедной одежды не впустили в Театр русской драмы в Киеве, где шла его комедия «Фиолетовая щука». Чтобы выйти на сцену после премьеры, пришлось перелезть через забор и пробраться в здание с черного хода. Он тогда не мог повернуться к зрителям спиной и пятился за занавес – сзади на брюках была большая заплата.

Правда эпохи заключалась еще и в том, что тысячи советских юношей и девушек, увидев в спектакле по пьесе Корнейчука «Платон Кречет» мечтателя-романтика, врача-гуманиста, влюблялись в этот образ, брали пример с него, избирали для себя благороднейшую профессию медика. Не столь давно в телепрограмме г-на Швыдкого «Театр+ТВ» некоторые актёры саркастически усмехнулись, вскользь вспомнив эту пьесу. Зачем? И еще: много ль они такого уж радикально замечательного сыграли в современных пьесах и телесериалах – и украинского, и российского производства?

Скажем и о «Гибели эскадры». В этом первом своем значительном произведении, принесшем двадцативосьмилетнему драматургу всесоюзное признание, автор отразил трагический эпизод Гражданской войны 1918-го года, когда Украина была под пятой немецких оккупантов, интервенты ворвались в Крым и возникла реальная угроза захвата ими стоявшей в Севастополе Черноморской эскадры. Чтобы этого не случилось, Ленин отдал приказ командующему Черноморским флотом затопить корабли. В этой ситуации возник конфликт: собственными руками было необходимо уничтожить эскадру. Острота момента обнажает характеры персонажей, создает в драме напряженные политические и психологические коллизии, столкновения. «Я встретился со старым боцманом, плавающим двадцать лет на Чёрном море, – вспоминал о подготовительной работе над пьесой драматург. – И тот сказал мне: “Вам, может, будет не интересно, но когда топили последний корабль, мы его почистили, помыли, даже покрасили отдельные части, чтобы корабль отдать морю чистым, это был последний аврал кораблю, гибнущему за революцию…”»

Кадр из фильма «Гибель эскадры»

Кадр из фильма «Гибель эскадры»

«“Гибель эскадры” – пьеса настолько высокого политического напряжения и пафоса, что мы решили её поставить на Октябрьские праздники в этом году и уже к ней приступили», – говорил в 1933 г. о планах известного украинского, тогда уже харьковского, театра «Березиль» его руководитель, режиссер Лесь Курбас (вскоре репрессированный).

В 1934–1941 гг. А. Корнейчук был главой Союза писателей Украины, а с 1937-го – депутатом Верховного Совета СССР. В коммунистическую партию вступил в 1940 г. Во время Великой Отечественной войны служил политработником политуправления Юго-Западного фронта, корреспондентом центральных газет и партизанских изданий. И продолжал литературную деятельность: «Фронт» (1942), «Миссия мистера Перкинса в страну большевиков» (1944), «Макар Дубрава» (1948). По его произведениям были сняты фильмы «Богдан Хмельницкий», «В степях Украины», «Фронт».

О пьесе «Фронт» Константин Симонов сказал: «Это пьеса отважная и мудрая, она учила воевать и побеждать. Эту пьесу следует разбирать в военных академиях наравне с крупными операциями на военных театрах».

Спектакль «Фронт» по пьесе Корнейчука

Спектакль «Фронт» по пьесе Корнейчука

Сам драматург считал «Фронт» лучшим своим произведением. Она миллионным тиражом была опубликована в трёх номерах газеты «Правда» и в виде брошюры двухсоттысячным тиражом была направлена политотделами фронтов в сражающиеся армии, дивизии, полки. Как пишет весьма критичная к Корнейчуку украинская энциклопедия, пьесу не только «восхищенно восприняла сталинская партверхушка», но и «высоко оценили союзники по антигитлеровской коалиции, называя образцом военной самокритики, её ставили и за границей». Между тем эту пьесу сильно раскритиковал маршал Ю. Тимошенко, и в обращении к Верховному главнокомандующему И. Сталину потребовал её изъять, а «автора привлечь к ответственности, виновных в связи с этим следует разобрать». На что Сталин ответил полным несогласием, высказанным в телеграмме маршалу: «…в оценке пьесы Вы не правы. Пьеса будет иметь большое воспитательное значение для Красной Армии и её комсостава. Пьеса правильно отмечает недостатки Красной Армии, и было бы неправильно закрывать глаза на эти недостатки. Нужно иметь мужество признать недостатки и принять меры к их ликвидации. Это единственный путь улучшения и усовершенствования Красной Армии».

Драматург передал полученную им за пьесу Сталинскую премию в Фонд обороны.

В 1943–1944 гг. Корнейчук занимал пост заместителя наркома иностранных дел СССР, а в 1944 г. – наркоминдел Украины. Не проявив дарований дипломата, в 1945 г. был назначен начальником Управления по делам искусств при СНК Украинской ССР. В 1946 г. вновь возглавил Украинский союз писателей. С 1949 г. – член бюро Всемирного совета мира. С 1952 г. – член ЦК КПСС.

Во втором браке был женат на Ванде Василевской (польская писательница, жившая в СССР, трижды лауреат Сталинских премий, – 1943, 1946, 1952). В 1951 г. вместе с ней Корнейчук написал либретто к опере К. Ф. Данькевича «Богдан Хмельницкий», которое неожиданно подверглось разгромной критике в партийной печати. К 1953 г. сделал новый вариант, одобренный партийным руководством.

Вдова драматурга вспоминала и такую историю. Как-то Первый секретарь ЦК Компартии Украины Лазарь Каганович вызвал Корнейчука и потребовал разоблачить «буржуазных националистов Рыльского и Бажана». Когда Корнейчук отказался, Каганович потребовал положить партбилет. «Не вы мне его давали, не вам и отбирать», – смело ответил писатель и после конфликта сразу позвонил И. Сталину, добился аудиенции и прибыл в Кремль. При нем Сталина соединили с Кагановичем: «Лазарь, не трогай Корнейчука и писателей Украины! Выбрось-ка свою бумажку с их фамилиями в корзину».

После смерти Сталина писатель сохранил большое влияние в литературных и партийных кругах. Наиболее известные пьесы этого периода – «Над Днепром» (1960), «Память сердца» (1969).

Корнейчука ценили не только Сталин, но и Хрущёв, и Брежнев. Хрущёв говорил: «Как же мы можем Корнейчуку запретить пьесу “Крылья”? Царь ведь разрешил Гоголю “Ревизора”!» А через несколько лет на одном из пленумов ЦК КПСС Брежнев спросил: «Почему нет Корнейчука?» Сказали, что тяжело заболел, а нужные лекарства есть только в Германии. Генсек сразу позвонил Эриху Хонеккеру, первому секретарю ЦК СЕПГ. Немцы открыли опечатанный склад (дело было на католическую Пасху) и доставили препарат самолётом из Берлина в Москву, а оттуда в Киев.

Восемь лет Марина Захаренко была музой известного драматурга: «Когда Саша умер, на его сберкнижке было 200 тысяч рублей. Их забрали, чтобы заасфальтировать дорогу в Плюты. Нашу дачу в этом поселке под Киевом я передала под Дом-музей Корнейчука. И сразу отдала государству полквартиры на нынешней Шелковичной. Оставила только кабинет Александра Евдокимовича, столовую, где собиралось столько знаменитых людей, и маленькую спальню».

«Когда не стало Александра Евдокимовича, — также вспоминала вдова, – по всему Союзу еще долго шли спектакли по его пьесам. Я получала половину суммы гонораров. А сейчас его не ставят. Давно. Объявили придворным драматургом Сталина. А после переименования его проспекта и станции метро мне было так больно, как будто второй раз Сашу похоронила. Сталина во всей драматургии Корнейчука нет. Александр Евдокимович признавался: “Чтобы написать о Сталине, нужен Шекспир”».

Резонное замечание, согласимся. И главное, критичный подход к своему творчеству.

Многое в тех пьесах нынче воспринимается по-другому. Но, может, стоит прислушаться к словам автора газеты «Советская Россия» Виталия Крикуненко, написавшего к 100-летию драматурга, отмечавшемуся в 2005 г.: «Думаю, что поставь сегодня трагедию “Гибель эскадры”– театр не прогорит. Хоть в Киеве, хоть в Москве, хоть в Севастополе... И “Богдан Хмельницкий”, наверное, как и в былые годы в постановке МХАТа, без аншлага не обошелся бы: уж больно соскучилась публика по образу славного гетмана. И Часнык с Галушкой из комедии “В степях Украины” и кинофильма военной поры, вернувшись к зрителям, возможно, потеснили бы монополию малороссийской “эмансипэ” Верки Сердючки, упорно формирующей на московских подмостках постыдный “украинский имидж”, заставили бы по-доброму улыбнуться друг другу и украинца, и россиянина...

Так случилось, что именно Корнейчук впервые столь зримо вывел украинскую пьесу на московскую и широчайшую международную сцену. И этим привлек к своей республике, её истории, культуре, симпатии миллионов зрительских сердец со всего Советского Союза и зарубежных стран, где десятилетиями шли спектакли по его пьесам. … Что бы ни говорили ретивые вымарыватели памяти о трагической, но и прекрасной советской эпохе, она оживает в его лучших пьесах, равно как и в творениях Михаила Шолохова, других мастеров советской литературы».

Афиша пьесы Корнейчука «Богдан Хмельницкий»

Афиша пьесы Корнейчука «Богдан Хмельницкий»

В качестве восклицательного постскриптума скажем о человеке, для которого драматург стал отчимом, вырастил и сформировал на радость нашей общей русской культуре. Это сын Марины Федотовны Захаренко-Корнейчук, известный кинорежиссер Владимир Бортко, выпускник Киевского государственного института театрального искусства имени И. К. Карпенко-Карого, поработавший на студии им. А. Довженко и уже в свой московский период подаривший нам такие киношедевры, как экранизации прекрасных образцов русской литературы «Собачье сердце», «Мастер и Маргарита», «Идиот», «Тарас Бульба» (запрещён к показу на Украине!) и другие. Владимир Владимирович – член КПРФ с 2007 г. Объединительные регалии мастера: народный артист Российской Федерации (2000), народный артист Украины (2003), лауреат Государственной премии РСФСР (1990). Не столь давно российский Фонд кино, увы, отказал Владимиру Бортко в финансировании фильма по роману Александра Проханова «Убийство городов» – о трагических событиях в Донбассе; в коем некоторые актеры, как, скажем, Меньшов и Чадов, согласились сниматься даже безгонорарно. Такой фильм, открывающий миру трагическую правду о событиях в Донбассе, очень нужен.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru