Информационно-аналитическое издание

Украинский аграрный бизнес вернулся в лихие 90-е

Версия для печатиВерсия для печати

Последние четыре года пик сбора урожая зерновых на Украине совпадает с самым большим количеством сообщений о рейдерских захватах фермерских хозяйств – с землей, техникой и собранным урожаем. В 2018-м ситуация усугубилась сокращением урожая зерновых, острой нехваткой пшеницы 2-го и 3-го класса.

«Ситуация очень простая – собрано в этом году на Украине 24 млн тонн пшеницы (это вал) – на 20% меньше, чем в прошлом году. Это средний урожай. При этом продовольственной пшеницы собрали только половину – 12 млн тонн», – комментирует ситуацию президент Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины Иван Томич. Он даёт неутешительный прогноз: «В 2018-м стоимость зерна будет на 30% выше, чем в прошлом году. А половину стоимости хлеба составляет стоимость пшеницы. Поэтому цена на хлеб в Украине до нового года подпрыгнет до 30%. Это будет удар по бюджету украинцев, ведь хлеб – это локомотив гонки цен в других сферах».

Война за собранный урожай в буквальном смысле этого слова только усиливается из-за сокращения «добычи». А охотников за плодами тяжкого труда украинских крестьян с каждым годом всё больше. Замкнутый круг: рейдерство разоряет фермеров, это в свою очередь приводит к сокращению объёмов сельхозпродукции и росту цен, а последнее – дополнительный стимул для расплодившихся банд из бывших атошников.

По данным Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины, больше всего от рейдерства страдают фермеры Харьковской, Днепропетровской, Херсонской и Одесской областей – щедрый на урожай юго-восток Украины. «На западе всё спокойнее, особенно на Галичине – там просто меньше всего фермерских хозяйств», – подчёркивает Иван Томич. По его словам, динамика последних месяцев лета показывает двойной рост количества рейдерских захватов.

Эксперты Ассоциации пришли к выводу: как правило захватывают успешное хозяйство с большим банком земли и урожаем (в поле или на току), которое обременено каким-то проблемным кредитом или там идет хозяйственный спор, неразбериха с документами, случается смерть руководителя и другие проблемы.

«Таким образом, все фермерские хозяйства уже есть и могут быть потенциальными целями бандитов», – говорится в специальном документе экспертов Ассоциации, где обобщается опыт борьбы с рейдерством. Они советуют селянам ежегодно откладывать часть прибыли хозяйства на оборону предприятия, не полагаясь на правоохранительные органы Украины. Средства эти должны расходоваться на создание региональной фермерской самообороны и юридической поддержки в случае нападения. В задачи этой самообороны должна входить поддержка отражения нападений на другие хозяйства (лично или материально: транспорт, горючее, боеприпасы). В число потенциальных рейдеров эксперты занесли охранные компании, ветеранов АТО, казаков, конкурирующую фермерскую самооборону, соседей по земле, родственников собственников пая и, собственно, самих пайщиков.

По сути, этот документ вскрывает войну организованных группировок за земельные ресурсы, которая ведется на Украине последние четыре года. Как только первые отряды карательных батальонов получили боевой опыт в Донбассе и вдоволь награбились – они взялись за земельное рейдерство в интересах заказчиков.

Как показывает реальная практика, самостоятельно организовать отряды фермерской самообороны не так уж просто. Пока что известно лишь о «кировоградских ковбоях» с участием 300 фермеров Кировоградщины. На деле для создания такой структуры нужна серьезная «крыша» сверху и боевой опыт членов самообороны, полученный в горячих точках.

Такими на Украине оказались боевики националистических карательных организаций, созданных в 2014-м влиятельными олигархами и политиками. Именно к их услугам стали прибегать сами фермеры по обе стороны противостояния за урожай и ресурсы. Вскоре национал-радикалы стали быстро превращаться в хозяев положения на земле. Нападать стали на самых незащищенных, у которых нет олигархической «крыши». При этом «доить» селян принялись с помощью классической двойной схемы нападающей и защищающей организаций, которые по сути являются единым целым.  

Для наглядности приведём рассказ атошника Евгения Турчака (позывной Жора). После демобилизации он занялся новой «темой» – заработком на схеме попытки отъема и последующей защиты сельхозпроизводителей от налётов своих побратимов. На своей странице в «Фейсбуке» он рассказал такую историю: «Обзвонил сегодня 42 своих боевых товарища. Собирал инфо о том, кому из них нужна квартира. В итоге 20 из них не в цивилизации, а в полях у фермеров. Это новый вид заработка для атошников – решать вопросы для фермеров». По словам Турчака, бывшие участники АТО «отбивают или удерживают поле, а взамен забирают урожай с половины, это примерно 200-400 тысяч долларов».

Скромно умалчивая о своих заслугах на этом поприще, он рассказывает, как некоторые атошники устраивают для владельцев полей постановочные налёты. «Разбились на две группы, одна приходит к фермеру и создаёт проблемы. Тут же появляется вторая группа и их решает за вознаграждение; и все довольны – фермер-лох сохранил урожай и землю, а рейдеры заработали», – пишет он.

Одно из немногих оппозиционных украинских интернет-изданий – «Страна.ua» – приводит рассказ главаря боевиков из Одессы: «У меня в организации существует несколько бойцов, которые тщательно отслеживают ситуацию в районах. Также у меня хорошая сеть информаторов среди фермеров и крестьян. Любой конфликт между пайщиками земли и крупными фермерами или владельцами агропредприятий – наш хлеб. Как только начинается «заруба», к обеим сторонам выезжают мои представители и предлагают поддержку с нашей стороны».

Цена вопроса зависит от интересов сторон и предмета спора, продолжает он. «Если на кону стоят сотни или тысячи гектаров земли или ещё не собранный урожай с полей такого объема, то поддержка с нашей стороны будет стоить сотни тысяч долларов. Выиграет в конфликте та сторона, которая больше даст. Естественно, вся акция будет проходить под знаменами моей организации, все кто против – сепары», – рассказывает он.

В этой схеме замешаны прокурор и начальник полиции, с которыми приходится делиться – от 20% до 30% от суммы вознаграждения . За эти деньги полицейские и стоят в стороне, что потом в СМИ подается как боязнь что-то сделать против подобных «патриотов-активистов». «Бывает так, что на «той» стороне тоже выступает какая-то из патриотических организаций, которая может выставить несколько десятков бойцов. Получается, что с обеих сторон в качестве силовой поддержки выходят бывшие атошники – других общественных организаций с десятками постоянных бойцов в Украине давно нет. Тогда «набиваем стрелки», встречаемся с ними. Выигрывает спор тот, кто более «отмороженный», у кого больше людей и у кого более мощная поддержка «сверху», – говорит руководитель банды.

 Работает схема по всему юго-востоку. К примеру, в августе 2017 года в Кировоградской области, говоря словами самих атошников, случилась «заруба» представителей батальонов «Донбасс» и «Айдар», с одной стороны, и «титушками», которых они же и наняли. Боевики-националисты «помогали» защитить хозяйство «Нива 2010» в селе Бережинка, которое пытались отжать рейдеры из охранной компании «Борисфен» (её контролирует народный депутат от «Народного фронта» Ю. Береза). Как оказалось впоследствии, это был договорняк двух бандитских структур.

Но не всегда дело заканчивается тихо и мирно. Когда не могут договориться, ситуация развивается по классическому сценарию: спор в Кейптауне решает браунинг. Именно такая история произошла нынешним летом на Харьковщине с захватом фермерского хозяйства, которая сопровождалась перестрелкой возле элеватора и ранениями. Бились за собранный урожай подсолнечника.

Сам фермер уверяет, что на его владения напали рейдеры, заблокировав элеватор с урожаем, который сразу же стал вывозиться в неизвестном направлении. Полиция, по его словам, лишь наблюдала за происходящим. Из-за этого фермеру и пришлось обратиться к представителям «Национального корпуса». Но вся проблема в том, что обратился он не по адресу. «Помочь» взялся глава «Восточного корпуса» О. Ширяев, который сейчас находится в опале у министра внутренних дел А. Авакова. В своё время Ширяев был награжден именным оружием (его дают лишь по личному согласованию с главой МВД), ранее руководил «Азовом» в Харькове, но потом вышел из-под контроля. В итоге полицейские Авакова вмешались в дело, что и привело к стрельбе. А на руководителя фермерского хозяйства даже завели уголовное дело.

Как считают сами аграрии, этот фермер перешёл дорогу кому-то из агробаронов, так как именно на его элеваторе хранился урожай многих фермерских хозяйств, они теперь понесли убытки. В целом, по данным председателя Ассоциации фермерских и частных землевладений в Харьковской области Ивана Быкова, сегодня по всей области происходят захваты фермерских хозяйств и незаконный сбор урожая. «У ЧСП «Украина» в Сахновщинском районе та же ситуация… В селе Благодатное «титушки» сейчас убирают урожай с полей, уже 30 га обработали. Полиция не вмешивается, говорит, что это не их дело. Но если государство не защищает людей, придётся самим браться за оружие», – отмечает он.

Усиление позиций рейдеров-неонацистов в аграрном бизнесе привело к тому, что фермеры повсеместно расплачиваются с ними либо урожаем, либо передачей части корпоративных прав в своих предприятиях. Уже сейчас в себестоимость продукции закладывают средства на охрану и юристов. Это приводит к росту цен на продукты питания на Украине. Среднее и мелкое сельское хозяйство Украины, по сути, вернулись в лихие 90-е.

Аграрный бандитизм своими руками расчищает путь для распродажи украинских чернозёмов крупным агрохолдингам, в первую очередь иностранного происхождения.

Как показывает опыт, захватывают рейдеры в основном хозяйства, где трудятся простые фермеры, которых сейчас в количественном отношении намного больше, чем крупных агрохолдингов. Сил и средств для серьёзного отражения бандитских атак у них нет. В итоге эти фермеры разоряются, а земля переходит к рейдерам. Благодаря этому убирается возможный конкурент (на худой конец – препятствие) при надвигающейся скупке земли.

А собственники земельных паёв получают чёткий сигнал, что продавать землю лучше «цивилизованным» иностранным компаниям, а не местным фермерам.

Фото: News Front

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору