Информационно-аналитическое издание

Украинский институт национальной памяти убивает не только историю

Украинский солдат
Версия для печатиВерсия для печати

Политические силы, захватившие на Украине власть в результате госпереворота 2014 года, продолжают сеять в стране семена раздора. Уже поменялся президент, обновился состав Верховной рады, но фабрика ненависти под названием «Украинский институт национальной памяти» (УИНП) по-прежнему работает.

Покидая 18 сентября пост директора УИНП, Владимир Вятрович отчитался о достижениях своего пятилетнего пребывания на этой должности: Украина заняла первое место на постсоветском пространстве по степени открытости архивов КГБ и первое место в Европе по степени либерализации режима доступа к ним (достаточно написать заявление и предъявить паспорт); создан независимый от правоохранительных структур так называемый Архив национальной памяти…

Такие «достижения» больше похожи на сдачу национальных интересов иноземным державам. Похваляясь тем, что УИНП сделан по лекалу подобных учреждений в других странах Европы, в Киеве забывают, что никаких институтов национальной памяти не существует во Франции, Нидерландах, Великобритании, Бельгии, Португалии или Испании, где исследовались бы, например, последствия тоталитарного правления этих держав колониальными владениями в Америке, Азии и Африке.

Нет институтов национальной памяти в США, хотя почему бы не изучить военные преступления тоталитарного американского режима против народов Никарагуа, Сальвадора, Вьетнама, Ирака, Югославии? Институты национальной памяти и подобные им структуры есть только в странах «новой» Европы, которые до конца 1980-х были членами Организации Варшавского договора и союзниками СССР. Запад готовил эти государства к вступлению в НАТО, и ложью про Советский Союз обрабатывал сознание не искушённой в вопросах истории молодёжи, которая и поддержала членство своих стран в альянсе в 1990-2000-х.

Ни при каких обстоятельствах США, Великобритания или Франция не откроют архивы своих спецслужб для иностранцев и зевак, и уж тем более по предъявлению просто паспорта. На Украине же наоборот. Случаи обращения обычных граждан в архивы для выяснения судьбы своих репрессированных родственников немногочисленны и служат для УИНП прикрытием для проникновения к секретной информации национально озабоченных журналистов-манипуляторов или её передачи иностранным державам.

Да и морально УИНП реабилитирует не тех, кто и вправду невинно пострадал, а тех, кто был справедливо наказан советским судом за гнусное предательство. Сейчас, например, институт озабочен прославлением имени Юрия Шевелёва. Обычно его представляют как украинского филолога, но Вятровичу и его клевретам он нравится не за это, а за то, что не захотел в годы войны идти в Красную армию, дождался прихода гитлеровцев, с ними бежал на Запад, оказавшись потом в США.

Из полученных архивных документов методом подтасовок УИНП создаёт псевдоисторические фальшивки. Неспроста эта структура учреждена как государственный орган. Без контроля киевской власти (читай: без диктата сверху) он мог бы превратиться в учреждение, действительно занимающееся историческими исследованиями, а не пропагандой ненависти. В таком случае, отпала бы необходимость в его существовании, ибо историческая правда – враг свидомого украинства, слишком крепко он сросся с ложью.

О том, что цели УИНП вовсе не мирные, говорит перечень его проектов, представленных совсем недавно в Харькове для педагогов, краеведов и музейных работников: «Украинская революция 1917-1921 гг.», «Украинская Вторая мировая», «Память о голодоморе», «Реабилитация жертв коммунистического режима», «Декоммунизация» , «Российско-украинская война».

УИНП внушает гражданам, будто в истории действительно были «украинская революция», «украинская война» с гитлеровцами и «советами» и так далее. Но международная историческая наука не знает таких определений. Для неё есть Вторая мировая война, но нет румынской, финской, норвежской, американской Второй мировой. И украинской тоже нет, тем более и украинского государства в это время не существовало – была советская республика, подавляющее большинство населения которой воевало с гитлеровцами, партизанило, работало на Победу в тылу, испытывало страдания во время оккупации. И были, как в любом государстве, пособники Гитлера. В случае с УССР особенно отличились в этом смысле бандеровцы, в основном уничтожающие мирное население в Польше, Белоруссии, да и на территории советской Украины – евреев, русских, поляков, белорусов, украинцев. Мы не найдём ни в советских, ни в польских, ни в немецких архивах данных, которые бы свидетельствовали об «украинско-германской» войне во время Второй мировой и Великой Отечественной.

Ни один документ той эпохи не содержит таких словосочетаний как «украинская революция 1917 г.» или «украинская Вторая мировая». Вычленение из цельной истории Второй мировой какого-то одному Вятровичу известного украинского периода является волюнтаристским решением, противоречащим канонам исторической науки.

Понятно, куда клонят зарубежные контролёры УИНП: им выгодно, что победа Советского Союза в Великой Отечественной войне была разорвана на национальные лоскутки с надписью: «Белорусская Вторая мировая», «Молдавская Вторая мировая», «Грузинская Вторая мировая», «Казахская Вторая мировая». Чтобы не было Победы, которая, как поётся в песне, «одна на всех».

Выделение исторических процессов, происходивших на Украине с 1917 г. до распада СССР, в отдельный исторический маршрут призвано убедить сегодняшних украинцев, что между Украиной, Россией и другими бывшими советскими республиками нет ничего общего, каждая из них шла своим путём и в одном государстве они оказались в результате насилия и вопреки исторической логике.

Впрочем, с логикой «учёные» из УИНП не дружат, потому что их задача – спровоцировать в обществе приступы иррациональной ненависти и поддерживать её градус на должном уровне. Например, «украинскому войску» в изложении УИНП уже тысяча лет, потому что к нему ваятели «национальной памяти» причисляют древнерусские дружины эпохи Ярослава Мудрого, когда и «украинцев» не существовало, все были русичами, а Киев –матерью городов русских.

Причём под бойцом этого выдуманного «украинского войска» понимается сегодняшний образ украинского вояки – почитателя Бандеры и ненавистника России. Даже дружинам древнего Киева с лёгкой руки лгунов из УИНП приписывается украинское националистическое мировоззрение, такая себе бандеровщина задолго до рождения самого Бандеры!

…Каждый месяц участники карательной операции против Донбасса (которую с подачи УИНП называют «российско-украинской войной») внезапно умирают, но не от ран, полученных в боях. Они покидают этот мир в результате заболеваний, которые, как правило, не свойственны молодому возрасту «ветеранов». Это превращается в зловещую закономерность. Причины стоило бы поискать в том, что  УИНП и подобные ему учреждения культивируют в людях те эмоции, которые не ведут к долголетию. Градус ненависти к жителям Донбасса (бывшим соотечественникам) и россиянам (а также к венграм, которые не хотят становиться свидомыми украинцами и полякам, запретившим у себя бандеровщину) поддерживается СМИ. Всё это наслаивается на посттравматический синдром, который преследует почти всех  – 98% – участников мифической «российско-украинской войны» (об этом в 2017 году открыто говорил главный военный психиатр Украины, за что и поплатился карьерой). «Расстройства бойцов характеризуются высоким уровнем конфликтности, повышенной агрессией, низкой работоспособностью, обострением и развитием хронических заболеваний, алкоголизмом, наркоманией, асоциальным поведением, повышением уровня суицидов, сокращением продолжительности жизни», – отмечал полковник Друзь, заявляя при этом, что 93% из этих 98% несут угрозу обществу.

Увольнением того, кто не стал молчать, проблема не решается. Повоевав «с Россией» на донбасских фронтах, молодые люди всё чаще умирают. А УИНП, разжигающий конфликты на теме так называемой «национальной памяти»,

делает всё, чтобы мира и радости на Украине никогда больше не было. Выдуманная история не приносит никаких благ народам, живущим на Украине – она служит топливом для агрессивной информационной войны, которая поддерживает войну реальную. И война эта идёт на территории, ранее считавшейся территорией украинского государства (сейчас в ДНР и ЛНР так не считают), с людьми, которых официальный Киев называет гражданами Украины. То, что эта война длится 5,5 года – прямая «заслуга» и УИНП тоже.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru