Информационно-аналитическое издание

Украину засасывает в стагфляционную воронку (к итогам года)

Версия для печатиВерсия для печати

В 2017 году украинская экономика продолжила вялый рост (+2%). НБУ увеличил золотовалютные резервы (ЗВР) на $3,4 млрд., доходы бюджета (+39,7%) росли быстрее расходов (+23,5%), выплаты по госдолгу были небольшими, а безработица оставалась на стабильном уровне, что во многом связано с эффектом низкой базы и благоприятными внешними факторами. Плохой новостью стал осенний скачок потребительской инфляции и замедление темпов роста ВВП. Это первые два звоночка находящейся рядом следующей стагфляционной воронки образца 2014-2015 гг.

ВВП колеблется по траектории мячика

Фактически украинская экономика движется по траектории отпущенного в свободное падение мячика. После нулевого роста в 2013-м ВВП начал падать (-6,6% в 2014-м), достиг локального дна (-9,8% в 2015-м), стукнулся об него и по итогам 2016 года отскочил на +2,3%. По инерции оживление перекочевало в 2017-й и в январе достигло своего максимума (+5,1%). Отскок мог быть и выше, но свои коррективы внесла блокада Донбасса, ударившая по металлургии и энергетике, после чего темпы роста экономики значительно снизились. «В первом квартале ВВП вырос на 2,5%, во втором на 2,3%, в третьем на 2,1%», - озвучил статистику глава Минэкономразвития Степан Кубив и спрогнозировал +1,8-2% к ВВП по итогам года. Выйти на 2% роста планирует премьер-министр Владимир Гройсман, аналогичного мнения по Украине придерживается международное рейтинговое агентство Moody’s.

«2% темпа роста ВВП для оптимистических прогнозов недостаточно. Если смотреть на весь мир, на наших торговых партнеров, с которыми мы ведем бизнес, и это влияет на состояние нашей денежной единицы, то так, как мы “растем”, мы все дальше и дальше от них отстаем», - объясняет руководитель Национальной ассоциации банков Украины Роман Шпек. Но даже 2% по итогам года еще не гарантированны. Вполне вероятно, что теперь, после краткого зависания в воздухе, «мячик ВВП» пойдет вниз.

Источник: НБУ

Если посмотреть на Индекс производства базовых отраслей (ИПБО), то для нового цикла стагнации есть все предпосылки. За десять месяцев он, как и ВВП, вырос на 2%, но в октябре показатели пошли вниз. ИПБО упал на 1,6% прежде всего из-за неурожая кукурузы (-14,7%), подсолнуха (-9,5%),  снижения поголовья свиней (-8,9%) и падения грузооборота (-2,5%). Далее, по мере превращения Украины в «аграрную сверхдержаву», рост или падение экономики будет все больше зависеть от погодных факторов.

Инфляция и курс

Но есть проблемы и важнее погоды. Спад ИПБО в октябре мог быть еще глубже, если бы Киев не разогрел экономику с помощью государственных капитальных инвестиций и повышения пенсий и зарплат. В результате строительство выросло на 13,1%, розничная и оптовая торговля на 4,2% и 7,9% соответственно, что не могло не произвести инфляционный эффект. «Низкий рост обычно сопровождается стабильностью цен, у нас же цены растут. На горизонте маячит самое неприятное – стагфляция, то есть стагнация в сочетании с инфляцией. Низкий рост экономики, высокий рост цен и высокая безработица — самое убийственное сочетание факторов», - объясняет вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей Валерий Пекар.

В преддверии нового избирательного цикла Киев намерен продолжать вливать в экономику ничем не обеспеченные деньги через повышение «минималки» до 4,1 тыс. грн и «агрессивное» увеличение пенсий. Но «в условиях стагфляции эта стратегия завершится провалом. Стремительный рост цен быстро съест все повышения и загонит бедных в еще большую нищету… Все закончится быстро и очень болезненно»,  считает В. Пекар.

Источник: НБУ

Действительно, в ноябре потребительская инфляция находилась на уровне 14,6% и, по признанию НБУ, к концу года «более существенно отклонится от целевого уровня, чем предполагалось ранее». Т. е. даже в 12,2% уже не уложиться. Быстрее всего дорожают сырые продовольственные товары (+25,3%), тарифы ЖКХ (20,3%) и топливо (+16%), что стимулирует продовольственный импорт и давит на валютный рынок. На 20 декабря официальный курс гривны достиг 27,88 грн/$ (в бюджете заложено 27,2 грн/$ на конец года). Если учитывать, что таких «успехов» гривне удалось достичь буквально за последние четыре месяца (с января по август  была ревальвация), в реалистичность нового прогноза Минфина (30,1 грн/$ к концу 2018-го) верится с трудом.

Источник: fxexchangerate.com

НБУ даже не пытается удержать гривну, напротив, в декабре банки получили рефинансирование на сумму 10 млрд. грн. «Понятно, что эти деньги потом перешли в качестве кредитов для НАК “Нафтогаз Украины”. Если такая политика будет продолжаться, то увидим курс 28 и более», - считает директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко. Девальвация означает новый виток подорожания непродовольственных товаров, топлива и пересмотр тарифов ЖКХ, которые привязаны к «импортному паритету».

Бюджет и госдолг

Рост ЗВР в уходящем году (с $15,5 млрд. до $18,9 млрд.) позволяет придержать курс гривны, но НБУ копит валюту не для интервенций на межбанке, а на выплату долга МВФ. Предыдущие два года действовал льготный период, и Киев не платил Фонду вообще ничего, только получал транши. В 2017-м удалось отделаться легким испугом, Украина получила $1 млрд. и выплатила обратно $1,3 млрд., но самое интересное начнется в следующем году. По данным НБУ, с 2018 по 2020 г. Украина должна выплатить по государственному и гарантированному государством валютному долгу около $20 млрд. и еще $5 млрд. по долгам госкомпаний.

Источник: segodnya.ua

«Выплаты по долгам и обслуживание долгов в 2018 году составят треть бюджета - 305 млрд. грн.», - заявил экономический обозреватель Юрий Гаврилечко. К тому же в своих расчетах Киев вовсе не учитывает ни своих финансовых обязательств перед РФ ($3,075 млрд.), по которым Украина проиграла суд первой инстанции, ни выплаты частным кредиторам по реструктуризированным в 2015 году еврооблигациям. Причем «история по этим варрантам настолько запутанная, что до сих пор непонятно, как и сколько денег стране придется выплатить кредиторам», отметил бывший глава НБУ Сергей Арбузов.

Киев наверняка попытается перезанять, но МВФ видит в бюджете на следующий год «значительные риски» как в его доходной, так и расходной части, и не намерен давать следующий транш из-за «небольшого прогресса в обещанных реформах». В других местах занимать слишком дорого. Стоимость обслуживания госдолга в следующем году и без того увеличится на 25% и достигнет 13,7% расходов бюджета. «У нас более 80% ВВП внешнего долга. Стоимость его обслуживания для бедной, инвестиционно непривлекательной страны очень высокая», - подчеркивает исполнительный директор Фонда Блейзера Олег Устенко.

Безработица и миграция

После всплеска в начале года в связи с повышением «минималки» в ноябре уровень безработицы вышел примерно на прошлогодние показатели как по официальным данным (1,2%), так и подсчетам Международной организации труда (9,7%). Парадокс, но в то же время растет число свободных вакансий, особенно в строительстве, АПК, промышленности (+30-40%), а по некоторым специальностям наблюдается настоящий кадровый голод.

В первую очередь это связано с трудовой миграцией. Только Польша до конца года выдаст 1,8 – 2 млн. приглашений для украинских «заробитчан», а в 2018-м их число планируют довести до 3 млн. На Украине же наблюдается «эффект состава» - планомерное изменение структуры рабочей силы в худшую сторону, в результате чего падает конкуренция и привлекательность рынка труда. Это еще один плод планомерного вымирания любой экономической активности, которая не попадает в мировую торговую цепочку в качестве сырьевого придатка.

«Раскрытие огромного украинского экономического потенциала»

Фактически от нынешней экономической политики Киева выигрывает только бизнес, ориентированный на экспорт в ЕС узкого сегмента товаров, и те, кто мечтал работать на доброго польского пана. Средний класс Украины начинает привыкать к высоким тарифам ЖКХ, стоимости образования, медицины и другим европейским стандартам жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями. К примеру, в успешной даже по меркам ЕС Великобритании из-за плохого качества жилья и нехватки денег на отопление ежегодно умирает до 30 тыс. человек, в основном пенсионеры. В 2016-м число окоченевших в своей постели британцев выросло до 40 тыс.

Но есть и альтернатива. Отвечая на вопрос о перспективах украинской экономики, управляющий директор банковского дома Rothschild в СНГ Джованни Сальветти отметил, «что полное раскрытие огромного украинского экономического потенциала не будет полностью достижимым, если в конечном счете не нормализовать торговые отношения с Россией», а также упомянул о реформах, потребности в стабильности политических процессов и цен. Из украинских СМИ эти слова, естественно, удалили.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору