Информационно-аналитическое издание

В церковном вопросе украинские националисты доходят до безрассудства

Версия для печатиВерсия для печати

Украинская власть снова допустила откровенное нарушение Конституции и законов Украины, когда Порошенко заявил, что в церковном вопросе «нам, как воздух, необходимо единство в условиях внешней агрессии». Хотя, исходя из буквы и духа украинского законодательства, президенту страны даже высказываться нельзя подобным образом. Вот что записано в статье 35 Конституции Украины: «Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школа — от церкви. Никакая религия не может быть признана государством как обязательная».

И вот власть ставленников майдана снова и снова позволяет себе вмешиваться в церковные дела. Если раньше Порошенко, высказываясь по вопросу так называемой автокефалии, заявлял, что это не является покушением на каноническую УПЦ, то многое прояснилось после его заявлений 19 мая во время поездки в Хмельницкую область, а также 20 мая в День памяти жертв политических репрессий.

Теперь — маски сброшены

Понятно, что вся затея с так называемой автокефалией направлена на запрет канонической православной церкви на Украине. Хотя слова Порошенко настолько безграмотны, что если их воспринимать буквально, то можно увидеть и покушение на униатов, и католиков, и протестантов, не говоря уже о приверженцах иудаизма, мусульманства и буддизма. Иначе, где логика, если церковное единство касается только православных и тех, кто себя называет таковыми? Ведь догматические расхождения между разными конфессиями христианства и особенно между различными религиями гораздо значительнее. А раскольницкие «киевский патриархат» и «автокефалы» не признаются в православном мире. И вот Порошенко решил добиваться церковного единства путём ликвидации канонической церкви в пользу раскольников.

Если говорить о внешней агрессии, то понятно, что имеется в виду Россия. Но если бы РФ действительно проявляла агрессию по отношению к Украине, то очень быстро завоевала бы её. Это признают даже зарубежные сторонники евромайдана. А вот выдуманная агрессия позволяет постмайдановской власти расправляться с неугодными им людьми. Начиная от политических оппонентов и журналистов и заканчивая церковными деятелями. Недаром накануне заявления Порошенко в сюжетах украинских телеканалов требовали ликвидировать православную часовню в Верховной раде, которая уже более десяти лет поддерживается депутатами-сторонниками УПЦ. В то же время в той же передаче не скрывалось, что депутаты, сторонники других конфессий, свободно совершают свои обряды на территории украинского парламента.

И самое примечательное, что церковного единства в условиях реальной (а не выдуманной, как теперь) внешней агрессии не требовала ни царская, ни советская власть, хотя нынешняя украинская власть считает обе тоталитарными. Вспомним хотя бы примеры из ХХ века. Во время Первой мировой войны Российская империя была страной с преобладающим православным населением, однако в ней законодательно были закреплены начала веротерпимости. Во время Второй мировой войны в СССР церковь была отделена от государства, государство проповедовало атеизм, но именно тогда в условиях небывалой внешней агрессии началось потепление отношений между государственной властью и РПЦ. При этом государство не насаждало церковного единства.

Получается, что Порошенко проповедует в церковном вопросе такой тоталитаризм, который не наблюдался ни в царской, ни в Советской России. Причем заявляется о приверженности европейским ценностям, которые в церковных вопросах отличаются, как известно, либерализмом, может быть, даже в чём-то излишним. Но в ЕС предпочитают не замечать тоталитарных устремлений своих майдановских протеже.

Видимо, в Европе вспомнили выражение о том, как шведы шли на Москву через Полтаву, когда Порошенко 20 мая заявил: «Дорога украинцев к Богу не проходит через Москву. У нас свой путь».

В коротком спиче Порошенко ещё много странностей

«Четыре церкви раскалывают страну, — заявил майданный гарант, находясь в Хмельницкой области, — одна церковь объединяет страну, а нам, как воздух, необходимо единство в условиях внешней агрессии против нашего государства для того, чтобы мы двигались вперёд».

И какие это четыре церкви он имел в виду? Каноническая православная на Украине одна - УПЦ, которую официальные власти называют УПЦ МП, чтобы отличать от неканонического «киевского патрирхата». Есть «УАПЦ» - неканоническая, «самосвятская», которая совместно с «киевским патриархатом» подписала обращение к патриарху Варфоломею с просьбой взять их под своё крыло. Есть ещё много мелких сект, называющих себя православными, тоже неканонических.

Значит, четвёртой церковью президент считает униатов? Это было бы логично.

Они имеют центр внешнего управления в Риме. Они сохранили во многом православные обряды и унию, которую заключили их предки ради того, чтобы эти обряды сберечь. Может, Порошенко хочет повторить то, что сделал в 1946 году Сталин — вернуть униатов в лоно православия? Пусть даже не в третий, а во второй Рим, подчинив их Константинополю, уведя от первого Рима?

Понятно, что на униатов никто посягать не будет, скорее всего, Порошенко просто сказал то, что написали спичрайтеры.

Пример с присоединением униатов к православию мы привели здесь для того, чтобы показать, что это вещи той же природы, что и сегодняшнее церковное насилие государства над верующими. Только с одной большой разницей. При Сталине это делалось негласно. Формально всё было обставлено как проявление воли самих верующих, во многом так оно и было. Сейчас государство вторгается в дела церкви открыто, нагло попирая не только Конституцию и законы Украины, но и принципы европейской либеральной демократии, в приверженности к которым клянутся украинские власти.

Аномальная ненависть украинских националистов США

Газета украинских националистов в США «Свобода» давно и активно ведёт пропаганду против канонического православия, поддерживая раскольников на Украине. Недавно она завершила перепечатку большой статьи Александроса Массаветаса «Россия против Константинополя» в переводе с греческого языка. Суть статьи в том, что Константинопольский патриархат якобы привержен идеям Запада, а Московский патриархат не привержен этим идеям. Поэтому «разрыв с Москвой и присоединение к Константинополю, — по мнению Массаветаса, — означает эмансипацию, освобождение от шовинистического давления и приближение к Западу».

Что касается «приближения к Западу», то патриарх Варфоломей в апреле 2009 года много говорил об этом на встрече с тогдашним президентом США Бараком Обамой.

Далее Александрос Массаветас обращает внимание на близкие отношения между Варфоломеем и Фетхуллахом Гюленом, религиозным диссидентом, который вынужденно находится в США и которого правительство Эрдогана считает организатором неудавшегося путча

И всё бы оно ничего, но «средневековыми предрассудками», ради которых украинцам надо освободиться от влияния РПЦ, названо среди всего прочего то, что Русская православная церковь не признаёт однополых браков!

Может быть, для либерала Массаветаса и для редакции газеты, выходящей в США, такая аргументация и вправду действенна, но всё дело в том, что большинство украинских националистов в данном вопросе, что ни говори, отличаются приверженностью к традиционным ценностям — они активно выступают против однополых браков и парадов гомосексуалистов. Но ради удовлетворения своей аномальной ненависти к России и русским готовы на многое закрыть глаза.

Более того, в редакционной статье этого же номера «Свободы» на первой полосе размещён недвусмысленный призыв убивать русских. Правда, от себя этот редактор «Свободы» Пётр Часто (в прошлом преуспевающий советский журналист) написать ещё не решился. Он сочувственно процитировал националистического деятеля первой четверти ХХ века Николая Михновского, который отличался столь радикальными взглядами, что его считали сумасшедшим даже многие националисты.

«Если бы даже было доказано, что мы только разнообразие русской нации, — пишет «Свобода», — то и тогда нечеловеческие отношения россиян к нам освящают нашу к ним ненависть и наше моральное право убить насильника, обороняясь от насилия. Кровь, когда она пролита братской рукой, еще больше умоляет о мести, ибо брата кровь! Пусть ученые разыскивают, кто был кому родственником, оскорбленное чувство нации и несправедливость целого народа брезгуют признать нравственные связи с русской нацией! Поэтому мы можем обсуждать только средства и способы борьбы».

* * *

Не известно, за что так ненавидел русских Михновский, который отнюдь не бедствовал в Российской империи. Он получил образование в Прилукской гимназии, а с 1890 по 1895 г. учился на юридическом факультете Киевского университета, после его окончания был преуспевающим адвокатом. Исходя из того, что Михновский перессорился даже со всеми видными националистами своего времени, включая Грушевского, Петлюру, Винниченко, Скоропадского, можно понять, сколь неуравновешен и радикален был этот человек. Его крайние взгляды можно объяснить обострением душевной болезни. Но вот то, что газета, выходящая в США, по сути, разделяет идеи душевнобольного человека, возомнившего, что он имеет моральное право убивать, показывает, что хвалёные либеральные ценности рассыпаются под напором оголтелой русофобии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору