Информационно-аналитическое издание

В Полтаве судорожно ищут новые рынки сбыта

Версия для печатиВерсия для печати

Говорят, что есть ложь, большая ложь и статистика. И все же именно статистика и её сухие отчеты сейчас помогут нам увидеть последствия разрыва внешнеэкономических торговых связей – очевидную деиндустриализацию, этакую африканизацию экономики.

В 2009 году, во времена президентства Ющенко, когда начали обосновывать необходимость подписания с ЕС договора о создании ЗСТ, в документах публично фиксировалось, что «в георегиональной структуре внешней торговли Украины на первом месте стоят страны СНГ, причем их доля во внешнеторговом обороте даже во время кризиса сократилась значительно меньше, чем, например, доля стран Евросоюза. Доля стран СНГ во внешнеторговом обороте Украины стабильно высокая. В условиях мирового финансового кризиса именно рынок стран СНГ как по его объему, так и по его доле в экспорте Украины стал опорой для национальных товаропроизводителей. Так, если в 2008 году доля Европы в украинском экспорте составляла 29,5 процента, то в 2009 году она снизилась до 25,9 процента, в то время  как доля стран СНГ составила соответственно 34,6 процента в 2008 году и 33,9 процента в 2009 году». Рынок СНГ так и назывался – «опорой во времена финансового мирового кризиса». Теперь на фоне войны и стремительного экономического пике тот кризис вспоминается, как розовая юность, да и опору, похоже, пытаются отбросить окончательно.

В то время говорили, что «для устранения негативных тенденций во взаимной торговле необходимо повысить эффективность всего комплекса торгово-экономического сотрудничества, обеспечить эффективную деятельность экономического блока Российско-Украинской межгосударственной комиссии…». В разрезе отдельных регионов можно проследить, как же прислушались к этим советам при смене руководства страны и внешнеполитических ориентаций.

Так, например, на Полтавщине после подписания Харьковских соглашений все пристально стали смотреть за динамикой российско-украинских торговых отношений и возможностью реализации амбициозных кооперационных проектов. Берем областную статистику за 2010 год. Полтавская область продолжала оставаться в десятке крупнейших регионов-экспортеров Украины, занимала 5-е место по объемам экспорта товаров после традиционно промышленных Донецкой, Днепропетровской, Луганской и Запорожской областей Украины.

Наибольшие экспортные поставки товаров из области осуществлялись в Российскую Федерацию - 32,6%, Австрию - 11,1%, Китай - 6,5%, Казахстан - 5,4%, Сербию - 4,4% и Турцию - 4,3%.

При этом предприятия области импортировали из стран СНГ 61,7% товаров,  из стран ЕС - 20,8%.  Подчеркивалось, что большое количество предприятий области имеют торговых партнеров, проверенных временем, в России и других странах СНГ. Отдельные товары (мясные изделия, молочная продукция) экспортировались полтавскими предприятия только в эти страны.

В августе 2013 года статистика уже свидетельствовала о том, что хоть главным торговым партнером Полтавщины являлась Российская Федерация, но её удельный вес в общем объеме внешней областной торговли товарами снизился до 28% (по экспорту - 28,4%, по импорту - 27,9%). Выражалась обеспокоенность началом ограничений (с 14 августа) со стороны таможенных органов России в отношении украинского экспорта.

В список так называемого усиленного контроля попали более 40 украинских компаний, в том числе ОАО «Кременчугский сталелитейный завод».  Забегая наперед, скажу, что сейчас обеспокоенность по поводу сталелитейного завода можно уже не высказывать – он прочно стоит без работы. Почти 8-тысячный коллектив – в отчаянии.

И совсем уж грустные нотки зазвучали в статистических отчетах по итогам I квартала 2014 года, когда власть сменилась в результате государственного переворота. Объем экспорта товаров области составил $587,0 млн. и уменьшился по сравнению с прошлогодними показателями на 13,2%, а объем импорта – $261,3 млн. и уменьшился на 26,7%.  

Вместе с тем в течение 2013 года на 58,1% сократились экспортные поставки продукции предприятиями области на рынки стран СНГ. По итогам первого квартала текущего года они составили 21,2% ($124,6 млн.), в то время как в прошлом году их удельный вес в экспорте равнялся 43,2%.

Крупнейшим торговым партнером Полтавщины в экспорте продукции среди стран СНГ продолжает оставаться Российская Федерация - 12,8% всех товаров области. Но объем экспорта сократился почти на 60%.

41,7%  всех импортируемых областью товаров поступило из стран СНГ. Наибольший удельный вес в областном импорте продукции среди стран СНГ имели Российская Федерация (23,5%), Беларусь (9,4%) и Казахстан (8,8%).

По сравнению с прошлогодними показателями объемы импорта белорусских товаров выросли (на 8,8%), а импорт товаров из России уменьшился на 37%, из Казахстана ­– на 81,1%.

В области судорожно ищут новые рынки сбыта, но пока смогли похвастаться только наращиванием экспорта в Молдавию, на которую приходится ровно один процент (1%) экспорта полтавской продукции.

* * *

В свое время Полтавская ОГА успела подписать соглашение с правительством Московской области о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве (50 соглашений), а Полтавский облсовет – с Законодательным собранием Ленинградской области.

Ныне, как признался губернатор-националист, все это «решительно положено под сукно».

В небытие отправлены и наметившиеся переговоры о сотрудничестве между Кременчугом и Курском. По понятным причинам представители определенных полтавских предприятий не поехали на международную туристическую выставку «Митт-2014»,  которая прошла в марте в Москве. Сорвано участие заинтересованных предприятий региона в международных выставках в Белгороде и Курске.

Даже воплотившиеся в конкретные дела проекты сотрудничества сейчас активно торпедируются под соусом борьбы с «финансированием сепаратистов». Например, идет кампании травли руководства свинокомплекса в селе Билыки Кобеляцкого района (на 2500 свиноматок). Видите ли, очень сильно и дурно пахнут свиньи (или инвестиции) агрохолдинга «БЕЗРК-Белгранкорм». Под давлением оказалось руководство Хорольского молококонсервного завода детского питания. Мол, финансируют террористов.

Ныне если где-то обнаружат акцию или копейку российских инвестиций (или даже российский паспорт у руководителя), то появляется повод просто отжать эту долю (или все). Ради «спасения страны», а скорее – своего кармана.

Отдельным для Полтавщины примером непоправимых последствий нарушений кооперационных связей может служить Кременчугский промышленный узел. Город ведь строился во времена СССР, промышленность развивалась в общесоюзных интересах и интересах УССР.  И ничего удивительного не произошло, когда после развала  «империи зла» (по американской классификции) этот промышленный узел превратился в главный экспортный и бюджетообразующий оселок для области. Стоит также вспомнить, что Полтавщина всегда имела хорошую историю в качестве финансового донора для столичного центра, а не наоборот, как многие регионы, сидящие на дотациях.

И, казалось бы, есть перспективы. Например, в марте 2010 года ПАО «Кременчугский сталелитейный завод» на региональной конференции в г. Чебоксары стал полноправным членом некоммерческого партнерства «Объединение производителей железнодорожной техники». Оно было образовано для системной координации деятельности предприятий отрасли, которая была призвана на основе интеграции финансовых и интеллектуальных ресурсов способствовать инновационному технологическому подъему на железнодорожном транспорте и в машиностроении.

На официальном сайте предприятия до сих пор имеется запись по этому поводу: «Являясь полноправным членом партнерства, ПАО «Кременчугский сталелитейный завод» открывает для себя новые перспективы участия в согласованной технической политике ведущих предприятий СНГ – производителей продукции для транспортного машиностроения в области развития инжиниринга, трансферта передовых технологий, разработки нового поколения подвижного состава, совершенствования системы стандартизации».

Но открываются ли для завода новые перспективы по состоянию на 2014 год? Увы. Недавно руководство области констатировало, что экспорт продукции завода в РФ (а это почти 95%) приостановлен. Миллиардные годовые прибыли остались в истории, а 5-тысячный коллектив с унынием смотрит на свою дальнейшую трудовую занятость.

Полтавские областные власти вынуждены также признать, что вследствие ухудшения торговых отношений с Российской Федерацией экспортные операции сократились с 27% до 13%. Чем же заделать эту чудовищную брешь в экономическом борту региона? Ведь дороги к возобновлению производства может и не быть.

Теперь больше для публики, чем для специалистов, понимающих суть проблемы, киевская и местная власти выступает с предложениями: давайте-ка стимулировать отечественные заказы. Но кто и как их будет стимулировать?

У государства на это нет денег, а частные структуры смотрят не на страну-производителя, а на качество и цену товара. Ранее, помнится, звучали призывы переориентироваться с российских рынков на азиатские и африканские. Но и в странах третьего мира от такого внезапно нахлынувшего счастья отказываются. Один из примеров – отказ Ирака покупать откровенно бракованные украинские БТР.

Правда, летом этого года хоть одна хорошая новость для промышленного Кременчуга все-таки поступила. Правительство закупило электропоезда производства Крюковского вагоностроительного завода. На фоне того, что в январе-августе 2013 года КВСЗ сократил поставку вагонов в Россию на 310 штук, новость даже очень хороша. Хотя о соотношении приобретений и потерь все молчат, что особо не удивляет, ведь постепенная деиндустриализация области погружает некогда донорский регион в состояние такой страны, как Сомали. Это будет нечто аграрное (если повезет) с практически нулевыми показателями по туризму и инвестиционной привлекательности, но зато с гордо вскинутым «калашом» над незалежной головой.

Но такая гордость не решает проблем. Недавно Кременчугский горсовет принял обращение к Верховной раде, в котором было сказано, что среди населения в связи с остановкой предприятий растет паника. Вот отрывок из обращения: «… с каждым днем ситуация только ухудшается. Среди населения начинается паника. А учитывая трагические события, связанные с убийством мэра Олега Бабаева, социальное напряжение еще ​​больше возросло, что может привести к нежелательным последствиям. Поэтому с целью покрытия городского бюджета и обеспечения нормального функционирования бюджетных учреждений на выполнение делегированных государством полномочий обращаемся к вам с просьбой помочь Кременчугу получить среднесрочную ссуду в соответствии с действующим законодательством в сумме 43 млн. грн».

* * *

Помнится, в мае тогда ещё кандидат в президенты Украины Петр Порошенко, находясь в Кременчуге, обещал горожанам: «Через два месяца вы не узнаете Украины». Вроде  как и не соврал: Украину действительно не узнать. А Кременчуг уж точно стал неузнаваем…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору