Информационно-аналитическое издание

Владимир Богомолов и его моменты истины

Книга Богомолова «Момент истины»
Версия для печатиВерсия для печати

О писателе Владимире Богомолове впору писать приключенческий роман, настолько его биография – подлинная или вымышленная – неожиданна, изменчива, интересна, захватывающа. В ней и тайна, и война, и служба в разведке-контрразведке, и борьба с бандеровскими и дальневосточными бандами, и тюрьма, и писательство – с доступом в спецархивы, куда другим хода не было, и принципиальность и непримиримость. Богомолова многие считали писателем огромного таланта и обладателем невыносимого, конфликтного характера. Один из лучших прозаиков фронтовой плеяды Великой Отечественной войны Владимир Богомолов занимает свое неотменимое место в строю вместе с Константином Воробьевым, Евгением Носовым, Василем Быковым, Вячеславом Кондратьевым, Борисом Васильевым, Юрием Бондаревым и другими.

Широкому читателю Богомолов памятен прежде всего уникальным военным детективом про Смерш – «Момент истины», прежде выходившим под названием «В августе 44-го» (1974); это наименование много лет спустя, в 2000 г., получит российско-белорусский фильм Михаила Пташука, в котором сыграют замечательные актеры, в первую очередь Евгений Миронов, Владислав Галкин, Алексей Петренко, Александр Балуев, Беата Тышкевич. В фильме прозвучит прекрасная песня Александра Градского «Маятник качнется». Лента получит признание у кинозрителей, станет воистину «лучшим военным блокбастером последних десятилетий», однако своеобразный характер Владимира Богомолова скажется и в этом случае: писатель как соавтор сценария по какой-то причине потребует убрать из титров свое имя.

Афиша фильма «В августе 44-го»

Афиша фильма «В августе 44-го»

Впрочем, аналогично он поступил и в 1975 г., когда над экранизацией романа работал выдающийся литовский режиссер Жалакявичус – ярко, но неудачно и безрезультатно. (В картине Жалакявичуса в главной роли капитана Алехина снимался Сергей Шакуров, виртуозно сыгравший до этого в дебютной картине Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих».) Еще свидетельства о характере писателя: в середине 1970-х Богомолов обратился к югославскому политическому лидеру Брозу Тито, когда заподозрил, что перевод его романа «Момент истины» на сербохорватский язык сильно отходит от оригинала; издание было остановлено.

Въедливый Богомолов тепло отозвался об актёре Миронове: «Так редко можно встретить в кино толкового человека! Вот этот парень, артист Евгений Миронов, единственный актер в моей жизни, хотя мне пришлось иметь дело со многими его собратьями по искусству, единственный, который приехал ко мне перед началом съёмок. И привез 76 вопросов, которые у него возникли при ознакомлении с режиссерским сценарием. Мы просидели с ним более трёх часов. Это была хорошая штука – беседа автора с актёром. Наверное, я чем-то помог ему. Вообще, главные герои подобраны замечательно. Но фильм-то снят о другом!»

Писатель утверждал, что у него не было в романе прототипов положительных героев… «а вот отрицательные – были… Точнее, был. Так, прототипом Мищенко был известный диверсант по фамилии Грищенко».

Роман «Момент истины» был перевдён на три десятка языков мира, переиздавался более 130 раз, в СССР вышел общим тиражом около 7 млн экземпляров. Популярность его не снижается и в постсоветское время — книгу постоянно переиздают. В 2013 г. она была включена в список «100 книг», рекомендованных школьникам Министерством образования и науки РФ для самостоятельного чтения. Хотелось бы дожить до времен, когда то же произойдет и на Украине.

Дело было, разумеется, не только в возможностях доступа автора к архивам ГРУ. Справочники сообщают, что «в период создания романа В. Богомолов, бывший офицер ГРУ Генерального Штаба, получил поддержку и консультации по документальному материалу, использованному в нем, от И. И. Ильичева, начальника ГРУ Наркомата обороны СССР в 1942–1945 гг., работавшего в те годы в МИДе, от Героя Советского Союза полковника в отставке В. В. Карпова, с которыми автора связывали длительные личные, а с И. И. Ильичевым и служебные отношения».

Но ведь и надо уметь писать так, чтобы читали миллионы! Захватывающий сюжет Достоевский считал непременной вежливостью писателя по отношению к читателю.

Рожденный в Подмосковье 3 июля 1924 г., Владимир Осипович был сыном известного юриста-правоведа Иосифа Войтинского (расстрелян в 1937 г.), человека родовитого, о котором может быть рассказана отдельная интересная история. Мать – Надежда Павловна Тобиас (по первому браку Богомолец), дочь юриста из Вильно, замужем за Войтинским не была, ребёнка родила вне брака. Из автобиографических заметок Богомолова, до 1953-го года носившего фамилию отца: «Дед в 25 лет вернулся с русско-японской войны кавалером двух Георгиевских крестов… в 1916 году стал полным Георгиевским кавалером». Исследователи подвергают сомнению наличие этого деда, как и многие другие моменты автобиографии и биографии писателя.

До сих пор спорят, служил ли Богомолов в Смерше, разведке и контрразведке или это «альтернативная биография». Есть мнения, что он, впечатлительный и нервный, «начал писать про войну и отождествил себя со своими героями», сочинил себя. Но все сходятся на том, что в жизни, биографии Богомолова была тайна. Известный журналист Ольга Кучкина, не раз вдохновенно и с пиететом писавшая о любимом прозаике, получила несколько ответов на свои запросы в архивы Минобороны и спецслужб, которые сведений о Богомолове (Войтинском) не нашли либо не сочли возможным предоставить.

Человек с образованием 7 классов, Богомолов, по свидетельствам некоторых его одноклассников, исчез в 1943 г. и появился уже после войны.

Следует предположить, что связь с Украиной у Владимира Богомолова была личностная, нутряная, вполне драматичная: считают, что с конца 1943 г., служа в войсковой разведке, он не только воевал на Северном Кавказе, участвовал в освобождения Тамани (Новороссийско-Таманская операция), но и форсировал Днепр, освобождал Житомир (Житомирско-Бердичевская операция), был участником Кировоградской наступательной операции. В сентябре 1944 г. был переведен из войсковой разведки в органы военной контрразведки, Главное управление контрразведки «Смерш» Наркомата Обороны СССР. Форсировал Вислу. Участвовал в освобождении Польши, в боевых действиях в Восточной Пруссии и Германии, как утверждают, в составе 8-го гвардейского механизированного Прикарпатско-Берлинского Краснознамённого ордена Суворова корпуса.

География Богомолова очень разнотерриториальна: освобождал он также и Белоруссию, служил после Победы на Дальнем Востоке в органах МВД и контрразведки, где занимался обезвреживанием вооруженных банд и диверсионных групп.

Бескомпромиссность, и упорство в отстаивании своей позиции не раз приводили будущего писателя под арест. Не исключено, что эту воистину феерическую биографию, сильную натуру и произведения писателя ждет новое приключенческое кино.

Судите сами. Есть свидетельство, что Богомолов с 9 декабря 1948 г. был переведён на борьбу с бандеровцами на Украину в Прикарпатский военный округ, подразделение МГБ, заканчивал войну в Германии, согласно некоторым данным, «в течение 1950–1952 г. служил в аналитическом отделе ГРУ по американской оккупационной зоне в Западном Берлине. Капитан Разведуправления Штаба ГСВГ или ГШ, далее в подчинении Комитета информации при Совете Министров СССР, образованного путем слияния служб военной и внешней разведки, в Берлине. В Германии был арестован, попал во внутреннюю тюрьму МГБ во Львове», где сидел с бандеровцами, через год освобожден, срок пребывания в тюрьме по решению Военной прокуратуры зачтён как офицерский стаж, комиссован со II группой инвалидности (его сильно били), то есть вышел на пенсию в 1951 или 1952 гг.

После чего наш герой закончил школу рабочей молодежи, учился в МГУ на филологическом факультете. Начал писать прозу. Создал ряд новеллических шедевров, в первую очередь «Зося» (1963), «Первая любовь» (1958), «Сердца моего боль», «Кладбище под Белостоком» (1965), и «Иван» (1957). С момента выхода в свет в журнале «Знамя» в 1958 г. первой повести «Иван» Богомолов по неизвестным причинам отказывался от постоянных приглашений вступить в Союз писателей СССР.

Кадр из фильма «Иваново детство»

Кадр из фильма «Иваново детство»

Повесть «Иван», в которой рассказывается о трагической судьбе мальчика, ходившего в тыл врага для сбора разведданных, получила всемирную известность (к 1998 г. была переиздана 219 раз на 40 языках!) благодаря режиссеру Андрею Тарковскому, в 1962 г. выпустившего киношедевр «Иваново детство», съемки которого проходили на Днепре, в окрестностях Канева. Сценарий по повести был написан самим режиссером и А. Кончаловским специально для молодого актера Н. Бурляева, тогда подростка; оператор фильма В. Юсов. Фильм режиссера-дебютанта получил множество престижных призов на международных кинофестивалях, в частности «Золотого льва» в Венеции, и вошел в сокровищницу мирового кино.

В. Богомолов был награжден орденом «Знак Почёта» за сценарии к фильмам «Иваново детство» и «Зося» – о любви русского солдата и польской девушки в конце войны (1967 г., реж. Михаил Богин, киностудия им. Горького).

Фото Зося. Кадр из фильма «Зося»

Фото Зося. Кадр из фильма «Зося»

Надо ли говорить, что прямой и несгибаемый человек, офицер, имевший шесть боевых наград, включая несколько орденов, Владимир Богомолов остро воспринимал ложь новых времён, когда была расчленена великая страна и когда внутри и вокруг власти в РФ активизировались западники. В своей публицистической статье «Срам имут и мертвые, и живые, и Россия...» писатель, как утверждают, бросил в лицо либералам «облитый горечью и злостью» солдатский приговор: «Очернение с целью “изничтожения проклятого тоталитарного прошлого” Отечественной войны и десятков миллионов ее живых и мертвых участников как явление отчётливо обозначилось еще в 1992 году. Люди, пришедшие перед тем к власти, убеждённые в необходимости вместе с семью десятилетиями истории Советского Союза опрокинуть в выгребную яму и величайшую в многовековой жизни России трагедию – Отечественную войну, стали открыто инициировать, спонсировать и финансировать фальсификацию событий и очернение не только сталинского режима, системы и ее руководящих функционеров, но и рядовых участников войны – солдат, сержантов и офицеров...»

И далее он развенчивает известного фальсификатора: «Ещё в начале 1993 года мне стало известно, что издание в России книг перебежчика В.Б. Резуна (“Суворова”) также инициируется и частично спонсируется (выделение бумаги по низким ценам) “сверху”. Примечательно, что решительная критика и разоблачение этих фальшивок исходили от иностранных исследователей. … Проведенные экспертизы (компьютерный лингвистический анализ) засвидетельствовали, что у книг В. Резуна “разные группы авторов”, и основное назначение этих изданий – переложить ответственность за гитлеровскую агрессию в июне 1941 года на Советский Союз и внедрить в сознание молодежи виновность СССР и прежде всего русских в развязывании войны, унесшей жизни двадцати семи миллионов только наших соотечественников. … Когда я читал рецензии и слушал радиопередачи с восторгами по поводу “немецкого танкового гения” Гудериана и “спасителя Москвы” Власова, я всякий раз думал – кто эти апологеты?.. Неужели на полях войны от Волги до Эльбы у них никто не остался?.. Они что, инопланетяне или – без памяти?»

Этот факт тоже говорит об общественной активной позиции Владимира Осиповича: в 1996 г. он принял посильное участие в освобождении из чеченского плена полковника налоговой полиции Николая Иванова.

Нельзя не сказать и о таких деяниях характера В. Богомолова: в 1984 г. он был награждён орденом Трудового Красного Знамени, однако отказался явиться на церемонию награждения. Потом, оба раза в 2001 г., история с отказами повторялась: от премии «Новой газеты» им. А. Синявского «За достойное творческое поведение в литературе» и от денежного содержания в размере 3 тысяч долларов премии имени разведчика Николая Кузнецова.

В 2003 г. писатель был удостоен диплома и медали ЮНЕСКО «За выдающийся вклад в мировую литературу» – за «гуманизацию жестокого военного ремесла». Скончался в том же году – 30 декабря, от тяжелого заболевания.

Нам следует помнить его слова: «Когда пишешь или даже упоминаешь о цене Победы, о десятках миллионов погибших, ни на секунду не следует забывать, что все они утратили свои жизни не по желанию, не по пьянке, не в криминальных разборках или при разделе собственности и не в смертельных схватках за амдоллары и драгметаллы, – они утратили свои жизни, защищая Отечество, и называть их “пушечным мясом”, “овечьим стадом”, “быдлом” или “сталинскими зомби” непотребно, кощунственно»... 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru