Информационно-аналитическое издание

Военно-техническое сотрудничество Украины и России

Версия для печатиВерсия для печати

15 марта РИА «Новости» организовали видеомост между Москвой и Киевом на тему "Военное и военно-техническое сотрудничество России и Украины: результаты и перспективы". Год пребывания у власти президента Украины В. Януковича был отмечен полным восстановлением доверия во взаимоотношениях Украины и России. Произошли сдвиги во всех областях двухстороннего взаимодействия, в том числе и в области военно-технического сотрудничества (ВТС). В конце февраля 2011 года Министр обороны Украины М. Ежель побывал с визитом в России, совместно со своим российским коллегой А. Сердюковым посетил расположение соединений подводных и надводных сил Тихоокеанского флота.

Какие положительные изменения в области ВТС произошли за последний год? Каковы трудности и проблемы, препятствующие дальнейшему быстрому и взаимовыгодному развитию такого сотрудничества между двумя странами? Каковы дальнейшие перспективы сотрудничества Украины и России в ВТС? Наконец, какова судьба конкретных совместных проектов в этой области – строительство АН-124, АН-70, совместное использование судостроительных верфей в Николаеве? Эти и многие другие вопросы обсуждали участники видеомоста, в котором с украинской стороны принимали участие народный депутат Верховной Рады от Партии регионов Валерий Коновалюк, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак, а с российской – председатель подкомитета Государственной Думы по военно-техническому сотрудничеству Михаил Ненашев и директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин.
 
Состояние ВТС между Украиной и Россией, судя по почти единогласному мнению участников видеомоста, можно охарактеризовать как оптимистическое, с перспективами к дальнейшей интенсификации контактов и углублению уровня взаимодействия в совместных проектах на разных направлениях. М. Ненашев, который по роду деятельности постоянно контактирует с украинскими партнёрами на разных уровнях, подтвердил, сколь продуктивно и в лучшую сторону изменилась атмосфера отношений между двумя странами в области экономического взаимодействия, в тои числе и в области военно-технического сотрудничества за прошедший год по сравнению с оранжевыми временами.
 
Обсуждение данной темы показало, что необходимо рассматривать весь комплекс вопросов, связанных с формами военно-технического сотрудничества. А системное – не разовое, и результативное взаимодействие в области ВТС возможно лишь на базе стратегического планирования по разным направлениям, с которого, видимо, логично было бы начать качественное обновление взаимодействия в военной области между двумя странами. Прежде всего, речь должна идти о принятии Россией и Украиной общей программы совместного программно-целевого планирования ВТС, которая включает НИОКР, каталогизацию всех производимых товаров военного назначения, их стандартизацию. Необходимым элементом ВТС является разработка правовой базы по защите интеллектуальной собственности.
 
Названные меры в принципе необходимы и неизбежны, если стороны решили не на словах, а на деле приступать к эффективным формам взаимодействия в области ВТС. Проект такой программы уже направлен украинской стороне, которая, как предположил М. Ненашев, пока медлит с ответом из-за технических проблем с кадровым обновлением Кабинета министров и соответствующих служб. Данная программа касается сотен предприятий с обеих сторон и в случае полноценной ее реализации позволит полностью воссоздать совместное производство по широкой номенклатуре военной продукции, в том числе и высокотехнологичной. Реакция украинских властей на эту программу покажет, чего хочет Украина от военно-технического сотрудничества с РФ: разовых акций и проектов или систематической и долгосрочной кооперации, включая и выход с совместной продукцией на рынки третьих стран.
 
Ещё раз был подтверждён обоюдный интерес к производственной кооперации в тех отраслях экономики, которые, благодаря подвижничеству инженерно-технического персонала, сумели сохранить и развить в условиях «парада суверенитетов» советский научно-технологический задел – авиастроение, судостроение, исследования космоса. Украинские коллеги В. Коновалюк и В. Бадрак дополнили этот перечень, указав на плодотворное развитие украинско-российского сотрудничества в области танкостроения, перевооружении ЧФ РФ, а также создании совместного предприятия по модернизации ЗРК «Бук», С-300 и развитию средств ПВО в целом.
 
В. Коновалюком было высказано мнение, что оптимальным форматом военно-технического сотрудничества была бы интеграция украинской государственной структуры «Укроборонпром» в общие с аналогичными российскими структурами программы совместного производства военной техники и вооружений.
 
Вообще, пример соглашений по продлению базирования ЧФ России до 2042 года в Севастополе показал, как разумные и дружественные по духу двусторонние политические решения позитивно сказываются на украинской экономике вообще и украинском ВПК в частности. Как прямое следствие Харьковских соглашений, у Украины появилась возможность участвовать в перевооружении и переоснащении ЧФ России, используя свои верфи в Николаеве и Крыму, получить заказы от российской стороны и создать в этих регионах немалое количество рабочих мест. Всё это поможет сохранить квалифицированный персонал и обновить технологии, которые можно будет использовать впоследствии в гражданском судостроении.
 
Конкретными проявлениями намеченной украинско-российской производственной кооперации в области ВПК являются развивающиеся проекты совместного производства самолётов АН-70 и АН-148, а также переговоры о достройке на российские средства крейсера «Адмирал Лобов». После восстановления нормальной атмосферы в двусторонних отношениях открылись перспективы для реализации проекта АН – 70.
 
В принципе, перечень направлений двустороннего сотрудничества в военной области выходит далеко за рамки лишь военно-технического аспекта. Он касается, например, подготовки украинских военнослужащих в военных учебных заведениях в России (что прозвучало в ходе поездки главы МО Украины Ежеля в Российскую Федерацию), привлечения украинских специалистов к обслуживанию российской военной техники, произведённой на Украине, совместных военных учений, защиты от пиратства.
 
Относительно ракетостроения и В.Коновалюк, и российские коллеги приводили известный пример участия украинских инженеров в поддержании боевой готовности МБР «Сатана» - признанного мирового достижения ещё советского ВПК. С российской стороны приводились факты эффективной работы украинских специалистов на судостроительных заводах РФ в Северодвинске и Калининграде.
 
Судя по обсуждению темы в области военно-технического сотрудничества, есть и проблемы, которые неизбежны, когда речь идёт о сложном и широкоформатном проекте двух стран в весьма прибыльном деле, каким является производство боевой техники и вооружений. Вопрос в том, являются ли эти проблемы рабочими моментами или они порождены принципиальными расхождениями сторон в понимании собственных интересов.
 
Пока неурегулированными остаются многие вопросы интеллектуальной собственности на военную продукцию. Почти все известные марки военной техники произведены в СССР, что создаёт непонятную ситуацию с разграничением права интеллектуальной собственности на те или иные в прошлом совместные советские разработки. Очень часто советская военная техника, поставленная в своё время за пределы СССР, обслуживается (ремонтируется, модернизируется) на Украине. Претензии же к качеству её обслуживания направляются к России, что неприемлемо. Поскольку брэнды, под которыми она производилась, сейчас принадлежат РФ, российская сторона ставит вопрос о необходимости урегулирования данной ситуации.
 
Проблемы глазами украинской стороны (по мнению, В. Бадрака) заключаются в восстановлении лицензионного производства именно на Украине многих важных видов российской военной техники. Сейчас Россия, как сказал эксперт, перестала передавать лицензии на производство на территории Украины, например бортового оборудования для военных самолётов. Также проблема более серьёзного плана, по его мнению, состоит в недопущении критической зависимости Украины от России в области производства вооружений и военной техники.
 
Однако такая постановка вопроса отражает позицию украинских евроатлантистов, которая сейчас несколько смягчилась с учётом ведущей тенденции на восстановление дружественных украино-российских отношений. Вызывает сомнение применение самого понятия «критическая зависимость» по отношению к России как стратегическому партнёру, дружественной стране, с которой связаны столетия (и не самые худшие) совместной истории Украины. В этом случае имеет место критическая взаимозависимость. Отношения дружбы и союзничества заведомо предполагают высокую степень доверия, при которой стороны идут на такую взаимозависимость при обоюдной выгоде.
 

Традиционная, идущая ещё от СССР, взаимосвязь, специализация и кооперация предприятий ВПК двух стран свидетельствует о незаменимости Украины и России друг для друга в качестве партнёров в области военно-технического сотрудничества. А сохранившийся и по сей день научно-технический и производственный потенциал для наращивания не только торгового оборота, но и взаимовыгодной промышленной кооперации при производстве военной продукции, делает необходимым и неизбежным углубление разносторонних связей в военной области.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору