Информационно-аналитическое издание

«Восточное партнерство»: инструмент кризиса и конфронтации

Европейцы и Украина
Версия для печатиВерсия для печати

Десятилетие европейского проекта «Восточное партнёрство» собрались отмечать широко. 13 мая в Брюсселе под председательством высокого представителя ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Ф. Могерини состоится юбилейное заседание на уровне глав МИД стран-членов, а вечером глав государств ждёт ужин с председателем Европейского совета Д. Туском. Естественно, не обойдется без славословий. Но есть ли, что праздновать?

Антироссийская инициатива

Впервые о необходимости формирования политики ЕС в отношении восточных соседей заговорили в 1998 г. С такой идеей выступил тогдашний глава МИД Польши Б. Геремек. Позже, в 2003 г., Польшей была выдвинута инициатива по разработке «Восточного измерения» политики ЕС. Она получила оформление в документе «The Polish non-paper proposal concerning Policy towards New eastern neighbors after EU enlargement». Документ этот крайне любопытный. В частности, Варшава предлагала учредить «Фонд европейской демократии, или Европейский фонд свободы. Средства данного фонда могли бы быть использованы для реализации программ содействия ЕС, предоставляемого по линии НПО, и выделялись бы для продвижения демократических ценностей в восточноевропейских странах, а также передачи ноу-хау, необходимых для проведения реформ». В отношении Украины высказывалось опасение, что отсутствие европейской перспективы может «ослабить реформистские и проевропейско настроенные силы в Украине». А для Белоруссии предлагалось «более активно поддерживать демократически настроенные силы и местные власти».

На тот момент поляков не услышали. Но в 2008 г. уже совместная со шведами инициатива пришлась ко двору. 7 мая 2009 г. в Праге прошла учредительная встреча, где была принята совместная декларация по вопросам «Восточного партнёрства» и состоялось его официальное учреждение. Основными приоритетами программы стали продвижение демократии, экономическая интеграция и конвергенция с отраслевой экономической политикой ЕС, включая создание зон свободной торговли, «энергетическая безопасность», иначе говоря, создание энергетических коридоров в обход России, либерализация визового режима и подписание соглашений об ассоциации с ЕС.

Изначально инициатива предполагала и участие России, в частности Калининградской области, но Москва, видя в создании «партнёрства» попытки дезинтегрировать постсоветское пространство, ослабить геополитическое влияние РФ и подорвать её энергетические возможности, от участия в проекте отказалась.

Опасения Москвы были отнюдь не беспочвенны. Уже случились в Грузии, Киргизии и на Украине цветные перевороты, а в других странах СНГ были осуществлены такие попытки, Грузия зверски напала на Южную Осетию, произошла наиболее масштабная «газовая война» с Украиной, которая привела к прекращению транзита в январе 2006 г.

Перечень государств, включённых Объединенной Европой в состав «Восточного партнёрства», говорит сам за себя. В него, помимо откровенно прозападных режимов Грузии, Украины и Молдавии, вошел нейтральный Азербайджан и союзники России по ЕЭП и ОДКБ – Белоруссия и Армения. Это стало не первой попыткой ЕС объединить «коня и трепетную лань» с целью разрушения СНГ.

Кроме того, перспектива заключения соглашений об ассоциации прямо обязывала страны перейти на европейские стандарты, принять ряд европейских законодательных норм, подчиниться европейской внешней политике и политике безопасности, чем наносила ущерб процессам евразийской интеграции и сотрудничеству в рамках СНГ. 

Операция «Колонизация»

«Восточное партнёрство» предполагает подписание соглашений об ассоциации с ЕС, но не исчерпывается ими. Компрадорским силам Украины благодаря совершению в 2014 г. государственного переворота при прямом вмешательстве ЕС и США удалось протащить колониальный договор об ассоциации, который нанес огромный ущерб украинской государственности, экономике, демографии и вверг страну в гражданский конфликт.

Но киевский режим решил на этом не останавливаться. Во время последнего саммита «Восточного партнёрства» в 2017 г. П. Порошенко заявил, что хочет видеть «больше Европы в Украине» и надеется на интеграцию в четыре союза ЕС – таможенный, энергетический, Шенгенскую зону и Единый цифровой рынок.

Как и в случае ассоциации, подобные инициативы не только писаны вилами по воде, но и несут мало выгоды Украине. Например, таможенный союз. Он существует с Турцией, но не касается торговли сельскохозяйственной продукцией, одного из ведущих секторов турецкого экспорта. То есть, как и в случае с ЗСТ, заключение таможенного союза вовсе не гарантирует Украине снятие тарифных барьеров в важных для неё сферах торговли. Более того, согласно данным исследования, проведенного экспертным центром CEPS совместно с Институтом экономических исследований и политических консультаций по заказу Rasmussen Global, для создания таможенного союза с ЕС Украине придется синхронизировать таможенные ставки, а для этого придётся отказаться от договоров о свободной торговле с СНГ, Грузией, Македонией, Черногорией, Канадой и странами Европейской ассоциации свободной торговли. Под вопросом окажутся и переговоры о создании ЗСТ Израилем, Турцией и Китаем. Более того, Киеву надлежит в этом случае достичь соглашения и с партнёрами по ВТО, куда он вступил до создания ЗСТ с ЕС. Причём, по данным исследователей, таможенный союз с ЕС станет выгодным для Украины лишь при достижении доли экспорта в ЕС на уровне 80-85 %.

Что же касается энергетического рынка, результат уже сейчас, как говорится, налицо. Но если о газе осведомлена каждая украинская домохозяйка, ежемесячно оплачивающая коммунальные услуги, то «европейский» рынок электроэнергии остается пока что тайной за семью печатями. Между тем для присоединения к европейской сети системных операторов передачи электроэнергии ENTSO-E Украине до 2025 года придется потратить до $1 млрд и выйти из объединённой с РФ энергосистемы. С 1 июля на Украине должен заработать новый рынок электроэнергии, и Европа уже сейчас давит на правительство с целью ускорения процесса. При этом в данный момент на Украине тарифы на электроэнергию для населения составляют 3-5,5 евроцента за киловатт, для промышленности – 6-9,5 евроцента. В ЕС эти цифры выше – от 10 до 30 центов за киловатт для населения. Министр энергетики Украины И. Насалик даже не скрывает, что тарифы будут меняться. Естественно, в сторону повышения. Присоединение к европейскому рынку электроэнергии несёт угрозы энергетической безопасности Украины, поскольку сейчас за счет единой системы с Россией снабжение украинских потребителей электроэнергией во время рукотворных энергетических кризисов осуществляется путём простого перетока мощностей из России. Грубо говоря, когда Украина не вырабатывает электричество из-за глупых игр правительства, дома украинцев освещает Россия, с которой Украина рассчитывается постфактум. Вряд ли такой благотворительностью будет заниматься прагматичная Европа.

Мы вас ждали-ждали, а вы взяли и пришли

С одной стороны, Брюссель выкручивает руки Украине с целью всё большего ее отрыва от России и СНГ. С другой – большинство украинских инициатив не находит отклика у колонизаторов. Как отмечает советник Международного фонда «Відродження» Т. Качка, «Украина с весны боролась за то, чтобы у нас были двусторонние планы интеграции с рынком ЕС, по образцу «безвиза». Изначально это были вопросы таможни, энергетики, цифрового рынка, а также юстиция, свобода и безопасность. ЕС по всем направлениям говорит нам: никаких двусторонних планов, исключительно односторонние обязательства Украины». Об этом же открыто говорит и представитель ЕС на Украине Х. Мингарелли, отказавший как в присоединении к Евросоюзу, так и в участии Украины в Шенгенском соглашении и таможенном союзе. Не устают «отшивать» Киев и другие лидеры ЕС.

О каком Шенгене может идти речь, если, согласно отчету Еврокомиссии, граждане Украины получили в 2017 г. 33105 отказов (+47%) в праве въезда на территорию ЕС. Правоохранительные органы и миграционные службы стран ЕС задержали 33485 украинских нелегалов, что превышает показатель 2016 года на 19%. Большинство проникших в ЕС нелегалов занимаются противоправной деятельностью: отмыванием денег, контрабандой, продажей наркотиков, торговлей людьми и прочим подобным «бизнесом». К тому же вместе с украинцами в Евросоюз поступает масса поддельных товаров. Статистика за 2018 г. пока что отсутствует, однако, по информации Европейской службы пограничной и береговой охраны, подобных случаев в прошлом году стало значительно больше.

В свете этого вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины И. Климпуш-Цинцадзе, пытаясь делать хорошую мину при плохой игре, всё же вынуждена признать, что «ЕС для себя утвердил механизм возможного приостановления «безвиза» для любой страны».

Когда не получается с тем, что просили, пытаются найти хоть что-то. Как заявил, например, представитель Украины при ЕС Н. Точицкий, в рамках «Восточного партнёрства» необходимо искать проекты, интересные для всей шестерки участников: «Яркий пример такого проекта, который лежит на поверхности, – это транспортные коридоры, с которым мы носимся уже несколько лет. Давайте сделаем коридор из Антверпена до Гданьска, от Гданьска по земле до Одессы, из Одессы по Чёрному морю до Батуми, от Батуми до Баку и дальше. И мы можем затронуть Беларусь, чтобы через Ковель они шли до Одессы». Но беда в том, что Киев собственноручно ввёл ограничения с Россией на транзит грузов и сокращает транспортное сообщение с РФ. Кроме того, какой транзит возможен в воюющей стране? Потому Украина пытается «протащить» провальные маршруты через множество границ и морей в Китай, а грузы спокойно идут через Россию и Белоруссию.

Учись, студент!

Пока Украина корчится в удушающих объятиях «Восточного партнёрства», Армения, например, добилась учёта своих национальных интересов в соглашении об ассоциации с ЕС. Экономическая часть договора адаптирована под членство Армении в Евразийском союзе, то есть изъяты положения, которые противоречили обязательствам Еревана по Таможенному союзу.

От подписания кабальных договоров отказалась Белоруссия, серьёзные переговоры ведёт Азербайджан. Президент Белоруссии большей частью вообще игнорирует мероприятия в рамках «Восточного партнёрства», например не собирается ехать на юбилейную встречу в Брюссель 13 мая. Более того, в конце 2018 г. российский и белорусский лидеры приняли решение актуализировать договор о создании Союзного государства.

Если приглядеться, сразу же становится заметно, что рост благосостояния населения наиболее заметен в тех странах бывшего СССР, которые сделали ставку на евразийскую интеграцию либо остались нейтральными (рис.1). Украина же вместе с Грузией и Молдавией пасёт задних, опережая лишь бедные государства Центральной Азии.

Получив в наследство от СССР развитую экономику и мощный промышленный потенциал, за годы «евроинтеграции» страна почти потеряла высокотехнологичные секторы экономики. В рейтинге глобальной конкурентоспособности от Всемирного экономического форума за 2018 год Украина потеряла две позиции по сравнению с прошлым годом и теперь занимает 83-е место из 140 участников рейтинга. Украины нет в рейтингах ОЭСР по удельному весу высокотехнологичной отрасли в ВВП и Всемирного банка по доле высокотехнологичной продукции в экспорте. О чем говорить, если доля высокотехнологичной продукции в общем объеме выпуска в 2016 и 2017 годах составила 1,4 и 1,5% соответственно?

Как отмечает директор департамента экономической политики Федерации работодателей Украины С. Саливон, с 2013 г. доля машиностроительного экспорта за пять лет снизилась с 16,3% до 11,6%, а в абсолютных показателях – с 10,3 млрд до 5,5 млрд долларов, то есть почти вдвое. Системные проблемы существуют во внешней торговле в целом, негативно отражаясь на экономических перспективах страны.

Что же в сухом остатке после отказов в более глубокой евроинтеграции, мелких подачек, бесконечных претензий, экономического кризиса и гражданской войны? Война с Россией. Как предлагает Польский институт международных дел (PISM), приоритетом развития «Восточного партнёрства» после 2020 г. должно стать «развитие сотрудничества в области политики безопасности, борьба с российской пропагандой, а также активизация инвестиций Евросоюза в данный регион». Как говорится, на безрыбье… Но насколько ЕС по советам Польши готов инвестировать воюющую Украину – большой вопрос.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru