Информационно-аналитическое издание

Загадки души избирателя Украины

Версия для печатиВерсия для печати

Всё смешалось в нашем украинском доме. Недавний опрос фонда «Деминициативы» и Центра Разумкова выдал ошеломляющие цифры. Оказалось, почти каждый четвертый из электората «Свободы» Тягныбока (23,1%) желает интеграции с Россией. С той самой Россией, которая названа «свободовскими» идеологами врагом номер один, на которого можно списать (и списываются ежедневно) все беды Украины. Включая наводнения, коррупцию и даже отсутствие чистой воды в кранах Львова.

Поистине возникла шизофреническая ситуация – электорат «Свободы» хочет сближения с теми, кого Тягныбок видит в страшных снах.

Но факт остаётся фактом. Специалисты в шоке. Известный киевский политолог Владимир Корнилов заметил: «23 % избирателей «Свободы», выбирающих Таможенный союз, - это откровенная неожиданность, которую можно объяснить только кашей в головах сторонников этой партии».

Пожалуй, что так. Этим объяснять ситуацию можно. Только есть ещё источники и составные части нынешней коллизии. И, думается, есть повод поразмышлять на тему: а кто сегодня составляет электорат «Свободы»? Как он формируется, за счёт кого меняется? И почему именно эти люди оказались среди потенциальных избирателей Тягныбока и Фарион?

Разумеется, наши выводы будут глубоко субъективны. Ведь настроения людей – категория тонкая, изменчивая, ускользающая от научного анализа и бухгалтерского учета. И всё же.

Традиционно авангардом и оплотом «Свободы» считают значительную часть жителей Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской областей и прилегающих к ним территорий. Именно здесь компактно проживают лица, способные любой разговор свести к вредоносности России. Этот контингент явился на свет в результате более чем столетней обработки умов и душ. Иную информацию, разумные аргументы эти господа практически не воспринимают. Либо реагируют агрессивно, либо выслушивают вас, но тут же заводят свою вечную пластинку под названием «Москалі згубили Украину».

Могла ли эта часть электората «Свободы» желать интеграции с Россией? Маловероятно. Ничего положительного, связанного с Россией, желать они не могут. Но в том-то всё и дело, что избиратель «Свободы» (и вообще радикальный избиратель) давно уже не ограничивается Западной Украиной. Национал-социалистические идеи с местечковым украинским привкусом готовы поддержать (осознанно или стихийно) сегодня совершенно иные, новые люди. И не видеть того, что радикальный электорат на Украине растёт за счёт этих новых людей небезопасно.

Открыто являет факт своей радикализации часть украинской молодежи. Об этом говорят тексты в социальных сетях, интернет-комментарии и другие примеры, вплоть до таких неожиданных, как внезапная бандеризация болельщиков киевского «Динамо». Что ж, молодые наиболее уязвимы. Примитивные лозунги быстро соблазняют юные души. Да и сама государственная идеология Украины из каждой телевизионной щели фактически оправдывает национальную неприязнь.

И все же, могли молодые любители дискотек и пива желать интеграции с Россией? Полагаю, что многие могли. Впрочем, есть ещё одна особая местная причина для такого нелогичного выбора. Но о ней мы скажем чуть ниже.

Скрыто дрейфует в сторону радикализма такая, казалось бы, благополучная часть украинского общества, как столичные и областные чиновники, офисные работники, менеджеры, клерки. Конечно, не все из них. Но ряд людей, принадлежащих к этим категориям, попал под влияние крайне националистических идей. Срабатывают и старинные провинциальные комплексы, и соблазн «простого решения проблем», и раздражение, усталость от надоевших политических лидеров и, конечно, неуклонное падение личных доходов. Не следует забывать, что городское чиновничество и разного рода менеджеры – это пробившиеся или активно пробивающиеся «в люди» недавние жители периферийных городков и сел. Идея украинства, понимаемая в русофобском аспекте, даёт им повод для самоутверждения. Для них крайний национализм делает легитимным то, чего раньше нужно было стыдиться. Теперь их провинциализм становится законным, титульным. И Тягныбок, внятно проговаривающий вслух тайные, пусть и нехорошие, движения их душ, рождает симпатию. К тому же радикалы дают этим новым людям новую удобную историю и приятных для них героев. А ещё твердое и гордое мироощущение, согласно которому украинец возвеличивается лишь за то, что он украинец.

Точно в такую же ложную идейную ловушку попали некоторые городские рабочие-выходцы из сёл, мелкие служащие, пенсионеры, некогда сбежавшие в столицу из колхозов, и просто люмпены Киева, Полтавы, Сум, Винницы, Хмельницкого. Им скрытый украинский радикальный национализм представляется крайней степенью патриотизма и тешит их местечковое самолюбие. Они ради самоутверждения готовы повторять лозунги украинских наци. Они же крайне страдают от постоянно снижающегося уровня жизни. И они же, как и названные выше категории, вполне могут высказаться за интеграцию… с Россией.

Странно? Сейчас поясним. Правда, без определённой исторической аргументации нам не обойтись.

Возникло это давно. В ходе нашей бурной и неоднозначной истории. Хитрое, иждивенческое отношение к России. Рассуждение вроде: «посулим москалям верность, воспользуемся ими для своей выгоды, а там посмотрим» существует не первое столетие.

Кстати, вспомнился недавний серьёзный и качественный телесериал «Раскол». Авторы весьма правдиво и узнаваемо воспроизводят сомнения царя Алексея Михайловича. Вот Украйна с казаками пришла под его руку. Но если посулят им ляхи или турки выгоду, не пойдут ли они против Москвы. И следует печальный вывод: пойдут и ещё за доблесть почитать будут, что ловко на глупом москале свою пользу выгадали.

Этот дух лукавого иждивенчества, недружественности, когда речь заходит о лакомом куске за чужой счет, этот дух сохранился. Жил он подспудно и в советское время. А во времена незалэжности зацвёл открыто и свободно. Сегодня он порождает сходные рассуждения: если незалэжнисть не терять, а Москве пообещать дружбу, то и в Таможенный союз ради выгоды вступить можно, и чуть-чуть интегрироваться. А можно вообще – пообещать, урвать и сразу назад. Да, не слишком изящный стяжательский дух. Он есть у нас и может диктовать самые неожиданные, противоречивые устремления (как простым избирателям, так и властям предержащим). Неприятно, но правда.

Третья составляющая электората «Свободы» (растущая и тоже вполне способная стремиться к интеграции с Россией) вот какая. Назовем её «призыв, сформированный Партией регионов». Именно так. Партия регионов – один из стабильных поставщиков сторонников для Тягныбока и компании.

На Украине растёт число людей не просто разочаровавшихся в регионалах, но лично обиженных и обманутых ими. Тех, кто надеялся на них по-настоящему. Они на зло, от острой неприязни к регионалам, выросшей из прежней любви, могут проголосовать не за «Батькивщину» с Яценюком, а именно за «Свободу». При этом, естественно, оставаясь сторонниками сближения с Россией. Скажут: такой «психологический» сегмент невелик. Возможно, однако, он есть. Встречал тех, кто в злорадном отчаянии повторял: «Пусть фашисты отберут ваши деньги, господа регионалы и поставят вас к стенке!» Да, это «партия отчаяния». Но чем больше будут открещиваться от своих предвыборных обещаний регионалы, тем ощутимее в электоральном поле будет эта прослойка.

Наконец, есть еще одна часть населения, которую специалисты-социологи (особенно теоретики) не распознают. Но мы-то, практики житейские, знаем таких украинцев. Назовем их «наивные слепцы». Это люди, по-детски закрывающие глаза, когда видят страшное. Это те, кто ждет только хорошего, даже если кругом мерзко донельзя. Это современные Маниловы, мечтатели, для которых (знаю таких) Тягныбок симпатичный мужчина с активной жизненной позицией, до покраснения глаз переживающий за народ. Эта часть электората, конечно, за сближение с Россией. Они вообще «за всё хорошее». Критический анализ им неведом и неприятен. Что они читают, смотрят, непонятно. У них – все хорошие.

Например, знакомый киевский врач (жена тоже медик) на последних президентских выборах вместе с супругой голосовал за Тягныбока. Причина? Он тоже врач по специальности. И это не дремучая деревня, это Киев, вроде столица. И таких добряков, таких прекраснодушных глупцов существует известное количество. И никакая социология их не учтёт. Что ещё раз подтверждает мысль, высказанную выше: движения в сознании и душах людей – вещь тонкая и трудноуловимая.

Одно несомненно: обнищание народа, ложь в средствах массовой информации о том, что мы стабильно развиваемся, предвыборная истерия прозападных сил, дестабилизирующая ситуацию в стране (им это нужно и выгодно), – все эти факторы будут способствовать тому, что в лагерь «Свободы» будут стекаться новые, самые неожиданные избиратели. Действительно, с кашей в умах и сердцах. И в какой графе они поставят свою «галочку», предсказать невозможно.

Увеличению числа голосующих за радикалов будет способствовать невиданная поддержка националистов со стороны массмедиа. В частности, Первого Национального канала с Савиком Шустером на знамени. А также параноидальная активность «Свободы» в Киеве и других, до недавнего времени «не их городах».

Кстати, на соседней со мной улице в старом городе разъезжают агитационные автомобили «тягныбоковцев», и агитаторы до темноты «просвещают» стоящих возле них киевлян самых разных возрастов. Такой активности и близко не наблюдается у других участников парламентских гонок. И какую часть не своих избирателей «Свобода» сагитирует голосовать за неё, тоже неведомо.

И все же те избиратели, кто в издёрганном состоянии души только лишь помыслили о «Свободе», но являются сторонниками сближения с Россией, должны определенно знать: никто из вменяемых российских политиков никогда не будет иметь дела с фашистами.

При нацистах у власти не только интеграции Украины с Россией не будет. Вообще ничего не будет! Ибо эти паны не способны к позитивному действию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору